Место силы: Богемный район Палермо в Буэнос-Айресе

Буэнос-Айрес – это как другая планета. Город, расположенный далеко практически ото всего и всех. Город-порт, от которого всегда можно было ждать чего угодно. Мало ли что принесет с собой новый корабль: отчаянных моряков, желтую лихорадку или тысячи переселенцев. Сейчас самый красивый район города – это Палермо. Рассказываем, почему он таким стал – и что там посмотреть сейчас. Тебя ждут шумные бары, тихие дворы, безумный стрит-арт, танго-концерты и модные магазины.

В середине XIX века в Аргентине был принят ряд законов, облегчающих адаптацию иностранцев: им гарантировались различные льготы, свобода вероисповедания и толерантность. Аргентине нужно было заселить безжизненную степь, и сюда хлынули переселенцы со всех уголков мира: больше всего итальянцев, а за ними испанцы, ирландцы и греки, армяне и евреи, арабы и датчане, чехи, литовцы и поляки, беларусы, русские и украинцы. В начале XXвека, через сто лет после того, как страна освободилась от колониального правительства, хаоса, войн и поиска самоидентичности, Аргентина разбогатела и стала одной из самых развитых стран Латинской Америки. К тому времени уже половина жителей Аргентины были иностранцами. Кажется, что тут до сих пор витает это чувство инопланетности. И совсем неудивительно наткнуться здесь на памятники Тарасу Шевченко или повстречать аргентинцас татуировкамина русском языке: любовь, воля, революция. 

Палермо – самый большой, красивый и безопасный баррио (район) Буэнос-Айреса. Это такой отдельный мирок, который делится на несколько частей: богемный Палермо Голливуд (Palermo Hollywood), престижный Палермо Чико (Palermo Chico), исторический Палермо Вьехо (Palermo Viejo) и современный, по типу Нью-Йорка и Лондона, Палермо Сохо (Palermo Soho). 

 

Первая версия того, откуда появилось название этого баррио – Палермо – гласит, что оно обязано некому Хуану Домингесу Палермо. Ему эта обширная территория досталась, когда он женился на одной знатной даме, а она в свою очередь получила ее от испанского основателя города Буэнос-Айреса Хуана Де Гарай при разделе земельных угодий в 1580 году. Так эти земли стали именоваться «землями Палермо».

Вторая – что тогдашний губернатор Буэнос-Айреса Хуан Мануэль де Росас решил построить посреди зарослей кустарника и болот свою резиденцию. В итоге возникла великолепная усадьба с галереей, украшенной колоннадой, с прудом, садами, часовней, посвященной Сан Бенито де Палермо. Говорят, Росас очень гордился своей роскошной резиденцией. Вообще, Хуан Мануэль де Росас в Аргентине фигура довольно спорная, известная своими жестокими походами против коренного населения в Патагонии – после них Патагония вошла в состав Аргентины. 

После свержения диктатора Росаса к власти пришел Доминго Фаустино Сармьенто, который решил стереть воспоминания о своем враге и стал на этом месте отстраивать публичный парк. Парк получил название «Третье февраля» (Tres de Febrero, Av. Infanta Isabel 410). Дальше – больше. К концу XIX века Аргентина начала стремительно богатеть и развиваться, а Буэнос-Айрес во всем, почти до абсурда, подражал Парижу. В этом легко убедиться, если ты прогуляешься по авенида Альвеар (Avenida Alvear), – здесь тянется вереница аристократических дворцов. Впрочем, есть еще одна причина, по которой эта местность в какой-то момент так развилась. В середине XIX века в городе началась желтая лихорадка, уносившая множество жизней в день. Аргентинская аристократия бежала из города и переселялась сюда – на тогдашнюю окраину Буэнос-Айреса и нынешнюю Реколету. Вскоре Реколета стала частью города. Аристократия начала отстраивать здесь свои дворцы и элитные клубы. Эта территория сегодня называется Палермо Чико (Palermo Chico) и на широком проспекте Либертадор в кафе Tabac собирается весь местный бомонд преклонного возраста, который совсем не мешает им блистать. 

Палермо Вьехо, или старый Палермо (Palermo Viejo) – уже с другим настроением, это простые забегаловки и рассказы Хорхе Луиса Борхеса. Считается, что Палермо Вьехо когда-то было пристанищем плохих парней, богемы, любителей танго, всех тех персонажей, которых оживил в своих рассказах Борхес. Кроме того, в начале XX века здесь селились в основном итальянские, испанские и армянские иммигранты. В восьмидесятые в эту часть города стали переезжать молодые художники и другие интеллектуалы. Вскоре баррио получил популярность и его начали восстанавливать, а дома реставрировать, сохраняя их оригинальную структуру и фасад. Стали строиться новые современные здания. Хозяева принялись выгодно сдавать свои дома. Старый Палермо разделился на две зоны: Палермо Голливуд и Палермо Сохо. Так появилось новое социальное пространство. Дома мутировали, превратившись в галереи, рестораны, бары, отели-бутики, аутлеты и винотеки. И теперь каждые выходные тут бродят толпы народа. 

 

 

 

Палермо – это улицы, залитые солнцем, аромат кофе и местной гастрономии: эмпанадас и медиалунас. Здесь, пылясь под солнцем, припаркованны машины, кажется, позабытые кем-то много лет назад. Проносятся винтажные автобусы контрастных цветов. Тянутся модные кафе, типичные аргентинские бодегоны и пульперии. В пределах Палермо расположено большинство дизайнерских магазинов (Santa Rosa 4909) и магазинов популярных брендов (например, на пересечении улиц Armenia и El Salvador или Gurruchaga и Loyola), аутлетов (Paraguay 4979), галерей и музеев современного искусства, например, Malba (Av. Pres. Figueroa Alcorta 3415).

Кроме того, это самая зеленая зона в городе: много роскошных садов, парков, аллей и озер. Прогуляйся по японскому саду Jardín Japonés (Av. Casares 2966) или саду роз Rosedal. Здесь посажены розы самых разных цветов от дымчатых до бордовых и пурпурных, а среди всей этой феерии стоят вековые деревья с громадными корнями. 

Пройдись по всем улочкам Палермо, мимо ветхих домов с распахнутыми ставнями, которые прячутся за густой листвой деревьев, мимо кафе на углах зданий, мимо современных домов с четкими линиями и широкими окнами. Двигаясь по улице Thames, заглядывай во все магазинчики, книжные и бары. Потом заверни в очень узкий красочный переулок Санта Роса (Santa Rosa) и через него выйди к самому сердцу Палермо Сохо – площади Хулио Кортасара (Plaza Serrano). Здесь каждые выходные проходит ярмарка, где продают бижутерию с блестящими камешками, бусы, мате, сомбреро, узорчатые ткани, украшения и ножи. Главный камень Аргентины – родокрoсита (родохрозит) или роза инков. По легенде, этот кристалл малинового цвета, похожий на цветок розы, в XIII веке нашли инки. Они верили, что это капли отвердевшей крови храбрых вождей. Теперь этот розовый камень считается символом любви, творчества и жизненной силы. Здесь же можно купить традиционное аргентинское пончо. Пончо, как и мате, – один из атрибутов гаучо. Гаучо –это дерзкий аргентинский персонаж, на коне и с ножом, метис, рожденный от испанца и индейской женщины. И, соответственно, по законам того времени – изгой общества, которого не любили и не принимали. Жил он свободной жизнью, никому не подчиняясь, в бескрайней степи (пампе), по которой бродили бесчисленные стада и дикие табуны. 

 

 

 

Уличное искусство в Буэнос-Айресе встречается на каждом шагу, чуть ли не каждая стена украшена множеством граффити. Все, конечно, на тему свободы, политики и феминизма, но больше всего метафизического в латиноамериканском стиле. Если знаешь испанский и вдруг в узком дворике среди настенных росписей найдешь слова, которые неизвестно как переводятся, то, скорее всего, – это лунфардо. Такой язык улицы, лексическая смесь: итальянский, цыганский, португальский, испанский. Например, не привычная «чика», а «мина». Когда-то танго писались на лунфардо. Им пользуются повсеместно и сегодня. 

В Палермо можно бродить весь день. И так дойти до конца баррио, где спрятана дикая пекарня Salvaje Bakery (Dorrego 1829). Это концептуальная маленькая пекарня, где вся выпечка делается тут же на месте. Хлеб из ржаной, льняной, гречневой муки. Ребята никогда не платят за рекламу, но по выходным кафе забито до отказа. Когда не так много народа, приятно здесь съесть какой-нибудь фантастический круассан или выпить кофе, наблюдая за тем, как аргентинские парни что-то пекут под Radiohead. Концепция заключается в том, что нет никаких правил и каждый день – это возможность испечь что-то новое, если немного поэкспериментировать. 

После долгих блужданий, когда надоело объедаться дико сладкой аргентинской сгущенкой в Dulce de leche & Co. (José Antonio Cabrera 5061) или пить вино в Vico Wine Bar (Honduras 5799), сходи на меланхоличную прогулку среди старинных склепов. Кладбище Реколета (Junín 1760) – это лабиринт, из которого порой очень сложно найти выход. Внутри кладбища находятся элегантные склепы с ангелами и часовнями, с фресками и мозаиками, но попадаются и совсем мрачные – заброшенные с пыльными гробами. В одном из склепов захоронена Эвита Перон. Она родилась в большой бедной семье, в 15 лет отправилась покорять Буэнос-Айрес, мечтая стать актрисой, и превратилась из девушки, работавшей в кабаре, в первую леди Аргентины и любимицу всех бедняков. После смерти в 33 года от тяжелой болезни Эвита превратилась в легенду. Еще тут и днем и ночью ходит кот с разными глазами и одним ухом. Считается, что повстречать его – к удаче. 

В Палермо можно забраться в самый шум, а можно в самую тишь дворов. Когда захочется остановить непрекрaщающийся поток мыслей, отправляйся на городской ипподром (Av. del Libertador 4101). Днем здесь мало народу, широкое иподромное поле, лошади, просторные прохладные залы, в которых сидят завсегдатаи и надеются выиграть. Время здесь кажется бесконечным. Только скачки иногда перебивают это состояние. К вечеру, чтобы прийти в себя, охладись в знатном баре Rabieta (Av. del Libertador 4101), который находится тут же. Или пройдись до планетария (Av. Sarmiento 1425), чтобы помечтать о запредельном. 

 

 

Вечером Буэнос-Айрес пробуждается от дневного сомнамбулического сна. Город заполняется людьми и шумом. Можно сразу же зависнуть на углу с шампанским или пойти танцевать, скажем, в бар Paseo Inmoral Social Club (Cabrera 5100), чье славное название (аморальная прогулка) отсылает к аргентинскому року, который здесь в почете не меньше, чем танго. Еще можно заглянуть в ультрамодный бар Uptown (Arévalo 2030): ром, крафтовое пиво, аргентинский мальбек, старый добрый виски и любимый всеми аргентинцами ликер Fernet Branca. Есть и более альтернативный вариант. EL CAFF (Sánchez de Bustamante 772) напоминает подпольный клуб. Не жди от этого места элегантной обстановки. У заведения слава полуанархистская, полубогемная: оно напоминает огромный амбар со стульями и столами, на стенах висят издевательские политические плакаты. Публика местная: взрослые люди, молодежь, дети, их бабушки и панки. Незатейливое меню: трагос (коктейли), пиво и пицца. Сцена, на которой по средам выступают те самые оркестры, багодаря которым Буэнос-Айрес получил свою славу города танго. Типичный оркестр танго – это скрипки, контрабас, бандонеоны, фортепиано, гитара и солист. Танго нового формата играют брутальные парни с татуировками, они умудряются экспериментировать, оставляя музыку танго в ее традиционной форме: страстное, уличное и взрывное. Такой концерт – мощный заряд, после которого уже не хочется возвращаться в обыденный и скучный мир. При этом стоимость концерта – как чашка кофе в какой-нибудь модной кофейне. 

Буэнос-Айрес – это поворотный пункт, и по всем законам кинематографа тут обязательно должно случиться что-то, что изменит твою жизнь. Поскольку фильм латиноамериканский, то кульминацию предугадать сложно. Ясно только одно – это мелодрама. 

 

Текст – Анна Строе  

Фото – thecasualfree.comthislifeoftravel.comCondé Nast Traveleryoungadventuress.comtaramilktea.blogspot.com

 

Тэги: Аргентина, Буэнос-Айрес

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше