Поезд Гоа – Мурдешвар, или увидеть Индию за 24 часа

Начинающая писательница из России Анна Трофимова много путешествует и выбирает при этом не самые тривиальные маршруты. К примеру, не так давно девушка была в Индии, где решила совершить поездку своей мечты – и за сутки на поездах, автобусах и тук-туках проехала по стране 500 километров. О том, как все это было – в рассказе Анны.

 

Я лежала на верхней полке и видела сквозь решетки на окнах затуманенные просторы. В воздухе витал навязчивый запах туалета, сверху кто-то харкался на пол, а со всех сторон слышался кашель. «Тюрьма?» – спросишь ты. «Индийский плацкарт», – отвечу я.

 

 

 

9.00 AM

 

 

Как-то утром, возвращаясь с пляжа, я прогуливалась по шумной улочке Кандолима, и индийский мальчишка вручил мне листовку одного из туристических агентств, так расплодившихся за последние пару лет в Гоа. «Спешл оффер» обещал экскурсию «Северный Гоа – Гокарна – Мурдешвар» за $ 50 с человека. В тот момент я как раз только что сделала глоток воды и вдруг резко выплюнула его изо рта – просто я всю жизнь мечтала о такой поездке. Хотя цена для Индии действительно была заоблачной.

«Ну что, поедем в Мурдешвар? Говорят, там самый большой Шива в мире», – предложила я напарнику. «А поехали!» – ответил голос моего бессменного товарища. В чем были, налегке, мы добрели до ближайшей остановки и стали ждать автобус до Панаджи – гоанской столицы. Наверное, не стоит и говорить, что никаких экскурсий мы не брали – в Гоа это просто безумие.

Я была в Индии уже в третий раз, поэтому без всяких путеводителей знала, как добраться из Гоа в соседний штат Карнатака. Гоа условно делится на две части: тусовочный север и романтично-идиллический юг. Самый крупный железнодорожный вокзал Madgaon, откуда можно уехать и в Дели, и в Мумбаи, и в Бангалор, и в кучу малоизвестных индийских местечек, находится на юге, в городе Маргао. Чтобы доехать до него из северной части, нужно сначала сесть в первый же автобус до Панаджи (а они ходят из любого прибрежного поселка каждые 20-30 минут), затем из Панаджи до Маргао, а с автовокзала Маргао до железнодорожной станции на тук-туке.

 

 

9.15 AM

 

 

И вот мы уже на одной из импровизированных остановок Кандолима. Через пять минут подъехал автобус. На табличке было написано что-то на хинди, но из двери высунулся худосочный парень, он же кондуктор, он же зазывала, и начал кричать: «Панджим! Панджим! Панджим!» – именно так индийцы называют столичный Панаджи. Этот же парень, кстати, открывал и закрывал дверь в автобус, дергая за веревочку – никаких автоматических механизмов.

Мы залезли в автобус, толкаясь среди школьников, в выглаженной сине-белой форме, и обычных рабочих, которые периодически до нас дотрагивались. Многие, кто бывал в азиатских глубинках, знают, что для местных встретить человека со светлой кожей – к большой удаче. 

Было душно, и мы, подвешенные за поручни, жадно глотали свежий воздух из открытых окон. Индийские автобусы славятся своей оригинальностью и сходством скорее с консервной банкой (причем очень нарядной – с люстрами, коврами, бахромой), нежели с общественным транспортом. А как по мне, они ничем не страшнее наших ПАЗиков. Я много лет жила в Нижнем Новгороде и каждый день каталась на таких автобусах, поэтому знаю, о чем говорю. Автобусы в Индии так же бесстрашно петляют по дорогам и с той же беспощадностью к пассажирам подпрыгивают на всех лежачих полицейских, кочках и ямах. 

 

 «Мы вдыхали аромат морепродуктов, выхлопных газов, благовоний и мусора – одной из горячо любимых мной тошнотворных смесей. Это и есть запах счастья» 

 

Увидев эмоции, жесты и поведение местных водителей, можно понять, насколько близки друг другу могут быть люди из разных стран. Отпечаток разных культур можно заметить лишь в мелочах: у них вместо кофе 3-в-1 в пластиковом стаканчике – масала-чай в термосе, вместо икон на приборной панели – надпись «Харе Кришна» на лобовом стекле, а вместо шансона доносятся бодрые индийские мотивы. 

Скоро мы встряли в 20-минутную пробку на мосту. Был понедельник – день тяжелый даже среди пальм, безмятежного моря и кажущейся атмосферы полного релакса. Десятки мотобайков, машин и автобусов глухо застряли и переговаривались друг с другом звуками клаксонов – в Индии это единственный способ хоть как-то регулировать дорожное движение. Все торопились на работу, учебу и еще невесть куда, и только мы с Колей, в полной отрешенности и нерасторопности, любовались широкой полоской реки Мандови, на волнах которой покачивались яхты-казино, и вдыхали аромат морепродуктов, выхлопных газов, благовоний и мусора – одной из горячо любимых мной тошнотворных смесей. Это и есть запаха счастья.

 

 

10.00 AM

 

 

Мы приехали в Панаджи. На вокзале нас обволокло нескладное водительское пение каноном: «Мапса! Мапса! Васко! Васко! Понда! Понда!» На звук голоса, зазывавшего в Маргао, мы пришли к нужному автобусу. Он уже был забит почти до отказа и практически сразу тронулся. Около часа автобус мчал нас по иссушенным дорогам Южного Гоа, вдоль тропических полей, перекликаясь со встречными автобусами и железнодорожными мостами. Увидев редкое для Гоа по своей величине здание с высокой лестницей и куполом по центру – муниципальную администрацию – и столь же редкое здесь сочетание трех букв – KFC, я поняла – пора на выход.

 

 

11.00 AM

 

 

Выйдя на автовокзале, мы подошли к каравану стоявших неподалеку от тук-туков. Тем самым мы беспардонно прервали сиесту водителей длиною, наверное, в вечность. Торговаться с ними было почти бессмысленно – судя по всему, у них тут установлен «фикс прайс» и свои законы солидарности рикш. Неохотно сбив заоблачные две сотни рупий ($ 2,8) до окончательной цены в 120 рупий ($ 1,7), один из них лениво согласился отвезти нас. 

Я пыталась разглядеть Маргао за гигантской спиной водителя, который очень комично смотрелся в маленьком трехколесном тук-туке. Хватая обрывки городских пейзажей, я видела муниципальный парк, посадки свежей зелени вдоль дороги, оживленное движение, бессчетные магазинчики и лавки, все те же величественные дома в португальском стиле, замшелые каменные стены и почерневшие от дождей и времени низкие колонны оград. 

 

 

 

 

11.15 AM

 

 

Железнодорожный вокзал Маргао встречал нас будто воротами – даже триумфальной аркой. На самом деле это был переход над железнодорожными путями, который стал порталом в другую Индию, пусть тоже немного подпорченную туризмом, но все же более настоящую.

Территория вокзала была ничуть не хуже станции в каком-нибудь среднестатистическом городе N в лучших традициях русских писателей. Здесь угадывался всем известный постапокалиптически-постсоветский архитектурный стиль: мраморная плитка на полу, обшарпанные, выкрашенные в грязно-белый стены, решетки на окнах, маленькие палатки с дорожной снедью и безвкусные синие информационные стенды. Лишь только эскалатор, кучи заряжающихся китайских смартфонов и новенькие электронные табло с расписанием напоминали, какой год на дворе. Но было здесь и что-то жутко самобытное: раздельные для мужчин и женщин комнаты, женщины в ослепительных сари с уставшими улыбками и монохромные карикатуры на стенах.
Когда кто-то переходит на сайт индийских железных дорог, в мире плачет один программмист. Сайт довольно тяжелый, интуитивно непонятный, и мне ни разу не удавалось купить на нем билеты онлайн – он все время вис. Хотя, быть может, это только у меня с ним не сложилось. В общем, билеты я всегда покупала в кассе перед отправлением.

Не без помощи полицейских в темно-бежевой униформе мы нашли кассы на другой стороне вокзала. Удовольствие поездки в индийском поезде ценой 45 рупий ($ 0,6) за каждого было у нас в кармане. 

 

 

1.15 PM

 

 

Поезд второго класса, проходящий через станцию «Мурдешвар», должен был отправиться в 13 часов. Поэтому, даже когда на часах было 13:15, я неторопливо доедала вегетарианский бургер с жутко сладким кофе в местной столовой. Это Индия – здесь всегда опаздывают, руководствуясь принципом «Не торопись, а то успеешь». Здесь все неспешно, все «слоу» – slow food, slow road, slow life.

В итоге поезд отправился с 45-минутной задержкой – считай, вовремя по индийским меркам. Этот поезд – гибрид нашей электрички и плацкарта. Билеты без мест, а стены, поручни и багажные полки покрывает десятый слой краски, которая все равно облупилась тут и там. На окнах вместо стекол стоят решетки. Дверей нет в принципе – просто гигантский проем для входа и выхода из поезда. А узкий проход разделяет боковые одиночные места и полки «купейной» части, которые больше похожи на нары.

 

 «Здесь угадывался всем известный постапокалиптически-постсоветский архитектурный стиль: мраморная плитка на полу, обшарпанные, выкрашенные в грязно-белый стены, решетки на окнах, маленькие палатки с дорожной снедью и безвкусные синие информационные стенды» 

 

На остановках по поезду сновали торговцы с бойкими лозунгами: «Колд дринкс! Айс крим! Сэндвич! Самоса!» – было в этом что-то родное и неотъемлемое для путешествия на поезде.

Между тем состав плыл по рельсам, то замедляясь, то разгоняясь. Он петлял между высокими холмами, вечнозелеными рисовыми полями, разрезал заросли пальм, пересекал грязные речушки и то и дело нырял в длинные темные тоннели. Дикие и почти нетронутые рукой человека просторы сменялись бесчинствующей цивилизацией с неприятным запахом, мусором и людными платформами, на которых зияли таблички в стиле лондонского андеграунда: Мадгаон – Балли – Канакона – Асноти – Карвар – Харвада – Анкола – Гокарна роад. Около 120 км и 2,5 часов мы ехали до станции «Гокарна роад», где вышла большая часть поезда и направилась паломничать в славный городок Гокарна – место, где по легенде родился Шива, появившись из уха богини Притхиви. Мы тоже были не прочь попасть туда, но только если успеем на обратном пути. И вот, минуя станции Кумта, Хоннавар и Манки, ровно через час – в 5 часов вечера – мы сошли с поезда на вокзале Мурдешвара. 

 

 

5.00 PM

 

 

На тот момент мой разум был девственно чистым, он не имел никаких представлений о дальнейших действиях. Я понимала лишь то, что задержаться надолго здесь не получится, потому что до самолета обратно в Москву у нас оставалось чуть больше суток, вещи были разбросаны в номере геста в Кандолиме, а душа еще требовала гоанского сансета перед отъездом. В кассе мы узнали, что следующий поезд обратно до Маргао будет уже через час, а потом только в 2.20 ночи. Было решено действовать по обстоятельствам. Ох уж эта излюбленная жизненная позиция многих людей – «оно само решится», от создателей «оно само пройдет» и «оно само сломалось».

Мы подошли к парочке водителей тук-туков, которые дежурили у входа на вокзал. 40 рупий, 10 минут езды по индийской деревушке с легким налетом современности – и мы на месте. 

Тень стала ниспадать мне на глаза. Я подняла голову – на нас, как огромная стена, надвигался высокий гопурам, будто высеченный из песка. Я знала, что он должен быть где-то здесь, но все равно увидеть его посреди деревушки на самой окраине суши было как-то почти неожиданно. Я смотрела на эту громадину, она на меня. От 75 метров гранита и двух десятков этажей даже кружилась голова.

Прямоугольная у основания башня, взмывая вверх, сужалась к вершине и заканчивалась закругленной крышей с резьбой и маленькими пиками, похожими на венец. Небольшие симметричные прорези окон были словно выдолблены из цельного камня, и их подпирали бесчисленные искусные скульптуры индийских божеств. Весь рельефный фасад гопурама издалека напоминал какую-то горную породу, удивительно четкую и правильную. Именно эта четкость и правильность форм, свежий вид и пластиковые окна выдавали в архаичном храме новодел. Изначально здесь находился храм, построенный в 1542 году, и только в 1998 году на его месте возвели эту пирамидальную башню. В 2008 году на ней была сделана надстройка в 4 метра, и с этого момента гопурам в Мурдешваре стал самым высоким в Азии.

 

 

 

5.30 PM

 

 

Гопурам скрывал за собой основной храм, где проводятся религиозные службы. Вход на территорию храма расположился слева, и к нему вела дорожка с невероятным видом – лишь невысокая ограда с фонарями отделяла нас от спокойных морских волн, полумесяца берега и пришвартованных рыбацких лодочек. Сам храм под открытым небом слепил позолотой, колоннами, резьбой по камню и новизной – впрочем, у индусов везде так.

Здесь же висел прейскурант на проведение различных обрядов, которые в индуизме называются пуджа. Каждая пуджа различалась продолжительностью, стоимостью и используемыми элементами: пищей, водой, цветами, благовониями. Seva list включал в себя такие почти неведомые мне обряды, как абхишека, рудрапхишека, сахасранама, ладду прасад.

Вечерело, и посетителей в храме было немного, а иностранцев – тем более. Ко мне подошла взрослая женщина, судя по всему, довольно состоятельная – на каждом ее пальце было по кольцу. Она улыбнулась мне, как бы взглядом спрашивая разрешения, опустила руку в чан с красной сандаловой пастой и нарисовала мне точку на лбу – тилак. А потом спросила мое имя.

Я заранее знала, какой вопрос будет следом. Женщина переспросила: «Рашиа? Ю Эс Эс А?» – и в глазах читалось дружелюбие и уважение, а уже в моих глазах – удивление. Обычно индийцы как-то странно реагируют – будто не знают, где находится Россия.

По классике дальше должен был последовать вопрос: «Кэн уи мэйк э фото плиз?» И сопротивление обаянию индийцев бесполезно, это будет 10-минутный фотосет, с рокировками, в разных позах, на разные телефоны, разным составом – это мы за все индийские каникулы проходили, наверное, раз двадцать. Но на этот раз последнего вопроса не последовало. 

 

 

6.00 PM

 

 

Мы вернулись в гопурам и, заплатив по 10 рупий ($ 0,15), стали ждать лифт. В углу полутемной современной кабины на табурете сидел мужчина-лифтер и заканчивал рабочую смену – весь день он попеременно нажимал кнопки «1» и «18». Его опущенная вниз голова выдавала все трудности скучнейшей работы. И ровно в тот момент, когда я подумала, что, наверное, ни разу в жизни еще не встречала человека с видом несчастнее, чем у этого человека, он запел. Тихо, самозабвенно, и как будто так же неожиданно для себя, как и для нас.

На 18-м этаже башни было тесно, но при этом пусто – лишь парочка запоздалых посетителей вглядывалась в пейзажи сквозь решетки на маленьких окошках. Эти окошки выходили на все стороны света. На востоке – главная дорога деревни, прорубленная посреди пальмового леса, на юге и на севере – полоска морского берега, а на западе – просто сумасшедший вид. На фоне закатывающегося солнца, над морем, блиставшим градиентом от глубокого синего до пятидесятого оттенка оранжевого, в падмасане умиротворенно сидел Шива.

Многие путеводители в унисон твердят, что это самая большая в мире статуя Шивы. На самом деле все не совсем так – высота статуи составляет 37 метров, и это второй показатель в мире. Статуя появилась здесь только в 2002 году. Она почти пылала гладкостью и лоском, хотя за это время муссоны успели ее немного потрепать. Но это нисколько не умаляло той грандиозности, с которой Шива парил над морем.

 

 

6.20 PM

 

 

Мы спустились и прогуливались по разбитому внизу парку. На территории тут и там были разбросаны статуи индуистских божеств. Повсюду за нами следила то башня гопурама, то всевидящее око Шивы. С одной стороны закат поглощал небо, на бирюзовых волнах мягко покачивались лодки. С другой – уже сгущались тучи, темнело, а вокруг колесницы Кришны и Арджуны вились огромные черные вороны, и даже изображение Сурьи – солнца – казалось зловещим.

 

 

6.40 PM

 

 

Ощущая ветер и чувство голода, мы отправились в ближайший ресторанчик. Он выглядел довольно люксово и расположился в трехэтажном здании, окруженном морем.

В ожидании кофе и горячих самос с каким-то молочным соусом я оглядывалась по сторонам. По здешнему обыкновению ночь наступала стремительно. Шквалистый ветер бесчинствовал и сносил все на открытой веранде. Волны с плеском бились о борт ресторанчика, а пляж становился все более хмурым. Было холодно и немного устало. 

 

 

 

7.10 PM

 

 

После скромной трапезы мы прогуливались по вечернему Мурдешвару, думая, что делать дальше. До поезда оставалось 7 часов, а все, что хотели, мы уже увидели. Появилась идея остановиться в каком-нибудь номере, чтобы принять душ и отдохнуть. Цены на жилье варьировались от 2 тысяч рупий ($ 28) за эконом-номер в хорошем отеле рядом с храмом до 400 рупий ($ 5,5) за комнату сомнительной свежести где-то на периферии.  

Но не каждый же день мы бываем в этих краях, и в наши головы закралась шальная мысль все-таки поехать в Гокарну, которая находилась в 70 км отсюда. Что там делать под покровом ночи, мы не знали, да и какая разница, когда есть звездное небо над головой, теплая компания и совершенно новое место. Таксисты просили 2 тысячи рупий ($ 28), что не стыковалось не столько с бюджетом, сколько со здравым смыслом. Но по своей душевной доброте они поделились, что туда можно добраться общественным транспортом: доехать до главной дороги, там сесть на автобус до Кумты, а уже оттуда ходят автобусы до Гокарны. Так мы и сделали.

 

 

7.30 PM

 

 

Поймали тук-тук, который довез нас до остановки. Оказывается, в Индии любят автостопить – пока мы ждали автобус, у нас на глазах в грузовик залезла пара-тройка хичхайкеров.

 

 

8.00 PM

 

 

Пришел автобус до Кумты. Вокруг были только местные.

 

 

9.00 PM

 

 

Мы прибыли на вокзал Кумты, где узнали, что автобусы до Гокарны уже не ходят в такое позднее время. Выловив очередного рикшу, мы попросили отвезти нас на железнодорожный вокзал, чтобы узнать расписание поездов. В кассе нас заверили, что ближайший поезд из Кумты в Маргао – в 1:15 ночи, а из Гокарны уехать не получится, потому что ночной экспресс там не останавливается. 

Мы уже засомневались, так ли нужно нам попасть в Гокарну. А когда водитель тук-тука сказал, что отвезет нас туда, но ждать не сможет, мы и вовсе бросили эту затею. Вместо этого он вызвался показать нам «самый лучший бар в городе». И ведь не обманул.

 

 

9.30 PM

 

 

У входа в бар нас встретил официант и отвел в семейную зону, где было тихо, спокойно и по-своему уютно. За стенкой же творилась легкая форма вакханалии, которую устроили местные. Надо сказать, что бар по-индийски – это помещение под соломенной крышей, с пластиковой мебелью, а вместо туалета – дырка в полу. В общем, это был самый что ни на есть тру бар, куда не ступала нога иностранца. 

Зато индийская кухня – это маленькое счастье. Маленькое взрывоопасное счастье. Я смаковала порцию бирьяни с овощами размером с дом. Временами еще втихаря стаскивала с Колиной тарелки вкуснющий aloo gobi (это картошечка с цветной капустой в очень остром соусе) и cheese garlic naan (лепешка с чесноком и сыром). Прошло добрых пару часов, но я так и не смогла разделаться со своей тарелкой до конца, хотя сдабривала ее бутылочкой-другой знаменитого в этих краях пенного «Кингфишера». 

 

 

12.05 AM

 

 

Учтивый  официант еще больше активизировался, демонстративно носясь с посудой. Как говорится, понял, не дурак – заведение закрывается. Провожали нас с почестями, особенно после чаевых, а мужичок у выхода непрозрачно намекал, что готов стать нашим секьюрити за отдельную плату. 

От охраны, кстати, я бы не отказалась. Ночи в Индии вообще очень странные. Хоть в Дели, хоть в Джайпуре, хоть в Гоа, хоть здесь. Милые днем переулки становятся жуткими. Индийскими ночами с нами случалось разное: то за нашим байком гналась целая свора разъяренных собак, то стадо коров решило заночевать прямо на дороге, преградив нам путь. А эти одинокие церкви с черными разводами и готической мрачностью в свете луны делали меня героем мунковского «Крика».

 

 

 

12.10 AM

 

 

В легком волнении, граничащим с паническим страхом, мы пешком шли к железнодорожному вокзалу, доверяясь наитию и картам maps.me. Улицы были пустынными, лишь изредка спящая собака поднимала ухо кверху при звуке прохожих, проезжал мимо мотоциклист или припозднившийся рабочий светил угольком сигареты. 

 

 

12.40 AM

 

 

Неспешным шагом мы наконец дошли до вокзала, купили билеты на поезд-суперфаст и стали дожидаться его прибытия. В этот поздний час даже на станции было тихо. Прямо на платформе спали бездомные. Чуть поодаль на земле кучкой сидели и курили молодые люди европейской наружности с огромными рюкзаками, в видавшей виды одежде. Они направлялись в Дели. Мы тоже уселись прямо на землю и боролись со сном в ожидании поезда. 

 

 

1.45 AM

 

 

С опозданием в полчаса поезд наконец прибыл. Три уровня спальных полок вместо двух, никакого тебе постельного белья, проводников и мест на билетах, рюкзак под голову вместо подушки – вот она, аскеза индийских поездов. С нашим появлением мужчины на нижних полках стали просыпаться и жестами уступать свои места. А что, так можно было? Мы вежливо отказались, забрались каждый на свою полку второго яруса, и сон накрыл нас своей сладостью.

 

 

4.00 AM

 

 

Я в испуге разлепила глаза, понимая, что не услышала будильник. Поезд притормаживал. Стрелочка навигатора в телефоне стояла на точке Маргао. На автомате я вскочила и своей суетой разбудила всех вокруг, мы пулей закидали вещи в рюкзак и уже минуту спустя спрыгнули на перрон того же первого пути, от которого отъехали 15 часов назад.

 

 «С нашим появлением мужчины на нижних полках стали просыпаться и уступать свои места» 

 

Ранним утром вокзал Маргао мне не показался таким знакомым и родным, как днем раньше. Я внимательно смотрела под ноги, чтобы не споткнуться ни о кого: люди – мужчины, женщины, дети – спали прямо на холодном грязном полу. 

Выбравшись из лап вокзала, мы попали в пустынный город. Было темно, и лишь где-то вдалеке мерцал одинокий фонарь. На улице появлялись редкие прохожие из местных, которые начинают свою работу еще до рассвета. Они перевозили на своих тележках какие-то грузы, носили тухлые фрукты и что-то кричали друг другу. 

Старые португальские дома возвышались над дорогой. Мы шли к автостанции в надежде, что скоро начнут ходить автобусы, бродили по темным переулкам, плутали и временами останавливались  передохнуть и свериться с картой. В один из таких перерывов я услышала: «Не смотри назад». И, конечно же, посмотрела. В метре от меня лежала большая дохлая крыса. Я испугалась и подпрыгнула так, что чуть было не раздавила гигантского черного таракана, который как раз пробегал где-то под ногами. 

 

 

5.00 AM

 

 

Заблудились, потому что повернули не в том направлении. В итоге каким-то чудом нашли тук-тук, который довез нас до автовокзала, где еще полтора часа ждали экспресс-автобуса до Панаджи. Город просыпался.

 

6.30 AM

 

 

Я же, наоборот, засыпала в дороге от Маргао до Панаджи и от Панаджи до Кандолима, пережившая шквал эмоций и впечатлений за эти сутки практически без сна. 

 

8.30 AM

 

 

Мы дома, в номере гэстхауса где-то в Кандолиме.

 

 

Итог


Я не знаю, что меня впечатлило больше – увиденные места или то, как мы до них добирались. Виды, конечно, потрясающие, но, как по мне, задерживаться дольше, чем на несколько часов, в Мурдешваре незачем. А вот романтику индийских дорог никто не отменял.

Всего за один день и одну ночь мы объехали 500 километров из точки A в точку B и через точку C обратно в точку A на 7 автобусах, 5 тук-туках и 2 поездах, видели невероятной красоты храмы и статуи, наслаждались индийской кухней, дремали на вокзалах и на верхних полках в плацкарте, ощущали на себе ужас беспризорной ночи и боролись с собственными страхами. По-моему, это и была настоящая Индия.

 

 «По-моему, это и была настоящая Индия» 

 

 

Инфо / Советы


  При входе в индуистский храм (равно как и в буддийский) обязательно нужно снять обувь, а появление здесь в коротеньких шортах и крохотном топе едва ли вызовет восторг.

  Ночи в Индии бывают холодные, поэтому с собой стоит прихватить теплую одежду, а лучше – компактный плед, чтобы не сидеть на голой земле. И уж тем он понадобиться, когда нужно будет спать на не слишком чистой полке плацкарта.

  В поездах есть вагоны разного класса: первого, второго, а также сидячие, плацкартные, плацкартные с кондиционером, общие. Но вагоны повышенного класса есть далеко не во всех поездах, поэтому лучше заранее отбрось всю брезгливость и обзаведись терпением.

  Репелленты, которые продают у нас, не всегда работают в Индии – там москиты какие-то особенно злые. Зато на месте всего за каких-нибудь сто рупий ($ 1,5) можно купить супермощное средство, с которым хоть в тайгу.

  Индийцы безумно счастливы, когда иностранцы их приветствуют сложенными у груди руками и дружелюбным «Намасте». А если еще выучить пару слов на хинди – то точно подружишься с местными.

  Впрочем, английский они знают тоже хорошо – второй государственный язык, как-никак.

  Как сказал один полицейский, который подозревал нас в провозе запрещенки, if you are polite with us we will be polite too. И как же он прав! Вежливость никто не отменял – все-таки ты в гостях. А полицейский, кстати, подозревал нас зря.

  Букинг и прочие системы бронирования в глубинках почти не работают – все решается на месте.

  Цены на входные билеты в музеи, храмы и даже иногда на проезд для местных, как правило, значительно ниже.

  Kingfisher – легендарное пиво в бутылках по 0,65 и 0,33. На этикетке можно заметить приписку, например For sale in Goa only, и установленную цену – 35-70 рупий ($ 0,5-1) в зависимости от объема. В Карнатаке же пиво отмечено надписью For sale in Karnataka only и стоит в два раза дороже. В других штатах алкоголь еще более дорогой, найти его сложнее, часто – только в подпольных лавках, которые по антуражу не сравнятся ни с каким спикизи-баром.

 

Бюджет путешествия на одного со всеми переездами, входными билетами и едой – 1285 рупий ($ 17,75).

 

Тэги: Индия

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Комментарии (1)

Сергей
Сергей | 16.11.2018 16:08

Обычный трип, если бы она подъехала на другую станцию напрямую взяла бы билет (3-4 доллара, а не заоблачный трип), то в 2 ночи была бы уже в Мурдешваре, там за 7 долл ночь в гесте, с утра тук-тук, полтора часа на Шиву и обратно в 12 поезд до Маргао, оттуда на автобусе до пакетного Кандолима. А расписано, будто она на космическом корабле сквозь пространство и время путешествовала. Экзальтированный по-женски текст

1 4 -3

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше