Личный опыт. Как поработать в Мюнхене на Октоберфесте?

Ирина Солончукова из Москвы работает в международном travel-сервисе в службе поддержки путешественников, а в свободное от работы время путешествует и ездит на концерты и европейские фетивали. Однажды Ирина решила поработать на Октоберфесте в Мюнхене – и теперь рассказывает все подробности о том, как устроен этот масштабный праздник.

 


У меня всегда был повышенный интерес к Германии и ее культуре. Так получилось, что в университете я попала на работу в представительство одной немецкой компании в Москве, где с удовольствием и размахом осенью отмечался фестиваль Октоберфест – на территории компании в Подмосковье устанавливались шатры, в них ставились специальные укрепленные столы и лавки, чтобы на них можно было танцевать, приглашался баварский оркестр, было, конечно же, много пива и традиционных закусок. На тот момент нашей задачей было ходить в красивых немецких костюмах, общаться с клиентами и поддерживать праздничную атмосферу.

Тот праздник мы провели с удовольствием, и я начала задумываться: интересно, а как все происходит на настоящем Октоберфесте? И вот в прошлом году я поняла, что осень должна начаться для меня именно с этого фестиваля. Мне очень хотелось на него попасть, но не в качестве гостя, а участницей, и посмотреть на все изнутри.

 

Кем можно работать на Октоберфесте?

 

Официант

Первое, что приходит в голову – это официант. Работать могут как девушки, так и парни. Для такой работы нужны хороший разговорный немецкий, прекрасная физическая подготовка и стальная выдержка. Это даже не требования работодателя, а необходимость.

Я пересмотрела и перечитала много интервью с официантками, где они рассказывают о своей работе и подготовке к ней. К каждому фестивалю они готовятся почти как к марафону: ходят на регулярные пробежки, тренируются в зале с большим весом и придерживаются специальных диет. Этому есть простое объяснение: забрав заказ с кухни, официанты и официантки все тарелки размещают на огромной доске из толстого прочного дерева, которую несут на своих плечах. Так как в тарелках не легкие овощные салаты, а мясные блюда и закуски, то они весят немало и нужно проявить силу, чтобы донести их в целости. Кстати, эти деревянные подносы для тарелок официанты собирают заранее дома сами и привозят с собой на фестиваль. Также нужно носить большое количество полных литровых пивных кружек за один раз. Попробуй как-нибудь взять одной рукой несколько пустых кружек и представь, что они полные и их в два раза больше.

«К каждому фестивалю официанты готовятся, как к марафону: ходят на регулярные пробежки, тренируются в зале с большим весом и придерживаются специальных диет»

Братство официантов на Октоберфесте очень сплоченное, они поддерживают друг друга на протяжении всего фестиваля, всегда улыбаются и помогают друг другу. Ни разу не видела, чтобы они ссорились между собой. Волнение на их лицах могло возникнуть, только когда нужно было нести тяжелые тарелки с кухни в пиковые часы сквозь толпу уже выпивших гостей или если у кого-то из гостей возникали трудности с оплатой счета. И в том, и в другом случае помогала охрана.

 

 

Охранник

Охранники работают каждый день полную смену на протяжении всего фестиваля без выходных и тоже проходят курс предварительной подготовки. У них несколько функций:

Конечно же, следить за порядком. Любой пьяный дебош останавливается в самом его начале, и нарушитель оперативно удаляется из шатра.

Проверять документы на входе. Несмотря на то, что праздник семейный, до 16 лет без сопровождения родителей можно находиться только сотрудникам (вместе со мной в шатре работало много немецких школьников старших классов), так как если ты уже в шатре, значит, тебе есть 16 и тебе могут продать пиво без дополнительных проверок.

Проверять сумки на выходе. Некоторые гости хотят забрать с собой из шатра пивную кружку в качестве сувенира. Сама кружка совершенно обычная, стеклянная, без рисунков и гравировок, объемом 1 литр. Но именно на них идет охота. И охрана проверяет всех выходящих с большими сумками на предмет унесенной кружки. Выйти подышать воздухом на улицу с кружкой тоже нельзя. Ставишь на стол у выхода, по возвращении забираешь.

Регулировать движение в шатре. Шатер имеет прямоугольную форму, столы стоят несколькими длинными рядами вдоль длинных стен, и перемещаться по шатру посетителям можно только по коридорам вдоль этих столов. В нескольких местах есть проходы сквозь столы, чтобы не обходить весь шатер, но они предназначены только для официантов и сотрудников шатра. Поэтому, когда кто-то из посетителей пытается пройти коротким путем, его останавливает охрана и отправляет в обход.

Помогать разрешать конфликты между гостями и сотрудниками шатра (во всех ситуациях оказывалась права сторона шатра).

 

Продавец сувенирной продукции

Именно этим я и планировала заняться. На русском языке не было нужной мне информации – только исторические факты и предложения с турами на фестиваль. Тогда я пошла на англо- и немецкоязычные порталы, начала искать по ключевым фразам Work at Oktoberfest и Arbeit beim Oktoberfest и нашла немецкую компанию, которая направляла сотрудников для продажи сувенирной продукции на многие немецкие фестивали в течении года, в том числе и на Октоберфест. Они базировались в Мюнхене, но принимали заявки от всех желающих, вне зависимости от места проживания. Недолго думая, я написала им, и уже через несколько дней мне было назначено собеседование по скайпу. Оно прошло очень легко и приятно, после чего я получила заветное письмо, в котором сообщалось, что они берут меня в свою команду.

В первом приветственном письме я получила файл с возможными вариантами работы:

продавать памятные магнитики с фотографиями;

продавать сувенирную продукцию (очки, шляпы, ободки и так далее);

продавать воздушные шарики;

продавать алкотестеры;

продавать цветы;

продавать имбирные пряники;

продавать нюхательный табак (самый раскупаемый товар на фестивале после пива);

продавать прищепки с гравировкой (обычно пишетсяимя или смешное прозвище, гравировка выполняется аппаратом для выжигания по дереву, который был как у нас в детстве на уроках труда).

Я выбрала продажу всей сувенирной продукции. Но когда в первый день работы на фестивале пришла в мюнхенский офис компании за формой, оказалось, что мой уровень немецкого немного не соответствует их ожиданиям для выбранной мною должности. Видно было, как мой куратор нервничал по этому поводу и принял быстрое решение переставить меня на другую работу – продавать воздушные шары. Я сначала немного огорчилась, но потом, когда попала в шатер, поняла, как крупно мне повезло.

Работа на Октоберфесте не является постоянной и для принимающей компании было важно, чтобы у каждого из участников было другое основное место работы или учебы.

Далее предстоял самый сложный период, который оказался даже труднее, чем сама работа – это сбор документов для официального оформления. Никто не любит бюрократию и заполнение формуляров, а здесь они были на немецком и их было в два раза больше, чем можно себе представить. Некоторые пункты анкет были совершенно непонятны ни мне, ни даже моим товарищам, давно переехавшим в Германию и Австрию. Также трудности возникали при заполнении документов онлайн, так как многие поля были автоматически настроены под формат европейских документов, куда никак не проходил номер российского пенсионного удостоверения и банковские реквизиты. По многим пунктам приходилось писать напрямую куратору, чтобы их технические специалисты вносили мою информацию сами.

Я волновалась, что еще до начала работы мне напишут: «С тобой слишком сложно, давай прекратим сотрудничество». Но ребята, занимающиеся оформлением новых сотрудников, оказались очень терпеливыми, и мы все-таки закончили заполнение документов и перешли к следующему этапу.

 

 

Поиск жилья в Мюнхене

Это оказалось не так просто, как может показаться на первый взгляд. Любой из хостелов в центре Мюнхена, который даже на время рождественских ярмарок держит стоимость на уровне € 15 за ночь, в период Октоберфеста показывал минимум € 50 за ночь за место в общем номере.

Более доступные варианты – по € 35 за ночь за место в общей палатке – можно было найти в палаточном лагере в полутора часах на общественном транспорте от места проведения фестиваля. Учитывая, что смена на фестивале длилась по 10-12 часов и проходила все время на ногах, в свободное время хотелось отдохнуть и спокойно сходить в душ, а не трястись в автобусе или электричке.

Аренда квартиры, комнаты или просто места в комнате также выросла минимум в 2,5 раза. Я решила попытать удачу на каучсерфинге. Никто не готов был принять меня на две недели. Все хосты, кому я писала, либо уезжали на это время из города, либо сдавали свои квартиры и комнаты через Airbnb, но с удовольствием приняли бы меня в гости после фестиваля. После долгих поисков мне написал человек, который был готов принять меня на все время фестиваля безвозмездно, чему я была очень рада. Правда, потом он тоже был вынужден отказать мне в размещении по семейным обстоятельствам. Это сообщение я получила в конце августа, а Октоберфест стартовал в двадцатых числах сентября. За оставшийся месяц мне нужно было срочно искать новое жилье.

Компания, куда я устроилась для работы на фестивале, не предоставляла бесплатного жилья для работников фестиваля, но помогала в его поиске. На Facebook есть закрытая группа, где жители Мюнхена предлагали жилье только для работников Октоберфеста по приемлемой стоимости и недалеко от места проведения фестиваля. Все хосты тамиз года в год помогают работникам, поэтому вероятность нарваться на кого-то сомнительного была минимальна. Сдают не всегда отдельные комнаты, чаще места на матрасах. У каждого разные понятия о комфорте и уюте, поэтому одни и те же предложения то пропадали, то появлялись вновь, когда кто-то отказывался.

Судьба свела меня с хостом Маркусом. Его квартира находилась в десяти минутах пешком от Старой и Новой Пинакотек, Английского парка и в получасе от Терезиного луга, где и проводится сам Октоберфест из года в год. Квартира с нетипичной круговой планировкой мне понравилась с первого взгляда. В гостиной-спальне нас размещалось три человека: Маркус, я и еще один парень, который работал медбратом на фестивале. Ему досталось место на диване, а я спала на раскладушке, хотя была готова ко всему и взяла с собой спальный мешок (позднее он мне очень пригодился, когда в октябре температура резко упала, а из-за экономии на отоплении наш хост его не включал). Маркус оказался очень душевным человеком. Ему чуть больше 40 лет, он коренной баварец и всю свою жизнь прожил в Мюнхене. Все стереотипы про скупых на эмоции и чопорных немцев совсем не про него. Он был доброжелателен и всегда интересовался, как прошел день. 

 

 

Костюм для фестиваля

Следующим пунктом подготовки к фестивалю был костюм. Если жилье не предоставлялось, то рабочей униформой нас обеспечивали. В женском варианте это был традиционный баварский костюм дирндль. Мне выдали сарафан, фартук и ленту для корсета. Блузку под сарафан нужно было приобрести самой, как и официантский кошелек.

Сарафан был без рукавов, с облегающим верхом и пышной юбкой ниже колена, застегивался на молнию спереди до середины, а сверху на шнуровку затягивалась корсетная часть. Исторически длина сарафана над землей не должна была превышать 27 см – высоту одной литровой кружки пива. Сейчас его длина может быть любой. Поверх сарафана надевался фартук, а его концы обвязывались вокруг талии. По расположению банта на поясе можно было определить семейное положение девушки. Слева – свободна, справа – замужем или в отношениях. Все это выдавалось под залог, который возвращался при сдаче костюма после работы. При этом удерживался сбор € 10 за читку костюма, если я не почистила его и не сдавала в химчистку перед возвратом в офис.

Еще надо было самостоятельно приобрести в личное пользование блузку и кошелек. По рекомендации куратора, я заказала их на немецком Amazon с доставкой в пункт выдачи в Мюнхене. Блузы, которые используют для костюма, гораздо короче, чем кажутся, и имеют специальные шнурки для утяжки. Кошелек выполнен из мягкой толстой кожи и имеет много отделений для купюр и монет. Он кладется в кожаный футляр с несколькими отделениями, к которому крепится цепочкой. А сам футляр вешается на толстый ремень, который надо было заранее привезти с собой. Это очень удобный и безопасный аксессуар для работы, так как его сложно вырвать из рук или срезать.

Так как нужно было бегать по шатру в течение целого дня, то обувь нужна была максимально удобная: кроссовки, кеды или разношенные ботинки. В праздничном варианте женского баварского наряда в качестве обуви обычно подбираются туфли на невысоком каблуке.

Перед началом каждого дня кураторы выдавали повязку на руку с гербом шатра, за которую в случае утери необходимо было заплатить € 50. Она считалась памятным и важным элементом, и многие гости шатра спрашивали, где можно такую купить.

Бюджет на подготовку к работе на Октоберфесте получился таким:


 Перелет туда-обратно – € 80;

 Проживание – € 150 в неделю;

 Залог за костюм – € 100;

 Блуза – € 6,5 и кошелек – € 12;

 Наличные для сдачи – € 50 (монеты и мелкие купюры).

 

 

Как устроена работа на фестивале?

Традиционно фестиваль Октоберфест проводится в Мюнхене на Терезином лугу в конце сентября – начале октября. На территории луга располагается 14 шатров (13 пивных и 1 винный). Каждый день фестиваля можно посещать шатры или гулять по территории. Никакие билеты для входа на фестиваль покупать не нужно. Днем и утром вход в шатры также свободный, а для вечерней программы необходимо заранее бронировать столы в шатрах. Некоторые делают это за год, сразу после окончания текущего фестиваля. Я работала в шатре Schottenhamel. Он знаменит тем, что именно в нем открывается первая бочка пива, которая знаменует начало фестиваля. Каждый день независимо от дня недели гости начинают подтягиваться к 11 утра, а сотрудникам нужно было быть в шатре раньше, к 10 часам, чтобы подготовить свой товар к продаже.

Система учета продаж очень простая и удобная: ты набираешь со склада в свою корзинку много подарков и сувениров, каждый из которых отмечается куратором в твоей персональной папке. Когда какой-то товар заканчивается в твоей корзинке, ты снова приходишь на склад, берешь, что тебе нужно, отмечаешь в папке и идешь дальше продавать. В конце дня вся оставшаяся в корзинке продукция пересчитывалась куратором и возвращалась на склад. Все отсутствующие по сравнению с утренним списком позициисчитались автоматически проданными, даже если они потерялись или продавец решил их кому-то подарить. За них нужно было сдать деньги в кассу под расписку.С этих продаж потом начислялся процент и выдавался как зарплата. Все, что оставалось сверх сданной суммы, считалось чаевыми – их можно было оставить себе. В день получалось порядка € 100 чаевых.

«В день получалось порядка € 100 чаевых»

Интересно, что наша схема работы отличалась от работы официантов. Официанту изначально требовалось выкупать каждую кружку пива у шатра по фиксированной стоимости и продавать гостям по более высокой. Разницу и чаевые официанты оставляли себе. Каждый шатер сотрудничал со своей пивоварней и наливал разное пиво, поэтому и цена в разных шатрах отличалась. В моем шатре литр пива для гостей стоил € 11,75, и из года в год его цена увеличивается. Так как каждые несколько секунд кружки требовалось наполнять пивом, их не мыли по одной, а ставили на огромный конвейер, который работал непрерывно весь фестиваль. Там они ополаскивались, пропаривались и подали на линию розлива, откуда их снова забирали официанты.

Если другие девушки и парни, по мнению куратора, должны были носить на себе все, что продавали, для привлечения покупателей, то мне было проще – я гуляла по шатру с огромной связкой шариков. В моем распоряжении было два вида шаров на продажу – маленькие по € 9,5 и большие по € 12,5. Услышав такую сумму, кто-то говорил, что она неоправданно завышена и максимальная цена для моей продукции – не более € 2 за шар. Я не воспринимала их слова близко к сердцу, шла и продавала по пять шаров в руки другим гостям. К концу дня объявлялась Freundschaftspreis – момент, когда цена на остатки значительно снижалась, чтобы продать их.

Иногда появлялись шутники, которые находили очень веселым незаметно срезать или поджечь всю связку шаров, чтобы они улетели под крышу шатра. Это происходило всего пару раз за все время и, благодаря охране, вопрос решался очень быстро – шутник просто оплачивал все шары из улетевшей связки (обычно мы ходили со связкой из 15-20 шаров).

Воздушные шарики покупали не только для детей, но и для своих возлюбленных, семьи и друзей. Заранее я изучала слова, которые мне могли бы пригодиться для продаж, а оказалось, что надо было заучивать имена сказочных персонажей и мультяшных героев: Свинка Пеппа (Pepa Pig), Миньон (Minion), Принцесса (Prinzessin), Пчелка Майя (Biene Maja), Русалочка (Meerjungfrau), Единорог (Einhorn), Фламинго (Flamingo), Космонавт (Kosmonaut) и другие.

Столовой для работников в шатре не было. Обед нужно было приносить с собой или договариваться с официантами о том, чтобы они что-то принесли с кухни. Зато компания предоставляла неограниченные количества мармелада Haribo и игристого вина в качестве перекуса. Пить во время работы в шатре разрешалось, если это не мешало продажам. Также можно было пить пиво, но только строго в подсобном помещении. Пить пиво в зале, а тем более с гостями, категорически запрещалось.

«Компания предоставляла неограниченные количества мармелада Haribo и игристого вина в качестве перекуса»

 

Неприятные ситуации

Большая часть тех, кто работал со мной на фестивале, были немцы, преимущественно из Баварии. Была еще пара человек из других регионов Германии, девушка из Австрии и, кроме меня, еще две русскоговорящие девушки. Об этом я узнала только на третий день работы, когда услышала родную речь. Первые дни мы говорили с ними только по-немецки. Одна девушка уже родилась в Баварии в русскоязычной семье и говорила на русском с небольшим акцентом, а вторая переехала сюда по учебе, вышла замуж и осталась здесь жить. Для меня была настоящей отдушиной возможность перекинуться парой слов на родном языке.

Были и неприятные ситуации. Большие концерты с живой музыкой и танцами проходили в шатре три раза в день, и самым главным из них считался вечерний. На него можно было попасть, только если заранее забронировать стол или прийти днем, занять стоячее место и не покидать пределы шатра. Если в шатре оставались места, то пускали также и людей с улицы без предварительного бронирования, но на это не стоило сильно рассчитывать. Могло случиться так, что часть компании пускали внутрь, а кто-то был вынужден остаться снаружи. Именно так и произошло в тот день.

Двери уже были закрыты, и внутрь больше никого не пускали. Ко мне подошел один из гостей с просьбой помочь провести его младшего брата с улицы в шатер. «Возможно, тебе, как сотруднику, удастся договориться с охраной, а я за это куплю у тебя сразу много шаров, когда брат окажется внутри», – предложил он. Мне эта затея показалась сомнительной. А моя русскоговорящая коллега не смогла отказать в помощи. В итоге при попытке провести человека с улицы в закрытый шатер ее поймала охрана и отвела к директору шатра. Состоялся короткий и неприятный разговор, и ее работа в этом шатре была закончена досрочно. Мы все понимали, что она ничего плохого не сделала, но директора шатра было не переубедить.

К нам пришла девушка на замену из другого шатра. Неофициально в каждом шатре собиралась своя компания: например, мой шатер Schottenhamel считался любимым местом для немецкой молодежи, и семьи с детьми сюда почти не приходили. А новенькая пришла к нам из шатра Loewenbraеu, в котором традиционно любят сидеть исключительно американские туристы. По ее словам, там почти никто не говорит по немецки – ни гости, ни персонал, а чаевых она уносила каждый день порядка € 200. Но я бы все равно ни на что не променяла свой шатер.

Со мной лично произошел один неприятный случай, но это могло случиться в любом месте. Как обычно, я ходила и всем улыбалась, потому что было хорошее настроение и праздничная атмосфера. Маленькие девочки даже подходили и говорили, что я похожа на принцессу. В тот день меня остановил какой-то парень и начал настойчиво предлагать мне за деньги провести с ним время. Хорошо, что рядом была охрана и оперативно вмешались. Эта ситуация разрушила всю сказку, созданную за предыдущие дни, и было немного страшно возвращаться домой после фестиваля: вдруг он решил подождать меня после закрытия шатра. К счастью, этот случай был единичным и никто не пострадал.

В последний день, после официального закрытия шатра, мы пересчитывали и собирали все, что не было продано, допивали просекко и доедали все, что оставалось на кухне, а потом поехали на официальную afterparty в клуб P1 Gaststätten.

На фестивале меня часто спрашивали, откуда я приехала, ожидая услышать, что из соседней немецкой земли или из одной из европейских стран, но никак не из России. Все искренне удивлялись, потому что для них это далеко и сложно, но я из тех, для кого расстояния – это только цифры на карте. И если действительно о чем-то мечтаешь, то нет ничего невозможного.

Фото Ирина Солончукова

Тэги: Германия, Мюнхен
hand with heart

Поддержи редакцию 34travel!

Если наши гайды когда-то помогали тебе путешествовать, если ты хочешь пользоваться нашими путеводителями в будущем, будем благодарны за support в эти сложные времена!

Как поддержать?

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше