Личный опыт: учеба в Международной вулканологической школе на Аляске

Анастасия Ращупкина учится на геологическом факультете МГУ, занимаясь тектоникой и геодинамикой. Этим летом она попала на полевую практику на Аляску: встречала медведей и исследовала вулканы в Долине десяти тысяч дымов. Слово Анастасии.

Значительную часть своего детства я провела в горах, занимаясь горными лыжами. Если настоящая любовь существует, то это любовь к горам. Уже в восемь лет мне посчастливилось отправиться на вулкан Этну, где я видела настоящую текущую лаву. Все происходившее тогда настолько отпечаталось в моем детском сознании и вызвало такой трепет, что без гор и вулканов я теперь жить не могу. Это и привело меня на геологический факультет МГУ, где вот уже четвертый год я занимаюсь тектоникой и геодинамикой.

 

 

 

«Воду будем собирать со снежника. Сушить одежду будем теплом своего тела во время сна»

Полевые школы

Студентам-геологам летом обязательно нужно проходить учебную практику. Необходимо увидеть в природе все выученное в теории, научиться жить в полевых условиях, отбирать материал и документировать наблюдения. Если в России подобные полевые практики, как правило, организуют университеты за счет государства (налогоплательщиков), то в США государство в меньшей степени играет роль посредника в плате за обучение. Американские студенты геологических специальностей обязаны пройти field camps (полевые школы) в период летних каникул. Далеко не все университеты предлагают подобную практику: часто приходится искать лагеря в других учебных заведениях и проходить отбор. Стоит добавить, что обучение в полевых школах на две недели может обойтись в $ 2500 – 7000. Однако плюсы все же есть: твоя полевая школа может оказаться в любом уголке Земли и быть именно той тематики, которая интересует тебя больше всего.

Про field camp на Аляске я узнала совершенно случайно на сайте международной Камчатской вулканологической школы, куда я также ездила этим летом. Кстати, участие в школе на Камчатке субсидируется Российской Академией Наук из разных источников, а в США данное мероприятие рассматривается как field camp, и иностранные участники платят за себя сами. Аляска казалась мне чем-то максимально недоступным и экзотичным.

Официальное название полевой школы на Аляске – Международная вулканологическая школа в национальном парке Катмай (International Volcanological Field School In Katmai National Park). Она была создана еще в начале 90-х годов известным вулканологом Джоном Айкелбергером, а сейчас проводится от Университета Аляски в Фэрбанксе (University of Alaska Fairbanks) в течение двух недель в июне. Оказалось, организатором школы сейчас был также один из организаторов Камчатской вулканошколы – Павел Избеков. Я решила узнать у него, возможно ли туда попасть. Я ожидала, что программа будет исключительно для американских студентов, но ответ был обнадеживающим: в письме было описание программы и тех шагов, которые требуются от потенциальных участников экспедиции. Аляска показалась ближе! 

Необходимым условием участия было знание либо английского, либо русского языка. Все обучение и общение проходило на английском. Нужно было заполнить анкету с информацией об образовании, среднем балле и полевом опыте, написать короткое мотивационное эссе, а также попросить рекомендательное письмо у своего научного руководителя. О самой же школе говорилось следующее: «…в Долине десяти тысяч дымов в 1912 году за 60 часов изверглось почти 30 км3 магмы. Воду будем собирать со снежника. Сушить одежду будем теплом своего тела во время сна». Связи в Долине, разумеется, не будет, а еще придется 15 километров нести на себе в рюкзаке все необходимое на 10 дней: еду, палатки, спальники, топливо, газовые горелки, одежду – что будет весить около 25 килограммов. Сказать, что такое описание меня совсем не испугало, было бы неправдой. Однако я все равно решила действовать. Мне довольно быстро ответили, что готовы взять меня в экспедицию. Эта программа не выдавала учебных виз, но, к счастью, можно было ехать по туристической визе, которая на тот момент у меня уже была. Себестоимость поездки была минимальной из диапазона цен, упомянутых выше. 

 

 

 

Анкоридж

Аляска – весьма экзотичное место даже для самих американцев. Местные, увидев очередного медведя, обычно думают: «ох, ну опять ты, надоел уже», а еще у каждого жителя есть свое ружье на случай встречи диких животных.

Первой моей остановкой был Анкоридж – столица штата, типичный американский город. В выходные из ресторанов и магазинчиков доносится музыка, где-то проходит концерт или танцы на площади, а кто-то играет на фортепиано возле музея. А еще постоянно кричат чайки и слышен рычащий звук взлетающих маленьких самолетиков. В городе можно найти до сих пор сохранившиеся русские церквушки, а в музеях – русские иконы. 

Я приехала в общежитие в Университет Анкориджа на день раньше, чтобы отойти от джетлага. Жилье студентов представляет собой апартаменты на 4-х человек с двумя санузлами, причем у каждого студента своя отдельная небольшая комнатка. Следующий день был для меня днем самого сложного шопинга за всю мою жизнь. В списке покупок – продукты на 10 дней в поле и недостающие вещи в спортивном магазине. Почувствовать весь вес купленного и уложенного в рюкзак предстояло моей спине, да еще в течение 12 часов. Еда должна была быть предельно калорийной, легкой и полезной. Как оказалось, прожиточный минимум на 10 дней – это 5 килограммов. Я взяла чуть больше.

 

 

 

Путь в Долину десяти тысяч дымов

Рано утром из Анкориджа мы с группой вылетели на маленьком самолете в городок Кинг-Салмон недалеко от Национального парка Катмай. Нашей следующей точкой был Брукс-Лодж, куда мы добирались на гидросамолете. Брукс-Лодж – это лагерь в парке, где останавливаются туристы, желающие порыбачить или посмотреть на медведей. Именно отсюда мы должны были выдвигаться в долину вулканов на следующий день. В Брукс-Лодж на берегах озер лежал черный вулканический песок, вдалеке бродил медведь, а на озере туристы катались на каяках; можно было наблюдать посадки гидросамолетов на серебристую гладь воды – картина потрясающая! В лагере мы прошли инструктаж на случай, если встретится медведь. Главное правило – не бежать, ибо на движения они реагируют безошибочно.

Утром мы вышли пешком к вулканам и пеплу. В 1912 году произошло мощнейшее извержение вулканов Катмай и Новарупта, которое и образовало Долину десяти тысяч дымов. Откуда такое название? Летучие вещества продолжали выделяться из вулканических продуктов до середины 90-х годов, этого было достаточно для того, чтобы все вокруг в прямом смысле дымило. 

Я надела свой старый огромный рюкзак весом в 23 килограмма. Спина устала очень быстро. Первые полтора часа были адом. Мы пробирались сквозь заросли борщевика и переходили вброд студеную реку, от холода которой сводило ноги. От комариных укусов распухло и болело лицо. Возможно, холодная вода прибавила бодрости: тело смирились с грузом и идти стало легче.

Под ногами начали появляться вулканические породы, пейзаж становился похож на вымершую пустыню. Вдруг примерно в трехстах метрах мы увидели медведицу с медвежонком. Самка с детенышем наиболее опасна. Весьма странное чувство: ты стоишь на открытой местности, где никуда не спрячешься, а медведь смотрит прямо на тебя. Павел сказал всем собраться в кучу и, если медведи начнут приближаться, поднять руки вверх и вместе очень громко закричать. В голове крутилась мысль: «Я еще столько должна успеть в этой жизни сделать!» Медведи, между прочим, боятся людей и не любят человеческий запах, но, если зверь голодный, все равно может напасть. Нам повезло – медведи прошли мимо. Однако через десять минут появился следующий. Вопрос выживания всегда актуален, но бояться сил уже не осталось. Медведь все же не решился напасть на девять человек разом.

«На берегах озер лежал черный вулканический песок, вдалеке бродил медведь, а на озере туристы катались на каяках»

 

 

 

«Ты стоишь на открытой местности, где никуда не спрячешься, а медведь смотрит прямо на тебя»

Жизнь в долине вулканов

К нашему лагерю мы дошли ближе к полуночи (ночи были белыми, так что видимость была неплохая). Мы пришли прямо в облако – одежда вся стала мокрой от конденсата, дул сильный ветер. Лагерь находился на склоне горы Бэйкед Маунтэн (Backed Mountain). Раньше здесь было три маленьких деревянных балка (домика), теперь остался один, в котором мы хранили и готовили еду. Остальные балки разрушил штормовой ветер, поднимающий частицы пемзы размером до трех сантиметров и эффективно стирающий ими все на своем пути. Не выдерживает даже кровельное железо. 

В первое утро я проснулась рано, сделала шаг из палатки и поняла, что ноги и спина болят от вчерашней нагрузки. Сделать больше одного шага я не смогла еще и потому, что вид открывался невероятный: утренняя заря, Долина десяти тысяч дымов, кругом вулканы и пемза. И абсолютная тишина. 

На завтрак обычно мы обычно кипятили воду на газовых горелках и делали кашу, на обед брали с собой в маршруты мюсли, орехи, вяленое мясо и печенье, а на ужин заваривали походную еду «Mountain house». Иногда мы даже обливались водой из канистр, но это было неудобно и холодно. Если подытожить, главные мысли этого путешествия были такими: «ну как может быть так красиво», «как я хочу есть», «до душа осталось 157 часов».

В маршруты мы ходили на вулканы Катмай, Новарупта и Трайдент, а к вечеру возвращались в свой лагерь. Никакого специального снаряжения для восхождения не требовалось. Однако качественные трекинговые ботинки, термобелье и непромокаемый костюм необходимы для выживания в горах. В маршрут на Катмай брали с собой ледорубы. Этот маршрут был самым тяжелым, длиной в 29 км, и занял около 17 часов. В тот день было облачно – мы рисковали не увидеть ничего интересного, но все же выдвинулись, надеясь на удачу. И действительно, к моменту достижения вершины вулкан любезно показал нам свою кальдеру, заполненную водой, куда, оказывается, даже можно приземляться на гидросамолете. Вулканы Новарупта и Трайдент все еще немного дымятся. Если приложишь руку к земле – почувствуешь, какая она теплая-теплая, и сразу разыгрывается фантазия геолога, что же там внизу происходит! С вершины вулкана Трайдент был виден Пролив Шелихова, остров Кодьяк и застывшие лавовые потоки самого вулкана. А самое интересное было далее. Нам сказали: «надеваем непромокаемые костюмы, садимся на пятую точку и едем вниз по склону». Снега на склонах много, так что вполне безопасно просто плюхнуться и покатиться вниз. И так около километра. На попе. С вулкана. Большего удовольствия и восторга в жизни я еще не испытывала!

 

 

Обучение

У учебных геологических практик есть разные цели и задачи. Это может быть приобретение полевых навыков работы (обычно после первого курса), практика по геологическому картированию, изучение определенных комплексов горных пород или геологических процессов. В данной школе задачей являлось изучение вулканических процессов, которое происходило следующим образом. 

В цивилизационной части обучения перед полем мы посетили Аляскинскую Вулканологическую обсерваторию геологической службы США (Alaska Volcano Observatory USGS), где нам прочитали лекции по мониторингу вулканической активности, а также по технике безопасности в поле. Далее нужно было разобраться с общим строением территории, которое обычно изучается по ранее составленным геологическим картам. Непосредственно в поле наблюдали, описывали и изучали вулканические постройки, основные геологические структуры и слои, вулканические продукты: их состав и характер залегания. На основе всего этого можно сделать вывод об условиях и возрасте вулканических событий, а также о характере извержений.

Например, об источнике и эволюции магмы можно судить по определенным минералам в породе. По материалу в геологическом разрезе можно восстановить последовательность геологических событий (в нашем случае – последовательность этапов извержения). По определенным типам вулканических продуктов можно установить характер извержения, а по характеру залегания горных пород – тектонические процессы, которые происходили в данном регионе. Все эти вулканические продукты нужно было научиться определять и соотносить с разными процессами, а все свои наблюдения и выводы документировать в полевом дневнике (это отдельное искусство).

У нас была пара лекционных дней в поле, отведенных на отдых от маршрутов. Мы разбирали различные теории, касающиеся вулканической активности Аляски, а также типы вулканических продуктов, построек, извержений и их происхождение. Кроме того, студенты делились академическими интересами, рассказывали о своих научных работах. 

Для аттестации мы сдавали на проверку дневники, в которых проводили документацию наблюдений, и писали итоговой тест. Итог всему – оценка (по американской системе) и официальное письмо, подтверждающее участие в вулканологической школе.

Американцы не спешат получать высшее образование. В нашей группе были студенты 3-4 курсов бакалавриата 23 и 29 лет. Всего в группе было 6 студентов. В основном, все геологи из разных университетов: Arizona State University, Pennsylvania State University, Wayne State University, Georgia State University, US Air Force Academy. Также было двое учителей из местных школ, которые преподают предмет «Science», куда входят и биология, и геология, и география. Они проходили своего рода повышение квалификации в полевой школе – в Америке (да и не только) очень важно постоянно учиться.

Пожалуй, самым эпичным моментом за всю полевую школу было приземление маленького частного самолета прямо рядом с нашим лагерем. Просто пилот захотел познакомиться со странными людьми, разгуливающими в вулканической долине. Мужчина поговорил с нами минут пятнадцать, сделал фотографию, прыгнул в свой самолет и полетел дальше. 

Как только мы начали свой обратный путь из Долины, постепенно стал подниматься ветер. Мои солнечные очки и вся одежда были покрыты вулканическим пеплом. К моменту, когда мы вышли из Долины и смотрели на нее со стороны, как обычные туристы, – там свирепствовала буря. Возможно, наш последний балок был уже разрушен. Нам крайне повезло, что мы успели уйти.  

Никогда еще я так не радовалась цивилизации, как после возвращения из Долины! Мне показалось, что душ – самое гениальное изобретение человечества. Восторг вызывал даже поворот крана – как же прекрасно потекла из него вода, слезы навернулись! Интересно: уезжаешь в поле – счастлив в предвкушении приключений, возвращаешься – еще больше радуешься комфорту. Идеально. А самое главное, сердце наполняется благодарностью к жизни и нашей планете.

«Самым эпичным моментом было приземление маленького частного самолета прямо рядом с нашим лагерем. Просто пилот захотел познакомиться со странными людьми, разгуливающими в вулканической долине»

 

 

Фото из личного архива героини

Тэги: США

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше