Личный опыт. «Я занималась радикальным травоведением в Шотландии»

Лена Немик из Минска рисует социальные иллюстрации и комиксы, изучает и преподает визуальный сторителлинг. А еще обожает ведьмовскую эстетику, северную природу и низовые общественные инициативы. Попасть в Шотландию на травницкую тусовку и вернуться туда волонтерить – приключение мечты, о котором Лена рассказывает для 34travel. 

Почему Шотландия?

Страстная любовь к Шотландии у меня случилась за несколько лет до того, как я туда попала. Началось, наверное, с «Гарри Поттера», а потом стало будоражить от всего, что хоть как-то касалось шотландской культуры – музыки, фильмов, акцента, кельтских легенд и фестивалей современного театра. Только сериал «Чужестранка» я не вынесла, он оказался чересчур для моей сентиментальной натуры.

Ко времени, когда мне уже очень хотелось туда попасть, я наслушалась историй про то, как нереально получить британскую визу молодой незамужней женщине из Восточной Европы, и решила, что самым простым вариантом будет… поступить в университет! На эту затею ушло полгода времени, очень много сил и нервов, в итоге я не поступила. Зато неплохо подтянула язык, и мне нравится думать, что именно благодаря этому я не побоялась поехать в англоязычную страну одна.

Туристическую визу в итоге я получила легко. Без особой надежды написала двум с половиной старым контактам, которые у меня были в Шотландии. Мне ответила давняя знакомая с образовательных тренингов: конечно же, я могу остановится у них. Правда, на выходные во время моего пребывания они с подругами едут в Хайлендс (Highlands) в деревню на слет травниц и, возможно, у меня есть более увлекательные планы, но, может быть, я захочу поехать с ними. Вы еще спрашиваете!

 


Эдинбург

Шотландия ко мне дружелюбна. Приятельница рада вписать меня у себя (коллективный дом на 10 человек в пригороде Эдинбурга, «вот твоя комната, бери в холодильнике все, что хочешь»), я легко ориентируюсь в городе, болтаю с работниками музеев и барменами, меня зовут в гости в деревню, погода (в ноябре! В Шотландии!) ласковая и солнечная, а водитель автобуса называет меня love (он так называет всех пассажиров, но мне все равно это поднимает настроение каждый раз).

В Эдинбурге мне нравится всё! Без своего обычного скептицизма по поводу туристических достопримечательностей я наслаждаюсь достаточно безлюдной в ноябре улицей Royal Mill с волыночниками и сувенирными лавками на каждом углу, хожу на экскурсии про охоту на ведьм и времена чумы (у этого города полно жутких историй), изучаю надгробья кладбищ, где Роулинг подсматривала имена для своих персонажей. На поиск могилы некоего Томаса Ридела (Thomas Riddell, прототип для Tom Riddle, то есть юноши-загадки, который оказался будущим Волдемортом) меня ушло пару часов. 

Есть тут музей сторителлинга, музей писателей с комнатами Скотта и Стивенсона и много других прекрасных бесплатных музеев c не менее прекрасными булочками-сконами в их кафетериях. Какой кайф откинуть немного снобизм и быть довольной благодарной туристкой.

 


 

Шотландская деревня

К Клер в Лохалин (Lochaline) мы приезжаем поздно вечером. Меня сильно укачало на серпантине, и она быстро приводит меня в порядок имбирной эссенцией. Клер – травница. Но не в фольклорно-эзотерическом смысле, как это может прозвучать по-русски, а дипломированная врач-herbalist, у нее своя медицинская практика и небольшое производство трав West Highland Herbal. Клер из Глазго, но переехала в деревню 10 лет назад. У нее восхитительный glaswegian акцент. Тот самый характерный, который ты представляешь, когда думаешь про шотландский акцент, вариаций которого на самом деле очень много.

 

«Причал паромов, небольшая шахта кварцевого песка, паб, магазин, отельчик и школа – вот и вся здешняя цивилизация» 

 

Лохалин – небольшая деревня на полуострове Морверн (Morvern), с одной стороны тут одноименное соленое озеро Loch Alinе, а с другой – море. Чтобы добраться сюда с «большой земли», надо плыть на пароме. Другой паром ходит на остров Мулл (Isle of Mull) и обратно несколько раз в день. Бойфренд Клер Джон – милый фермер, который стесняется гостей и почти к нам не выходит, работает на пароме пару смен в неделю. Причал паромов, небольшая шахта кварцевого песка, паб, магазин, отельчик и школа – вот и вся здешняя цивилизация. Кстати, в крохотном хайландском Лохалине живет беларуска Лидия, правда, я с ней так и не повстречалась. 


 

Радикальное травоведение

В эти выходные у Клер собрались участницы Radical Scottish Herbal Network со всей Шотландии. Это политическая группа, работающая с травами с учетом социального контекста. RSHN – горизонтальная низовая сеть, объединяющая травниц и активистов в области здравоохранения. Основные принципы – холистический подход к медицине, социальная справедливость и экологическая ответственность. Они занимаются практической и клинической травяной медициной, выращивают и продают местные травы, предоставляют бесплатную помощь беженцам, организуют тренинги и фестивали, где делятся знаниями о травах. В Глазго я позже сходила в социальный центр, где находится травяная аптека, мастерская и небольшой огород, которые тоже относятся к сети. Центр посещают люди из местных сообществ, они же там и волонтерят.

В Великобритании под влиянием развития фармакологических корпораций в двадцатом веке сильно забылись традиционные знания. Меня удивляло, с каким энтузиазмом участницы говорили об ингаляциях, парении ног, травяных полосканиях и других методах, знакомых каждому советскому ребенку, как чуть ли не о революционной медицине. Кстати, весной 2020-го группа выпустила буклет об альтернативных способах облегчить симптомы вирусных инфекций для тех, кто не сможет получить своевременную помощь во время пандемии. Медицина в Великобритании хоть и бесплатна, но доступна не всем, например, мигрантам без документов может быть непросто. 

Помимо разговоров о травах, мы раскладываем Травяное таро (Herbal Tarot, где традиционные значения таро даны вместе с иллюстрациями трав и описанием их свойств), готовим вегетарианский пастуший пирог (shepherd's pie) и полный шотландский завтрак (full scottish breakfast, где все жирное и жареное), гуляем по окрестностям полуострова Морверн. Тут есть пешая тропа Aoineadh Mòr, посвященная трагичной истории выселения местных деревень в начале XIX века. В инфопоинтах можно послушать на гэльском языке, как Мэри, лирическая героиня тропы, рассказывает свою грустную историю. 

На полуострове много холмов, растут лиственницы, болотистая земля хлюпает под ногами даже на склонах, а еще можно встретить свободно гуляющих мохнатых коров – hairy coos. Мы встретили! С нами гуляет хозяйская собака Sorrel, и я гуглю, что это значит Щавель. Я вообще гуглю много названий растений в эти дни.

 

«Болотистая земля хлюпает под ногами даже на склонах холмов, а еще можно встретить свободно гуляющих мохнатых коров»

 

Клер рассказала, что устраивает волонтерские недели весной, летом и осенью, когда ей нужно много помощи с травами. Беру у нее контакт, потому что моя виза еще будет действительна весной.

 



Волонтерство на огороде

Попасть на волонтерские недели, или Herbal Helpers Week, не так просто, они очень популярны. Все мои эдинбургские приятельницы с осенней поездки опоздали. А я – нет. Потому что записалась за полгода, раз уж вселенная подкинула такие возможности. 

И вот в конце марта я снова еду в Lochaline. В салфетке – мелко нарезанный имбирь, которым я дышу на серпантине. Больше не укачивает. Ближайшую неделю я буду полоть грядки с видом на море, озеро и горы, слушать много шотландского сленга и ощущать себя самой счастливой ведьмой на земле.

 

«Ближайшую неделю я буду полоть грядки с видом на море, озеро и горы, слушать много шотландского сленга и ощущать себя самой счастливой ведьмой на земле»

 

Мы живем в караване – большом вагоне с кухней, органическим туалетом, душем и двумя спальнями размером с купе поезда. Часть волонтеров спит в своих машинах. Утром – завтрак из домашнего хлеба и яиц с желтками цвета апельсина. Йогурта, который мы ели в ноябре, временно нет, потому что козы беременны. За завтраком определяемся с планами на день и идем работать. Весной главная задача – подготовить огород и мастерскую к сезону. Мы полем грядки и строим небольшое укрытие возле огорода на случай внезапного дождя (до дома добежать три минуты, но дожди в Шотландии могут быть слишком внезапными), красим таблички и подписываем бутыли для хранения эссенций, моем теплицы и готовим рассаду. Огород разбит по традиции средневековых монастырских садов на четыре зоны по стихиям – воздух, вода, огонь, земля. К каждой зоне относятся травы в зависимости от их свойств – согревать или охлаждать, увлажнять или сушить. Воздух – это лаванда, вербена и чабрец. Огонь – розмарин и базилик. Земля – шалфей и гвоздика. Вода – валерьянка и мой любимец Herb Robert (по-русски не так мило – герань Роберта). 

 


Все волонтеры, кроме меня – шотландцы, в основном из этого же региона Хайлендс. Я не всегда понимаю, что они говорят, но кайфую, просто слушая их речь. Если что-то нужное не пойму – переспрошу, все очень терпеливо и приветливо мне объясняют. По вечерам мы вместе готовим и общаемся, я записываю в блокнот новые выражения, после нескольких кружек чая с молоком мы разбредаемся спать. Тихо, чтобы не будить соседку, я кутаюсь в пуховое одеяло от мартовских ночных заморозков и читаю свою первую художку на английском – незамысловатую How to Stop Time Мэтта Хэйга, книгу, которую я всегда буду вспоминать с нежностью из-за атмосферы, в которой она читалась.

В один из солнечных дней мы едем на берег собирать морские водоросли для удобрения. Граблями нужно нагрузить целый прицеп тяжелых водорослей. После работы мы остаемся на пляже в чисто женской компании и разговариваем про желание и нежелание иметь детей, контрацепцию, слатшейминг. В этот спонтанный момент мы самые близкие люди на свете. Эми идет купаться (31 марта!). Говорят, у них тут традиция купаться не в сезон, а особенно на утро Нового года – хорошо прочищает голову!

Вечером субботы мы идем в местный паб. В основном, чтобы устроить мне локальный культурный экспириенс. Паб – это две небольшие комнаты с обоями в цветочек. Сегодня тут отмечают 18-летие местной девушки. В пабе вся деревня: разодетая молодежь (макияж, каблуки), дедушки с собаками, мамы с грудными детьми, польские рабочие, которые пытаются с нами знакомиться, но я не подаю вида, что понимаю их, ведь у меня – полное шотландское погружение! Мы в резиновых сапогах: после недели жизни в них кажется какой-то глупостью переобуваться, чтобы сходить выпить пинту.

В последний вечер мы готовим хаггис. Есть вегетарианский вариант, но мы с веганкой Кейт пробуем и обычный: все этичное и домашнее, и опять-таки – локальный культурный экспириенс. На закате гуляем к местной церкви с коллекцией резных камней VIII-XVI столетия и кладбищу (шотланские кладбища – мои любимые места прогулок). Эми привезла машинку для значков, и на прощанье мы делаем себе сувениры (я сделала, конечно, с надписью Witch). Грустно, как в конце смены в лагере. Я увожу с собой две ценные бумажки – травяная помощь при менструальных болях и рецепт шотландских сконов.

Следующие две недели я буду к месту и не к месту говорить «What the craic?», два месяца искать горшки, клумбы и огороды, в которых можно покопаться, а следующие две весны – нестерпимо скучать по моей Шотландии.
 

 Текст и фото: Лена Немик 

Тэги: Великобритания
hand with heart

Поддержи редакцию 34travel на Patreon!

Уже больше года мы делаем журнал о путешествиях в мире, где путешествия стали настоящим квестом. Мы очень рады, что ты остаешься с нами и продолжаешь читать материалы 34travel. Будем благодарны за support в эти сложные времена.

Подписаться на Patreon

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше