Опыты. Как встречают Новый год в Китае?

Журналистка и наша постоянная авторка Мария Михалева недавно уехала работать в Китай, поэтому ей посчастливилось попасть на один из самых больших праздников в стране – Новый год, или Фестиваль весны. О том, как и когда отмечают Новый год в Китае и чем празднования отличаются от привычных нам – слово Марии.

 

Китайский Новый год – еще его называют Фестивалем весны – длится пятнадцать дней. Его наступление рассчитывается по лунному календарю и выпадает на разные даты, и в этом году выпало на 4-е февраля. 

Я поехала в Китай по работе в конце прошлого года и, несомненно, обрадовалась, что смогу провести Фестиваль весны в самой Поднебесной. Мне, как и большинству китайских работников, предоставили неделю отпуска. Я очень хотела отметить новый год в китайской семье и попробовала найти хоста по каучсерфингу, но это оказалось непростой задачей: мало кто готов принять гостей в праздничную ночь. 

Зато русская девушка Катя, у которой я за пару месяцев до этого останавливалась по каучсерфингу в Сиане, пригласила меня отметить праздник вместе. «Город украсили просто потрясающе, я таких драконов никогда не видела!» – убеждала меня она – и я соблазнилась. За три дня до нового года я выехала из своего городка автостопом и уже к вечеру была у Кати. 

 

 

«Проехать десять, двадцать, а то и тридцать часов в переполненной сидячке, где курят, заваривают ядрено пахнущую лапшу и храпят, – то еще удовольствие, а уж если придется стоять – вообще туши свет»

Новый год: традиции


Из России китайский Новый год виделся мне как нечто волшебное и сказочное: двенадцать знаков зодиака, красные фонарики, драконы, фейерверки… Мне казалось, что китайцы часами будут рассказывать мне о китайском гороскопе и традициях, формировавшихся тысячелетиями. Но мои фантазии начали рушиться, когда от нескольких коллег я получила скомканное резюме праздника: «Мы собираемся с семьей и едим, а после – навещаем родственников». А фейерверки в больших городах – представьте себе – запрещены: они загрязняют и без того плохой воздух. 

К счастью, в Сиане я познакомилась с отлично говорившим на английском китайцем, который меня просветил. В основе праздника лежит легенда о злобном монстре Ниен (年, кит. «год»), который всячески портил людям жизнь в канун Нового года. Но потом китайцы обнаружили, что он боится громкого шума и красного цвета. Чтобы отпугнуть монстра, они не спали всю ночь, украшали дома и наряжались в красный и взрывали фейерверки и хлопушки. И по сей день по обеим сторонам входных дверей вешают или клеят красные плакаты с пожеланиями всяческих благ.  

Выражение «Новый год – семейный праздник» в полной мере воплощается в Китае. Если мы не против отметить его с друзьями или воспользоваться длинными выходными, чтобы отправиться в заграничное путешествие, то для китайцев практически неотъемлемое условие празднования – семейный круг. Кроме того, в стране нет такого понятия, как ежегодный отпуск, и привычные нам две-четыре недели отдыха тут никому и не снились. Для многих Весенний фестиваль – единственный шанс увидеть родителей, поэтому, дождавшись его начала, миллионы китайцев срываются с места – и, предсказуемо, наступает транспортный коллапс. 

Билеты на поезда скупают загодя, так что менее расторопным достаются стоячие места, которые, к тому же, не уступают в цене жестким сидячим. Проехать десять, двадцать, а то и тридцать часов в переполненной сидячке, где курят, заваривают ядрено пахнущую лапшу и храпят, – то еще удовольствие, а уж если придется стоять – вообще туши свет. Зато для автостопщика новогодняя «миграция» – это плюс: по моим наблюдениям, поток машин вырос будто бы раза в два, поэтому легче найти авто на значительные расстояния.

Канун нового года в Китае похож на наш: вся семья в сборе, по телевизору идет гала-шоу на центральном канале CCTV – местный аналог «Голубого огонька», а стол ломится от еды. Но главное блюдо – дамплинги, китайский вариант пельменей –  едят в первое утро нового года. Обычно их готовят всей семьей по собственному рецепту. Иногда в один из дамплингов прячут монетку – и тому, кому достанется угощение с сюрпризом, весь год будет сопутствовать удача. 

Весенний фестиваль – время навестить родственников и друзей. По традиции, замужние женщины проводят праздник с семьей супруга, а на третий день отправляются к своей семье. Но это правило работает не всегда, особенно если семьи мужа и жены живут на разных концах страны – тогда приходится договариваться о графике визитов на несколько лет вперед. Новогодние подарки в Китае дарить не принято. Радуют только детей, которые получают от родни деньги в красных конвертах до тех пор, пока сами не начнут зарабатывать.

Завершается Весенний фестиваль через пятнадцать дней Праздником фонарей, в который готовят сладкие дамплинги юаньсяо, представляющие собой рисовые клецки с фруктовой, ореховой, бобовой или другими начинками. Как и следует из названия, улицы украшают красными фонарями. Прямо на них или на прикрепленной записке пишется загадка и подсказка к ней: является ли ответ предметом, человеком, местом или явлением. Вот пример такой загадки: «Что принадлежит тебе, но чаще используется другими?». Ответ – «имя». 

 

 

Новый год: за два дня до


Катя в последний момент решила, что хочет провести новогодний отпуск на море: в задымленном Сиане она очень соскучилась по голубому небу и солнцу. Она предоставила в мое распоряжение квартиру и сообщила, что на следующий день проходит встреча каучсерферов, где я смогу завести знакомства и найти компанию на Новый год. На следующий день она улетела, а я впервые в жизни отправилась на Couchsurfing Meet Up. 

Компания подобралась разношерстная: работающий в Сиане малазиец, двое студентов-пакистанцев и путешественники из Британии – парень и его девушка-испанка. Вместе мы отправились исследовать предновогодний город. Центром торжеств стала пешеходная улица YantaS за Большой пагодой диких гусей (Даяньта). Катя ничуть не преувеличила: такого великолепия я и правда нигде не видела: парящие воздушные змеи, сияющие фонарики на деревьях, подсвеченные конструкции… По обеим половинам улицы в противоположные стороны тек плотный живой поток, разделенный гигантскими декорациями. Нам со спутниками приходилось постоянно махать друг другу, чтобы не потеряться в толпе, казалось, что мы участвуем в демонстрации. 

 

«По обеим половинам улицы в противоположные стороны тек плотный живой поток, разделенный гигантскими декорациями»

 

На небольших сценах походу улицы и главной в ее конце выступали артисты: юные рэперы с цветными волосами, танцовщицы в традиционных платьях, балетная труппа в причудливых костюмах, которые потом раздулись в фигуры коней, превратив облаченных в них мужчин в подобие кентавров… Полюбоваться представлениями можно было только в экранах задранных над толпой телефонов: все загораживали чужие головы и руки. Но это никого не смущало: все улыбались, выстраивались в очереди, чтобы сфотографироваться с декорациями, и закупались сувенирами и угощениями. 

Еще издали я увидела, что один из торговых рядов венчает надпись «Russia» и кремлевские башни. Я бросилась к нему, но русской едой там и не пахло, как и русским духом. Я все равно радостно объясняла продавцам разных ларьков, что имею к России самое прямое отношение. «Что, русская, что ли?» – наконец, ответили мне на кавказский манер. Оказалось, что в одном из ларьков торговали шашлыком узбеки. 

Не знаю, чем руководствовались организаторы, но торговые ряды других стран и регионов тоже никак не соотносились со своими названиями: в «Европе» и почему-то выделенной из нее «Италии» торговали китайскими угощениями, а в «Америке» предлагали «французский мусс». А вот моим пакистанским спутникам повезло: в «родной» палатке они обнаружили соотечественников, которые мастерили традиционные шкатулки и корзины. Но и мне довелось встретить русских – нескольких местных студентов. Двое из них готовили репортаж о китайском Новом годе для российского телеканала и тут же взяли нас в оборот и провели интервью о впечатлениях. Я заверила, что в полном восторге, но при ответе на вопрос, порекомендую ли я приехать на Новый год в Китай, замялась и призналась: «Пока не знаю, ведь сам Новый год только завтра».

 

 

 

 

Новый год: накануне


На следующий день я снова встретилась в центре с парой из Британии. К нам присоединилась китаянка-каучсерфер с мужем и сестрой, и мы уже предвкушали, как зададим им кучу вопросов и даже понадеялись, что получим приглашение к новогоднему столу. Но радость была недолгой: спустя минут двадцать женщина объявила, что планирует отправиться с семьей на шопинг. Как выяснилось, это тоже традиция – закупать одежду накануне Нового года, чтобы встретить его в новых вещах. Предпочтение отдают красным нарядам, а вот популярной у меня на родине моды выбирать одежду любимых цветов символизирующего год животного на родине восточного гороскопа нет. Зато немало китайцев стараются подгадать, чтобы ребенок появился на свет в удачный год: скажем, рожденные в год дракона станут уважаемыми людьми, а вот «лошадкам» придется много «пахать». Наступивший год золотой свиньи тоже считается благоприятным: дети-поросята должны быть богатыми и счастливыми. 

Не забыв сделать пару фотографий с «лао ваями» (кит. «иностранец») на память, наши китайские знакомые оставили нас посреди Мусульманской улицы – одной из главных достопримечательностей города. Это почти километр стрит-фуда в прямом смысле на любой вкус. Чего здесь только не продают: от морских гадов и дамплингов до вонючих дурианов и разноцветных конфет размером с мячик для пинг-понга, которые выпускают дымок, когда кладешь их в рот. Здесь царит атмосфера арабского базара: что-то шипит и кипит в огромных чанах, продавцы зазывают купить фрукты в карамели или мясо на шпажках именно у них, а не в одном из десятка таких же ларьков. Как я убедилась впоследствии, вернувшись сюда еще раз, толкотня и суматоха царит здесь не только в канун праздника, но буквально целый день. В тот раз я была сыта и воздержалась от дегустации, а в другой раз меня затащил сюда встреченный на улице ростовчанин Адам, с которым мы разделили копченого осьминога и запеченного в панировке краба по 20 юаней за порцию.

Плутая по улочкам старого города, мы пытались найти спрятанную между сотен одноликих домишек Сианьскую соборную мечеть – одну из старейших в Китае. Но вместо этогообнаружили буддистский храм Du City God Temple, куда бесплатно мог зайти любой желающий. На улице перед ним что-то жгли – но мы пришли слишком поздно, чтобы понять, что именно. Ответ мы узнали позже: весь вечер прямо посреди улиц китайцы разводили костры из игрушечных денег, которые продавались в ларьках. «Прежде люди верили в существование загробной жизни и сжигали ненастоящие деньги, чтобы мертвым было лучше. Но сегодня так делают только старики и те, кто верят в иной мир», – позже объяснил мне знакомый пекинец.

Предположив, что кульминация праздника развернется на пешеходной улице, мы добрались до туда и обратились в офис туринформации, чтобы узнать план мероприятий. Сотрудница, пользуясь рисунками и жестами активнее, чем английским, сообщила, что через полчаса перед Большой пагодой диких гусей начнется музыкальное шоу фонтанов, а в полночь возле Южных ворот городской крепостной стены будет световое представление. Вместе с четырьмя узбекскими студентами, с которыми мы познакомились в туристическом офисе, мы отправились к фонтану – как оказалось, самому большому в Азии. Мы надеялись занять место заранее, но все равно оказались лишь в третьем ряду. Шоу было отменным, но позже я узнала, что аналогичное проходит в 20:30 ежедневно. 

 

«Обычно шоу проходит каждый вечер, часов в восемь, – ответил нам мужчина, удивленный нашей взволнованности. – Но сейчас же Новый год, все уже спят»

 

Еще раз потолкавшись на пешеходной улице вместе с нашими новыми знакомыми, мы отправились в сторону Южных ворот. На улицах суетились улыбчивые люди, магазины и кафешки стремительно закрывались, улицы подмигивали сотнями фонариков – все это внушало предчувствие чего-то грандиозного. Но когда мы за пятнадцать минут до двенадцати добрались до места, то не увидели никаких признаков предстоящего торжества: никто не толпился в ожидании, а иллюминация на башне была погашена. Неужели перепутали место? Неужели пропустим самое главное? Может, все происходит где-нибудь в паре кварталов отсюда, и мы еще успеем добежать?

Неподалеку светились витрины ночного продуктового, и я ворвалась туда с одним из узбеков. 

– Кто-нибудь здесь говорит по-английски? – закричала я.

– Чем я могу вам помочь? – подошел к нам закончивший с покупками китаец.

– В туринформации нам сказали, что возле Южных ворот в полночь будет световое шоу. Не знаете, состоится ли оно?

– Обычно оно проходит каждый вечер, часов в восемь, – ответил нам мужчина, удивленный нашей взволнованности. – Но сейчас же Новый год, все уже спят.

– То есть как это – спят? Ведь именно что Новый год! – так и осели мы.

Мужчина лишь повторил сказанное. По нему и другим неспешным покупателям было видно, что плевать они хотели, что меньше чем через полчаса наступит первый день по их лунному календарю. Старинный обычай не спать до утра, чтобы не дать набедокурить монстру Ниен, сегодня хранят лишь в деревнях – но в крупных городах новогодняя ночь ничем не отличается от остальных.

Наши спутники сполна разделили с нами разочарование. Мы ничего не пропустили – но ничего и не было, так что мы были обречены встретить полночь в ближайшем Макдональдсе. Перекусив картошкой фри и бургерами, мы двинулись по домам – благо, автобусы ходили как обычно – почти до часа ночи.  

 

 

Чем еще заняться в Сиане?


В Сиань едут прежде всего ради Терракотовой армии – императорского захоронения с глиняными скульптурами, охраняемого ЮНЕСКО. Масштабный мавзолей предназначался для императора Цинь Шихуанди, который не только стал первым правителем объединенного Китая, но и ввел единую письменность и систему летоисчисления. Гробница правителя воссоздавала страну в миниатюре, а сопровождать императора в ином мире должны были более семи тысяч терракотовых воинов. Каждый из них был выполнен вручную и имел уникальную внешность и обмундирование, соответствующее его званию и воинской «специализации».

Я посетила Терракотовую армию еще в первый визит в Сиань. Мой хост горячо рекомендовала мне взять экскурсию, и на подходе к кассам меня окружили гиды, предлагавшие туры на английском разной степени понятности, но я пожадничала – билет и так стоил € 15,5 (120 юаней). 

Достопримечательность находится в пригороде, добраться до туда можно на городских автобусах 307 (идет мимо Большой пагоды диких гусей) и 306 (от главного вокзала). Посещение отнимет как минимум полдня: время в дороге от дома моего хоста без пересадок составило почти два часа.

Другой день стоит потратить на сам Сиань – один из старейших городов Китая, бывший его столицей в течение правления тринадцати династий. Исторический центр города окружен крепостной стеной, к которой относятся те самые Южные ворота. Во время фестиваля стены украсили декорациями, за подъем наверх нужно было отдать около € 13 – обычно это стоит раза в два раза дешевле. Также можно арендовать велосипед и проехаться на нем поверху. 

В самом центре города возвышается Колокольная башня, получившая название из-за располагавшегося здесь колокола, более четырехсот лет знаменовавшего приход утра. Сегодня огромный колокол перенесен в Музей стел (碑林), а по утрам проигрывается запись его звона. Об окончании дня прежде возвещал бой ударных с Барабанной башни, расположенной по соседству и сейчас превращенной в музей барабанов.  

За пределами крепостной стены расположились уже упомянутая выше Большая и Малая пагоды диких гусей. Суммарная стоимость посещения Большой пагоды (за вход внутрь огражденной территории и само здание) – около € 8, а в Малую пагоду пускают бесплатно (но не забудь паспорт).

Любителям неспешных прогулок могу порекомендовать парк Qujiangchi. Вход бесплатный, а благодаря отражениям в воде получаются очень симпатичные кадры. 

Мой хост Катя советовала меня заглянуть в ParkQin – подвальный бар с живой музыкой и вдохновленным Терракотовой армией оформлением, но оценить лично ее рекомендацию я не успела. 

 

 

 

Рекомендации и лайфхаки

 

  В Китае заблокированы такие привычные сайты, как Google, YouTube и Facebook, так что заранее скачай VPN. Я пользуюсь платным ExpressVPN, но неплохи и бесплатные аналоги – например, TurboVPN.

  Я заранее загрузила китайский, английский и русский оффлайн-пакеты для Google.Translator, что не раз меня выручало с простыми вопросами вроде: «Сколько это стоит?» и «Едет ли этот автобус в центр?». Если планируешь покупать SIM-карту, можешь загрузить онлайн-переводчик Baidu: он более точен, так как разрабатывался именно под китайский язык. Программа умеет не только распознавать и переводить речь, но и расшифровывать иероглифический текст с фотографии.

  Чтобы строить маршруты общественного транспорта, скачай карты Baidu: они работают только с интернетом и доступны лишь на китайском, но интерфейс интуитивно понятен. 

  Советую купить юани на родине или брать с собой доллары. На безналичный расчет лучше не полагаться: привычные нам Visa и MasterCard принимают далеко не везде. 

  Расписание и стоимость билетов на поезда удобно узнавать на сайте CTrip, у которого есть русскоязычная версия. Там же можно приобрести билет онлайн с небольшой комиссией – около € 2,5 евро, а после получить его в кассе вокзала. При необходимости сдать билет можно также через сайт с потерей части стоимости. 

  Самое загруженное время для железных дорог – несколько дней перед праздниками, когда все едут к семье, и последние дни каникул, когда все возвращаются обратно. В середине новогодней недели посвободней, но все равно лучше купить билеты заранее.

  По китайским законам иностранцу необходимо зарегистрироваться в полиции в течение 24 часов после прибытия на новое место проживания. Если ты остановился в отеле, об этом позаботится администрация. Однако далеко не все готовы этим заморачиваться, так что многие отели – увы, как правило самые дешевые – «лао ваев» просто не принимают. Об этом обычно предупреждают в описании на Booking, но не всегда – так что я на всякий случай проверяю, есть ли у места отзывы от путешественников из-за рубежа.

  Мой личный топ полезных фраз для Китая – «Нихао» (привет), «Сьесье» (спасибо) и «Тинбудон» (не понимаю). 

  Смирись, что китайцы будут периодически проситься с тобой сфотографироваться – или в наглую снимать тебя без разрешения. Зато и сами они толерантно относятся к фотографам: я снимала людей на улицах без всякого стеснения, и никто не возражал.

  Я переживала, что в первый день года магазины будут закрыты, и закупила еду впрок. Мои опасения оказались напрасными: торговые центры в Сиане работали, хотя и по сокращенному графику.

 

​​​​​​​

 

Фото – Мария Михалева

Тэги: Китай

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше