«В Украине сейчас культурный ренессанс»

21 декабря в минском баре «Хулиган» пройдет открытый корпоратив от редакций 34mag и 34travel. Формат вечера – education & party. В рамках образовательной части по приглашению нашего издания с лекцией выступит киевская арт-менеджерка и создательница креативного пространства Port Катя Тейлор. Она расскажет о том, как культурные индустрии могут быть двигателем экономики и что нужно сделать для того, чтобы западный опыт можно было начать применять на наших заболоченных территориях. Мы связались с Катей накануне ее приезда в Минск и поговорили о культурном ренессансе в Украине, выстраивании идентификации страны и необходимости доверять профессионалам.

  Тема твоей лекции звучит так: «Как культура меняет экономику городов?» О какой именно культуре тут идет речь? Что вообще ты сама подразумеваешь под «культурными проектами»?

 

–  Речь идет о культуре как об экономическом секторе. Культура – это часть креативного сектора, который в свою очередь является составляющей креативной экономики. А это такая инновационная модель продвинутых государств, которая представляет собой полноценную успешную экосистему, где главной ценностью становятся не продукты и даже не услуги, а идеи – интеллектуальный капитал.

Культурные проекты, в свою очередь – это те проекты, которые направлены на образование социума в широком смысле, на определение его идентичности, на качество досуга, на развитие здорового общества и государства.

Говоря проще, можно пойти на концерт песен и плясок народного ансамбля, где под водочку и селедочку с удовольствием деградировать, а можно пойти на благотворительный концерт новой академической музыки и на самом деле получить от этого даже больше удовольствия, но при этом еще что-то полезное узнать и кому-то помочь. Вот культурные проекты в моем понимании занимаются этим просвещением и ориентированы не только на удовольствие себе, но и пользу другим.

 


 

–  Можешь ли ты в качестве небольшого спойлера привести несколько примеров успешных экономических трансформаций, которые случались благодаря культурным проектам?

 

–  Начну с того, что культуру не стоит переоценивать и возлагать на нее все надежды. Это лишь еще один инструмент из многих для достижения государственных целей. Чтобы это сработало должны сойтись «все звезды» – осознание государственной машиной факта, что культура имеет значение, низкий уровень коррупции, доверие профессионалам, открытые конкурсы, бюджетирование современных культурных проектов, а не ярмарок пасхальных яиц. Ведь у нас как: каждый знает, что такое искусство, а что нет, и каждый таксист может управлять страной. Поэтому даже, если мы прямо сейчас встанем и построим новый дом культуры, глобально мы ничего не изменим, кроме как для самих себя. Потому что культурные проекты – это следствие реформ в этой области. А не наоборот.

Именно поэтому можно привести тысячи западных успешных примеров, и ни один не сработает ни для Украины, ни для Беларуси. Наверное, это не самая лучшая реклама моей лекции, но это правда. На лекции я буду приводить примеры не для того, чтобы охмурить возможностями, а для того, чтобы понять, почему здесь это не работает и какие гайки нужно подкрутить, чтобы все начало получаться.

  А могут такие проекты существовать исключительно за счет частных инициатив? Как это на самом деле сейчас, чаще всего, и происходит в наших странах. И велика ли отдача от таких историй?

 

–  Давай проясним понятия. Когда мы говорим о частном и государственном, то зачастую имеем в виду другое. Частное понимается как что-то маленькое и одноразовое, а государственное как нечто большое и системное. Но ведь в конце концов все делается живыми людьми. Просто небольшой проект реализовать легче, чем браться за что-то грандиозное, результаты чего можно будет увидеть через десятки лет.

В Украине, например, уже много лет проходит Одесский международный кинофестиваль. Это частная инициатива бизнес-леди Виктории Тигипко, которая инвестировала туда свои огромные деньги, а потом уже подключились и спонсоры, и, кажется, даже каким-то символическим рублем вложилось государство. Но все равно скорее номинально.

Здесь важно сказать, что спонсорство – это не изобретенная бедными странами панацея. Если изучить то, как функционируют западные институты, то можно удивиться, насколько много из них финансируются частными деньгами. Меценатство и филантропия как образ жизни позже выливаются в социальную ответственность и спонсорство в бизнесе. Это у западного человека в крови. И ни одно вменяемое государство не финансирует полностью свои фестивали и программы.

«На лекции я буду приводить примеры не для того, чтобы охмурить возможностями, а для того, чтобы понять, какие гайки нужно подкрутить, чтобы все начало получаться»

Например, в Великобритании только около 50% проектов покрывает Art Council – это такой улучшенный Минкульт, который распределяет государственные гранты между институтами каждый год. И если институт дышит на ладан и не может сам себя содержать, то с большой вероятностью его закроют. И это решается каждый год. Все участвуют в конкурсе на равных условиях. И музеи, театры должны позаботиться о том, чтобы найти вторую часть денег. Это очень мотивирует работать хорошо, а не просто протирать штаны с пометкой в трудовой книжке «научный сотрудник».

Но, возвращаясь к вопросу, да, конечно, отдача есть. Например четыре года назад мы проводили фестиваль современной скульптуры в ботаническом саду. До этого мы должны были привести в порядок парк. Мы убрали асфальт, постелили газон, засыпали гравием дорожки. За месяц на фестиваль пришло полмиллиона человек, они купили билеты на сумму более $ 100 тыс. Таким образом, мы помогли ботаническому саду получить экстраприбыль, которую они потратили на свои нужды. Это – прямая выгода. А есть еще отдаленные во времени результаты, которые нельзя увидеть сразу. Но на примере того же ботанического сада можно сказать уверенно: сегодня это место буквально получило вторую жизнь. И я знаю людей, которые проводят там масштабные события именно потому, что они однажды побывали на фестивале скульптуры.

 


 

  В каких городах (в Европе или вообще в мире) сейчас происходят наиболее интересные вещи в этом контексте? За какими кейсами сейчас стоит пристально следить?

 

–  Лично меня очень вдохновляет проект «Европейская столица культуры». Впервые его провели 31 год назад. Эта программа ЕС была инициирована как раз для того, чтобы обратить внимание на небольшие европейские города, которые, несмотря на свои достоинства, находятся в экономической стагнации. «Столицу года» провели в Салониках, Кракове, Роттердаме, Граце, Генуе, Корке, Линце, Кошице. Всего 55 городов. И почти в каждом из них повысился уровень жизни не только в этот год, но и в дальнейшем. В момент подготовки активизируются все силы, подключаются локальные и международные спонсоры, реставрируются улицы, гостиницы и музеи, ведется огромная кампания, которая популяризирует этот город. И в итоге он приобретает новое лицо и толпы туристов на многие годы.

 


 

  А если вернуться к Украине – в каких городах сейчас происходят культурные и урбанистические трансформации?

 

–  Урбанистические, наверное, в Виннице. Это первый город, который перевел весь документооборот в электронный формат. Есть вопросы – на сайт. Оплатить счет за коммуналку – на сайт. Записаться на прием в горсовет – через сайт. И так далее.

Также есть прекрасный проект «Тепле мiсто». Частная инициатива, которая объединяет активистов Ивано-Франковска, среди которых культурные деятели, урбанисты, художники, юристы. И все вместе они находят инновационные решения, например, для городских вывесок, рекламы, навигации и так далее.

В Одессе не так давно открылся «Зеленый театр». Это парк, который своими силами реставрировала группа ребят – им хотелось что-то сделать для города. Летом под открытым небом там проходят лекции, концерты, да и просто приятно провести время.

  Опыт Беларуси и Украины достаточно сильно разнится, однако обе страны, без сомнений, нуждаются в амбициозных новых проектах, в том числе культурных. Какие идеи и проекты тебе бы хотелось перенести и реализовать на наших территориях?

 

–  Прежде чем садить цветы, нам бы вспахать поле. Я бы прежде, конечно, провела образовательную реформу, потому что большинство студентов, которые выпускаются сегодня из постсоветских гуманитарных вузов обладают совершенно архаичными знаниями, их профессии совершенно не актуальны. Затем реформа министерства культуры, написание стратегии по культурной политике, перераспределение бюджетов, реорганизация работы большинства институтов, включая театры и музеи с их сотнями сотрудников и тысячами бессмысленных действий – и уж потом новые проекты.

Мне лично хотелось бы, чтобы в Украине был музей современного искусства, музей фотографии, существовало больше экспериментальных театров, хотелось бы, чтобы был крутой парк скульптуры. Было бы круто, если бы украинское искусство, выстраданное кровью и потом, показывалось не только на Венецианской биеннале, а чтобы международное сотрудничество вообще было естественной частью развития и популяризации украинской культуры. Каждая из отраслей культуры – кино, театр, искусство, музыка и другие – нуждаются не в отдельных амбициозных проектах, а в реформах, стратегиях и системной работе, которая через 3, 5, 7, 10 лет приведет нас к тем моделям, которые работают на Западе и так нас восхищают.

 


 

  Беларусь, если говорить с серьезной натяжкой, в последнее время пытается себя позиционировать, как страна айтишников. Как о себе сейчас заявляет современная Украина и есть ли там место культуре?

 

–  Мне кажется, у нас вообще кризис идентификации. Ну вот было сало, борщ и Кличко. И все было более-менее ясно. А тут эта революция, за которой всполохнула некая абстрактная Новая Украинская Идея. И она вроде как новая, а вышиванки старые, да и гимну вот уже как 250 лет. И это не переосмысляют, а просто пользуются, часто бездумно. И вот уже как три года, похоже, что идея Украины в том, что она не Россия. И это главное. И это тоже было важно осознать. Но на этом позиционирование не выстроишь.

Позиционирование – это не то, что ты сам о себе думаешь, а то, что о тебе думают другие. И как бы мы не выпрыгивали из штанов, что у Украины есть своя идентичность, на Западе мы по-прежнему страна в Восточной Европе, в которой идет война. И все.

Недавно, международный аэропорт Борисполь в Киеве хотели переименовать в аэропорт имени Малевича. Потому что Малевич – он украинец, а не русский. И это вроде как круто было снова обнаружить. Мировое имя – и украинец. Власти решили вместо того, чтобы просто назвать – провести открытое голосование в интернете. Голосовали среди прочего люди, которые ни одной книги по искусству в жизни не прочитали, ничего о мировой повестке не знают, а о культурной дипломатии и подавно. Битва за Малевича была проиграна. Потому что судьбу страны решали не профессионалы, а малообразованное большинство. В данном случае это не демократия, а глупость. А также то самое недоверие профессионалам, о котором я говорила в начале.

«Отсутствие культурной политики – это как отсутствие штанов на поле боя»

Наше правительство трусливо, оно не способно принимать радикальные и одновременно здравые решения. Именно поэтому до сих пор идет война. А в условиях войны построить успешное государство очень сложно.

Место культуре есть в заявлениях отдельных госинститутов и частных фондов. В МИДе сегодня работает отличная команда, которая поддерживала в том числе и наши проекты. Но этого недостаточно. Мне кажется, госчиновники не понимают роль культурной дипломатии в геополитике. А в рамках актуальных мировых тенденций отсутствие культурной политики – это как отсутствие штанов на поле боя. Можно доказать, что так и надо, но вас будут считать идиотом, и вы будете слабее своих соперников.

Давайте посмотрим на то, как относятся к своей культуре успешные страны: США, Великобритания, Китай в конце концов. Они говорят о ней на весь мир, современным языком. Ведь именно культура является визитной карточкой стран и городов.


–  Какими проектами сейчас занимаешься ты? Что интересного было сделано в 2016-м – тобой лично и в Украине в целом?

 

–  Прямо сейчас у нас проходит выставка «Як тебе звати?», посвященная детям-переселенцам, которые пострадали от военного конфликта на востоке Украины. Таких детей у нас более 230 тысяч. И почти никто не говорит о том, что это гуманитарная катастрофа.

Переселенцев с востока в целом около 2 миллионов. И на фоне гуманитарного кризиса развился еще и личностный. Люди, которые принимают переселенцев в своих городах, часто относятся к ним негативно. Мол, они как-то не так себя ведут и вообще пусть едут обратно. То есть у части общества напрочь отсутствует эмпатия и гуманность, что, конечно, просто чудовищно.

ЮНИСЕФ ведет активную работу на востоке Украины по помощи детям и одним из этапов программы стала выставка, которую предложили курировать мне. Этот огромный проект стал для нашей команды вызовом, ведь его на полутора тысячах квадратных метрах нужно было собрать за месяц. В нем представлены как документальные факты разрушенных городов и жизней, интервью и статистика, так и художественные произведения, которые переосмысляют эту проблему. Задача выставки – дать почувствовать человеку, который не имел этого опыта, что пережили переселенцы. Прочувствовать, что такое покинуть дом, отправится в никуда, скитаться без конца, оказаться там, где ты никому не нужен. Это такое мощное психологическое воздействие с помощью искусства.

«Позиционирование – это не то, что ты сам о себе думаешь, а то, что о тебе думают другие»

Вместе с командой агентства Art Management в 2016-м мы провели около сотни событий, среди которых 26 выставок в 8 городах Украины, 29 событий в креативном пространстве Port, два конкурса по современному искусству, два образовательных курса в Киеве и Одессе, проекты с публичным пространством, резиденцию для молодых художников.

В Украине в целом сейчас действительно культурный ренессанс. Этим летом прошел великолепный музыкальный фестиваль Atlas Weekend, который собрал десятки тысяч людей, и показал, что в Украине есть крутая музыка, опять же, случилась победа Джамалы на «Евровидении». Люди перестали ждать большого куша, начали жить здесь и сейчас, и, главное, перестали на кого-то надеяться. На фоне революции Достоинства появилось множество маленьких частных инициатив, галерей, мастерских, образовательных программ, креативных пространств, фестивалей, социальных и культурных проектов. Все это вместе, как мне кажется, и создает экосистему и фундамент для культурного развития.


Фото - artmanagement.com.ua и из архива героини

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Комментарии (1)

Аляксадр
Аляксадр | 19.12.2016 16:00

брыдка ужывць слова "рэнесанс" у гэтым выпадку. Гэта смех, а не рэнесанс.

Написать комментарий


Сейчас на главной

Показать больше Показать больше