Как устроена жизнь в Найроби?

Марианна и Оля не первый месяц работают по программе «Добровольцы ООН» в Найроби (Кения). Они уже успели освоиться на жарком континенте, преодолев первые волны «культурного шока», и готовы поделиться с читателями 34travel опытом освоения иной реальности. Как налажена работа в крупнейшей международной организации? Чем примечательны быт и отдых в одной из столиц Восточной Африки? Рассказывают экспатки.

 

Работа

Несколько слов о программе. В 2015 году государства-члены ООН приняли Повестку дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. Ее глобальные цели – искоренять бедность, продвигать идеи гендерного равенства, обеспечивать качественное образование для всех (подробнее о Целях устойчивого развития можно почитать на сайте организации). Молодые люди со всего мира могут помочь в достижении благих целей, которые им откликаются, и такую возможность дает, в частности, Программа добровольцев Организации Объединенных Наций (ДООН).

Большая часть добровольцев ООН – ребята из развивающихся стран, а большинство позиций программы сосредоточены в странах Глобального Юга, например, в Африке южнее Сахары. Однако иногда появляются редкие позиции в Нью-Йорке или в европейских странах. Мониторить вакансии можно здесь. На этом же
сайте необходимо создать свой профиль (онлайн-резюме), если хочешь откликаться на подходящие позиции.

Волонтерам выплачивают пособие из расчета средней стоимости жизни в той или иной стране. Обычно этого вполне хватает на аренду жилья, питание и удовлетворение прочих базовых потребностей. Также покрываются расходы на перелет из страны проживания до места службы, визу и другие документы, медицинскую страховку (на время миссии плюс еще один месяц после ее завершения).

По приезде в Кению добровольцам необходимо подать заявку на получение разрешения на работу и «дипломатическое удостоверение личности». К сожалению, это очень небыстрый процесс, поэтому можно месяцами пребывать в стране на птичьих правах. А нерезиденты в Кении, к слову, платят в три раза больше за вход в музеи и национальные парки, иногда цена еще выше тройной.

 Марианна:  «Я работаю в офисе Постоянного координатора ООН в Кении и занимаюсь развитием партнерств в интересах устойчивого развития с особым вниманием к молодежной повестке. Моя команда очень мультикультурная: у нас в офисе работают как кенийцы, так и европейцы, и представители других культур. Это то, чего мне так не хватало в России, – когда люди с разным бэкграундом и перспективой собираются вместе, чтобы работать над одним проектом. Кстати, научно доказано, что мультикультурные команды более креативны и эффективны.

Большую часть времени я работала удаленно из России, но, как только открыли офис, сразу поехала в Найроби, ведь кенийский офис ООН – это региональная штаб-квартира и отдельный архитектурный шедевр». 

 

«Люди с разным бэкграундом собираются вместе, чтобы работать над одним проектом»

 

 Оля:  «Моя позиция в штаб-квартире ООН-Хабитат в Найроби называется “Junior Officer, Sustainable Urbanization”, я занимаюсь программной работой по устойчивой урбанизации в молодежном отделе. Мы организуем мероприятия по продвижению молодежной повестки в городах и поселениях, занимаемся полевой работой по поддержке местных сообществ и их самобытности, участвуем в создании практических рекомендаций для лиц, принимающих политические решения на уровне муниципалитетов или на национальном уровне в сфере городского развития. Стремимся к тому, чтобы интересы и мнения молодежи не просто принимались “для галочки”, но активно учитывались в процессе принятия решений, которые их непосредственно касаются.

Я работаю в Найроби второй год и могу изъясняться на суахили в случае, если другие способы коммуникации провалились. Мои коллеги – выходцы из разных частей света. Я многому у них научилась, особенно у своего непосредственного начальника и старших коллег, с которыми удалось пройти “огонь, воду и медные трубы” совместной проектной работы. Впрочем, с Москвой я тоже иногда работаю – здорово быть связанной со своей страной и иметь соотечественников-единомышленников, находясь в сотнях километрах от дома».

 

 

 

Жилье

Сотрудникам ООН можно жить в так называемой «голубой зоне» – это в первую очередь районы Гигири и Рунда, расположенные вблизи офиса ООН, а также некоторые центральные районы Найроби. Волонтеры полностью сами ответственны за поиск жилья, но всегда можно обратиться за помощью к коллегам, к представителям ДООН в Кении или в чат волонтеров в WhatsApp. Идеальный вариант – найти жилье по рекомендации, но и в таком случае никогда нет гарантии, что с домом не будет проблем.

Цены на жилье в столице Кении кусаются. Например, комната по типу ensuite в доме с общей кухней, гостиной, садом в дипломатической зоне обойдется в среднем в $ 600. В стоимость входят услуги уборки и стирки. Отказаться от них вряд ли получится, даже если ты очень любишь делать это сам(-а) – таков негласный здешний закон: экспат дает работу местному населению. Часто арендодатель взимает дополнительную плату за электричество и воду – это обязательно нужно уточнять до того, как подпишешь договор. Новые однокомнатные квартиры в зажиточных районах неподалеку от офиса ООН по типу «всё включено» обойдутся в среднем в $ 800. 

 

«Таков негласный здешний закон: экспат дает работу местному населению»

 

 Марианна:  «Я живу в дипломатической зоне в десяти минутах от офиса ООН. Мне было принципиально жить в шаговой доступности от работы, чтобы ходить пешком и не пользоваться такси. Это большой дом, который раньше служил резиденцией какого-то посла, – в нем я занимаю одну комнату с собственным санузлом. С момента моего въезда сюда (а это почти месяц) сложно вспомнить день, когда бы не появлялись какие-то проблемы: отключение электричества, слабый вайфай, отсутствие воды, сломанные раковины и, самое неприятное, крысы и мыши. Я жду того момента, когда пойму, что всё, это конец, но пока терплю и надеюсь, что всё наладится. Мне нравится жить рядом с
природой и в безопасной части города, где можно спокойно ходить пешком.

 

«В радиусе примерно трех километров нет ни одного продуктового магазина»

 

Одно из самых больших неудобств в повседневной жизни для меня – отсутствие системы разделения и переработки мусора. Кения когда-то сделала важный шаг – отменила пластиковые пакеты в магазинах (там теперь бумажные или тряпичные), но в остальном стране еще предстоит многому научиться. Я попросила хозяев дома начать разделять хотя бы на органику и “сухой мусор”. Это сработало, ведь пищевые отходы можно использовать в качестве удобрения в саду. Тем не менее, часть мусора местные всё равно предпочитают закапывать и сжигать прямо на территории, поэтому у дома часто стоит дымка. 

Еще вначале было непривычно, что в радиусе примерно трех километров нет ни одного продуктового или какого-либо другого магазина. Я не привыкла пользоваться доставкой, поэтому, если очень резко что-то понадобится, надо быть готовой шагать минимум полчаса или заказывать машину. Основной островок цивилизации в моем районе – это
огромный ТЦ, где закупаются все экспаты, работающие в ООН и посольствах».

 Оля:  «За полтора года я сменила три-четыре места жительства, но всегда селилась в “голубой зоне”, или, как ее здесь называют, “security bubble” (“пузырь безопасности”). По моему опыту, тяжело найти золотую середину по критериям “комфорт / цена / близость к месту работы / близость к увеселительным заведениям” – всегда приходится чем-то жертвовать. Мне очень нравилось жить в Вестлэндс (Westlands), где по вечерам есть куда выбраться встретиться с друзьями, а до работы не дольше десяти минут на такси, но аренда весьма простенького жилья съедает заметную часть нашего “месячного пособия”. Сейчас я живу в Рунде – далековато от “цивилизации”, тусовок и культовых мест, в окружении семейных коттеджей и джаз-баров для публики постарше, – зато я существенно выиграла по комфорту. До работы я добираюсь на такси за 5–10 минут, в зависимости от пробок».

 

 

Город

Как это часто бывает с африканскими мегаполисами, Найроби – это город контрастов. В некоторых районах через улицу друг от друга проживают люди, получающие $ 200 и  $ 1000 в месяц, – причем оба столичных жителя по определению национальной статистики будут считаться представителями среднего класса. Через один блок от них в окружении стандартных пятиэтажек высятся небоскребы, квартиры которых часто сдаются толстосумам-иностранцам (экспатам), занятым в международных корпорациях или в секторе оказания помощи развитию. «Зажиточные» жилые комплексы («plots») ограждены от окружающего мира высокими стенами и электрическими растяжками, создающими впечатление осажденной крепости (или, как говорят урбанисты, «gated communities»). Это продиктовано соображениями безопасности, да и во время выборов Найроби известен своими тектоническими политическими волнениями. При этом, если посчастливилось оказаться по другую сторону стены, гость будет встречен зеленью и чистотой ухоженного соседского участка a-la bourgois, в границах которого многие друг друга знают и ходят друг к другу в гости.

 

«”Зажиточные” жилые комплексы ограждены от окружающего мира высокими стенами и электрическими растяжками»

 

На этом контрасты не заканчиваются. Найроби – один из самых разношерстных городов Восточной Африки в этническом, национальном, религиозном и культурном плане. Со всех провинций в столицу съезжаются представители более чем 40 племен Кении, самые многочисленные из которых – Кикуйю и Луя (вместе они составляют всего около 36 % населения страны). Люди ищут здесь работу, возможности для ведения и расширения бизнеса, а также для получения образования. Также в столице проживает заметное количество мигрантов из Сомали, Южного Судана и Танзании.

В Найроби достаточно много христианских церквей (их архитектура чем-то напоминает ранний советский конструктивизм), но также и мечетей (присутствие которых отмечено призывом к молитве «aazaan» утром, по два раза днем и вечером) и индуистских храмов (этнические индийцы обосновались в Кении еще со времен строительства железной дороги Момбаса – Найроби).

Также в Найроби проживает большое количество экспатов из стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии. Несмотря на всю космополитичность города, представители белой расы подвергаются пристальному разглядыванию и чрезмерному вниманию со стороны местного населения, иногда это доходит до нежелательных телесных контактов.

Найроби – не самый приятный город для пешеходов: мало где есть светофоры и хоть какое-то подобие тротуара. Велосипедистам тоже нелегко – чаще всего им приходится ездить по проезжей части, что в Найроби весьма небезопасно. Велодорожки – большая роскошь и доступны только в некоторых районах, например, рядом с офисом ООН.

Основной вид транспорта для местных – это мотоциклы бода-бода и знаменитые матату (частные микроавтобусы), владельцы которых соревнуются друг с другом за звание самого громкого и яркого. В городе хорошо работают Uber и альтернативные приложения. 

 

 

Культурная жизнь

Найроби – главный экономический и культурный хаб Восточной Африки, а потому здесь всегда есть чем заняться. Главной фишкой города, конечно, является Национальный парк Найроби – единственный в мире национальный парк в черте столичного города. В 2022 году стоимость входа для туристов составляет $ 43, отдельно нужно платить за машину с водителем – примерно $ 120 за шестиместную. Помимо сафари на территории Национального парка можно посетить приют для диких животных, небольшой зоопарк Safari Walk, центр реабилитации слонят Sheldrick Elephant Orphanage, Центр жирафов (Giraffe Centre), откуда можно увидеть инстаграмный отель Giraffe Manor

Поездку в Национальный парк часто совмещают с посещением дома Карен Бликсен – писательницы из Дании, которая долгое время прожила в Кении и стала знаменита среди местного населения. Можно посмотреть фильм «Из Африки», снятый по мотивам ею же написанной книги.

Насладиться природой поближе к центру города можно также в Karura Forest или ботаническом саду Arboretum.

Главный музей города – Национальный музей Найроби. Здесь можно узнать о происхождении и эволюции человека, истории Кении, ее флоре и фауне, национальной валюте и многом другом. Если повезет, попадешь на классные временные выставки и экспозиции. На территории музея есть очаровательный ботанический сад с алоэ и атмосферный ресторан Museum Heritage Restaurant.

Любителям нишевого африканского искусства понравятся частные арт-галереи, в которых помимо выставок проходят атмосферные вечеринки и маркеты – например, Kioko Art Gallery или Kuona Artists collective, расположенные в центре города. Галерея One Off Contemporary Art Gallery, открытая в 1994 году, – must visit для тех, кто ищет уединения и хочет посмотреть (или даже приобрести) работы признанных художников Кении, Танзании, Уганды и других стран Восточной Африки. Это абсолютно волшебное место, напоминающее домик хоббита, затерянный в африканском лесу. На территории галереи есть занятный сад скульптур.

 

 

Итого

Жизнь в Кении, как и в Африке в целом, подойдет не всем. Здесь как нигде нужно развивать в себе софт скилз: гибкость, толерантность, межкультурную восприимчивость. Поначалу сложно привыкнуть к тому, что никто не уважает твое время. Нужно освоить такое понятие, как «кенийское время», – это когда можно опаздывать на два часа на встречи, не предупреждая, или не приехать вообще. (Иронично, но запланированные отключения электричества происходят минута в минуту.) Приходится привыкать и к тому, что в Найроби всегда нужно быть начеку, ведь от неместного обычно ждут чуть большего, будь то цена за бутылку воды в магазине или стоимость арендованного жилья. 

 

«Главное – уметь выстраивать нетворкинг и знать, что происходит вокруг»

 

 Марианна:  «Несмотря на все сложности адаптации и регулярные вспышки культурного шока, жить в Найроби мне нравится. Обычно каждые выходные у меня заняты поездками на природу или посещением культурных достопримечательностей и локальных фестивалей. Когда налаживаешь быт и создаешь свой собственный микромир, дискомфорта становится меньше. Также Найроби открывает большие карьерные возможности для тех, кто заинтересован в сфере международного развития. Главное – уметь выстраивать нетворкинг и знать, что происходит вокруг».

 Oля:  «За полтора года мнение о городе и местном образе жизни у меня постоянно менялось. Все-таки другие люди, другие нравы, свои порядки и обычаи, а ты такой чужой и потерянный в этом круговороте жизни, текущей как будто мимо тебя. В какой-то момент хотелось поскорее вернуться домой и оказаться в окружении простых и понятных вещей. Сейчас кажется, что жизнь и быт налажены; уже знаешь, что тебе нравится, как можно провести время весело и с пользой, если в графике внезапно появится свободное время. Когда приезжаю в Россию в отпуск, то моей пальмовой экзотики мне уже не хватает!»

 

Текст: Марианна Осипова и Ольга Цаплина. Фото: Марианна Осипова, Полина Королева, Ольга Цаплина

hand with heart

Поддержи редакцию 34travel на Patreon!

Уже больше года мы делаем журнал о путешествиях в мире, где путешествия стали настоящим квестом. Мы очень рады, что ты остаешься с нами и продолжаешь читать материалы 34travel. Будем благодарны за support в эти сложные времена.

Подписаться на Patreon

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше