Опыты: Как учить женщин спорту в Саудовской Аравии?

Мариша Корж – тренерка неформального образования, которая провела десять дней в Саудовской Аравии, работая с местными учительницами физкультуры по Программе обучения олимпийским ценностям (Olympic values education programme). Для 34travel она рассказывает о своем опыте работы в одной из самых закрытых стран мира: о гендерной сегрегации, перерывах на молитву и тайной жизни женщин.

Я провожу интерактивные обучающие программы для молодых людей и для тех, кто с молодыми людьми работает, – это учителя, специалисты социальной сферы, люди, работающие в молодежных организациях. Я обучаю молодых людей тому, как работать в группе, как эффективно общаться, как быть лидером – это направлено на развитие soft skills. Есть в том числе и специализированные темы, с которыми я работаю: гендерное равенство, развитие местных сообществ, создание молодежных инициатив. 

Я очень много работала со спортом как с инструментом неформального образования. Спортивные тренеры и коучи – авторитет для молодежи. Они знают, как вовлечь молодых людей и сделать так, чтобы им было интересно участвовать в спортивных событиях, но те самые «мягкие навыки» они не развивают. Они не часто рефлексируют вместе с молодыми людьми о том, как они работают как команда, какую цель они хотели бы поставить перед собой, что для них значит доверие и взаимоуважение в спорте. Мы много работали с такими программами в Литве и Беларуси, делали тренинги для русскоговорящих учителей физкультуры, спортивных тренеров и молодежных работников и работниц, которые хотели бы использовать спорт и спортивные игры как инструмент вовлечения молодых людей в активный образ жизни, но не знают, с чего начать. 

Так получилось, что про это узнал Международный олимпийский комитет, который находится в Швейцарии. У них есть программа, которая называется «Обучение Олимпийским ценностям». Олимпийские игры – это то, что объединяет весь мир. Когда идут Олимпийские игры, останавливаются войны. Спорт в рамках Олимпийских игр – это про уважение, толерантность, взаимоподдержку. Эта программа проходила в нескольких странах, и наша коллега, которая работает в комитете, решила провести ее в Саудовской Аравии, где как раз есть общественная организация, продвигающая спорт. 

Это был большой вызов для нас, потому что Саудовская Аравия – достаточно закрытая страна. Спорт для женщин там был запрещен довольно долго: это считалось грехом. У женщин не было условий для занятий спортом. Сейчас в стране началась либерализация, очень многие вещи поменялись за последние пару лет, и спорт опять становится частью школьной программы, но стать тренером или учительницей физкультуры там все еще сложно. Не всегда детально разбирается анатомия человеческого тела. 

Наша задача была обучить учительниц и школьных руководительниц из всей Саудовской Аравии. В тренерской команде было четыре человека, мы должны были обучить учительниц работать с Программой обучения олимпийским ценностям. Это означает, что мы на практике, через неформальное образование, через разные методы разбирали три ценности: уважение, дружба и мастерство. Мы показывали, что это за ценности, как их можно увидеть в повседневной жизни и в работе группы. Эта программа будет запущена в школах как «преспорт». Это мероприятия, которые проводятся перед спортом, но уже включают в себя какие-то физические действия и подвижные игры, где нужно соревноваться, найти общую стратегию и преодолеть препятствия. 

 

 

Подготовка к поездке

Перед поездкой нам разъясняли, что можно и что нельзя делать. Было много табу. Например, ни в коем случае не брать с собой алкоголь, в том числе конфеты с алкоголем – когда мы собирались, оказалось, что у нас очень много конфет с алкоголем, так что я решила взять зефир. А на таможенном контроле увидела, как досматривали парня из Латвии, у которого, действительно, оказались конфеты с алкоголем – его остановили, все распаковали, а он оправдывался, что не знал, что в конфетах есть алкоголь. Нужно также быть осторожной с таблетками, семенами и любыми веществами, которые могут выглядеть как наркотики.

Нам нужно было удалить все фотографии и почистить телефон, чтобы не было фотографий, где есть голые тела, люди в купальниках, алкоголь или еще какие-то неприемлемые в этой стране вещи – я удалила сразу все шесть тысяч фотографий. Впрочем, контроль мы прошли очень легко – наша программа была согласована с Министерством образования и спорта. 

 

«Из одежды мы взяли все не то. Мы поняли это уже в аэропорту, когда увидели местных девушек в облегающих джинсах и модных кроссовках с открытыми щиколотками»

 

Большой проблемой была одежда. Мы не понимали, как надо одеться! Одежды, которая закрывала бы все, у нас нет. В стране жарко – мы ездили в январе, было 25-27 градусов. Мы думали, что нельзя ни кусочка тела показывать, брали колготки, водолазки с горлом и длинными рукавами. В итоге мы всегда носили платок и абайю – это такое легкое пальто. Нам его выдали в гостинице. Потом оказалось, что в столице нам не нужно даже носить платок. Это тоже либерализация – теперь от иностранок платка не ждут. 

Мы провели в столице три дня, а потом поехали в северный регион, где работали с учительницами – там платок был нужен все время, когда мы работали вместе с мужчинами или в публичном пространстве. С женщинами все иначе: когда женщины заходят в пространство, где есть только женщины, они все раздеваются, снимают и платок, и абайю. Но когда они ходят по улице, то закрывают лица – кроме совсем молодых девчонок, как две волонтерки, которые помогали нам с переводом.

В итоге из одежды мы взяли все не то, что надо. Мы поняли это уже в аэропорту, когда увидели местных девушек, которые были в облегающих джинсах и модных кроссовках с открытыми щиколотками. Еще одна проблема была в том, что мы были официальными делегатками и не могли все время быть в абайе, под которую можно надеть все что угодно. Нам нужно было снимать ееи при этом прилично по местным меркам выглядеть, ведь для наших учениц мы были авторитетом. В итоге мы ходили почти все время в одном и том же. 

 

Первые впечатления

Первые впечатление от Саудовской Аравии: это смесь Дубая с Египтом. Дорого и богато. Местами очень простые районы, местами пустыня, местами небоскребы. Много скоростных шоссе, мало тротуаров, где можно ходить. Все передвигаются на машинах, прекрасно работает недорогой убер. Общественный транспорт есть, но им пользуются не местные, а только те, кто приезжает сюда работать. Шопинг-моллы в Эр-Рияде такие же, как и в Дубае: модные марки, огромные пространства. 

Страна очень богатая. В отличие от Дубая, иностранцев я тут практически не видела. Очень заметна гендерная сегрегация – это был экстремальный опыт. До поездки я думала, что все женщины тут сидят дома, у них шестеро детей и они ничем больше не занимаются. Это неправда. Многие женщины работают. Из-за строгой гендерной сегрегации с женщинами могут работать только женщины. Это означает, что в женских школах работают учительницы, женщины предоставляют медицинские услуги женщинам, женщины работают в госструктурах и правительстве, где тоже есть разделение на женскую и мужскую половину. В Саудовской Аравии очень много принцев и принцесс – мы с ними часто встречались, они вручали нам сертификаты. Я первый раз познакомилась с принцессой.

 

 

 

«Я первый раз познакомилась с принцессой»

 

Женщины везде выглядят закрыто – их не должны видеть посторонние люди, а только другие женщины или дома муж и родственники. Все пространства разделены. Есть магазин, и там будет мужская и женская очередь – я не могу пойти в мужскую. В такси женщины всегда садятся назад, мужчины вперед. Мы ходили обедать на фудкорт с нашими коллегами-мужчинами и не знали, где нам сесть. Вместе мы можем сесть там, где написано Family section, но для эксперимента мы разделились: они пошли в мужскую часть, а мы в женскую, которая отделена стеной. Там уже женщины снимают свои платки, едят, а потом одеваются и идут дальше по магазинам. Первые три дня нам было прикольно. Но вообще раньше наша коллега не могла даже карточку для мобильного телефона купить без мужчины: она брала с собой таксиста, чтобы он подошел в магазин вместе с ней.

Нам купили самые простые абайи. Мы же вскоре заметили, что у всех остальных есть нашивки, вышивка и другие украшения. Наши организаторы посмотрели, как все одеваются и через несколько дней купили нам новые костюмы, чтобы мы выглядели посолиднее.

В нашей гостинице был огромный спа и спортивный зал, которыми я, как женщина, не могла пользоваться. Как мы ни вели переговоры, чтобы нас пустили, например, на один час утром, – нет. А наши парни ходили туда, когда у них было свободное время. И только в день, когда мы уезжали, в гостинице открыли женский тренажерный зал.

Все, что нам рассказывали о том, что женщины не занимаются спортом, – это была неправда. Я была очень удивлена. В группе мы делали упражнение на знакомство: спрашивали, какой у участниц любимый вид спорта. Полгруппы занимается йогой, кому-то нравится кик-боксинг, кто-то занимается фитнесом с TRX-петлями. 

Многие в Саудовской Аравии получают стипендию и едут учиться за границу, но если это девушка – она должна брать с собой отца или брата. Тогда государство оплатит их проезд, пока она ходит на учебу. Есть женский университет. Это большая территория со своим стадионом, медицинским центром, кампусом. К ним приезжают педагоги из разных стран. Соответственно, там студентки могут играть в женской баскетбольной или волейбольной команде, например.

Нам показывали местные достопримечательности: музей Саудовской Аравии и ее истории. Еще мы ходили на выставку о безопасности: в Саудовской Аравии самый большой уровень аварий и происшествий на дорогах, машину они водят по-сумасшедшему. Поэтому они сделали гигантскую выставку, чтобы через эмоции показать людям, как важно водить благоразумно. Женщинам сейчас разрешено водить, но лицензия стоит дороже, чем для мужчин. 

В ресторанах еда разная, очень вкусная: турецкая, арабская, с мясом, рыбой, овощами. И дешевая – обед на фудкорте стоил 4 доллара на человека. Всегда в ресторане есть Families section – кабинки, где ты можешь закрыть штору или дверь и снять платок. Официант всегда спросит, может ли зайти, и тогда женщина наденет платок. Даже в Макдональдсе есть такое.

 

 

Жизнь женщин

Сначала мы работали несколько дней в столице, а потом поехали в северный регион Альджуф, который ближе всего к Ираку. Туда к нам приехали учителя из разных школ. Регион считается консервативным – там мы всегда ходили в платке. На всякий случай мы наблюдали за тем, как ведет себя иностранка, которая там живет: раз она ходила в платке, то и мы тоже.

Если честно, в работе с учительницами мы не заметили, чтобы это были суперконсервативные люди. В Эр-Рияде, например, не все снимали абайю. Здесь, когда мы готовили с утра тренинг, мы сами были в платке и абайе, а участницы приходили, сразу снимали платки, красились и с непониманием смотрели на нас. Ничем не отличались от наших учительниц, разве что одеты помоднее. Ну, тогда и мы сняли платок и абайю. На самом деле все понимают, что ты не мусульманка и не ожидают от тебя строгого соблюдения этих правил.

Первый раз в жизни мы строили тренинг так, чтобы у нас были перерывы на молитву. Мы скачали себе приложение Muslim Pro, очень полезное. По нему мы сверяли свое расписание. Когда наступает время молитвы, ничего не работает. Если в этот момент мы оказались в шопинг-молле – все магазины закрылись, такси вызвать невозможно, рестораны перестают готовить еду и ты просто сидишь и ждешь. Тренинг мы тоже должны были распланировать с такими же перерывами. Молились не все и не все двадцать минут, но мы все равно делали перерывы из уважения к местным традициям. В любом случае в это время раздается крик муэдзина, а у участниц срабатывают оповещения в телефонах. В стране есть религиозная полиция: она ходит в специальной форме и проверяет, чтобы в положенное время люди закрывали магазины и молились.

 

 

«Первый раз в жизни мы строили тренинг так, чтобы у нас были перерывы на молитву»

 

 

Работать было сложно из-за серегации, потому что должно быть пространство, где женщины могут закрыться и куда мужчинам не будет доступа. Это очень тяжело организовать. Нам пришлось работать в огромном зале, потому что не было отдельного помещения, где мы могли бы работать только с женщинами. Когда приходил обслуживающий персонал накрыть на стол во время обеда, это тоже делалось в отдельном пространстве, где находятся только женщины. Если заходит мужчина, женщины сразу захлопывают дверь и набрасывают платки. Мужчины тоже десять раз проверяют, чтобы случайно женщина не прошла без платка.  

В северном регионе женщины меньше занимаются спортом, меньше любят спорт. Впрочем, на тренинге им было очень весело, они многосмеялись, хотели еще упражнений, говорили, что это было лучшее, что случалось с ними за последнее время. Сейчас они начинают проводить эти дополнительные занятия для детей – мы поддерживаем связь через Олимпийский комитет.

Мне очень жаль, что женщины в Саудовской Аравии невидимы. Их нельзя фотографировать и выложить куда-то фотографии. Все, что мы делали с женской группой – невидимая работа. Я ничего не могла запостить в инстаграм, мы не могли сделать групповое фото на память (кроме тех, где видны только ноги). Все пользуются снэпчатом – фото с нами на память они делали, но всегда приклеивали себе какие-то маски. У женщин происходит своя эмоциональная, деятельная, энергичная жизнь, но о ней никто не знает. Фотографировать можно только публичных персон – принцесс. А еще, когда женщины приходили или уходили, уже одетые, и здоровались или прощались с нами, мы часто даже не знали, с кем мы здороваемся или прощаемся из-за закрытых лиц и тел.

Я думала, что все женщины этого возраста будут замужем и с детьми, но у половины группы не было детей. Одна женщина была в разводе и очень гордилась этим. Одна участница сказала, что хотела выйти замуж в 29, но встретила хорошего парня и вышла замуж в 25. Вопросов о том, как они вообще находят себе парня, если не могут общаться с мужчинами, мы не задавали. У мужчин может быть несколько жен, тогда он должен обеспечить несколько семей, но мы таких мужчин не встречали.

Когда мы вручали сертификаты, многие женщины не хотели выходить на вручение перед мужчинами. В одной группе женщины сказали, что хотят получить сертификаты только в своей группе и не хотят быть в одном помещении с другими мужчинами.

Наши участницы очень заинтересовались, где находится Беларусь и пообещали приехать летом. Зарплата учительницы 2500 евро, это нормальные деньги. Они говорят, что и бедных людей тоже много, но мы их не встречали. Если в ресторане остается еда, ее запаковывают и выставляют на улицу – ее может взять любой человек. В сервисе в основном работают мигранты – например, из Пакистана или Филиппин.

Мы поняли, что женский спорт в Саудовской Аравии всегда существовал, но был подпольным. Например, женщины ходили в парикмахерскую, а рядом была комнатка, где можно было позаниматься двигательной активностью. Наши участницы очень любили спорт! Они обожали ходить в спортивный зал. Но чтобы пойти в спортивный зал, надо сначала всех оттуда выгнать, а еще одна девочка на шухере будет смотреть, чтобы никакой мужчина не проходил. И все знают, что женщины пошли в спортзал и никто на пушечный выстрел туда не подходит. В обычной жизни таких специальных пространств нет. В олимпийском комплексе в спортзале занимаются мужчины – девушкам нужно с ними договориться об отдельном времени. Из профессионального спорта в Саудовской Аравии очень любят футбол – многие из наших участниц ездили с семьями на чемпионат в Сочи. Девушки рассказывали, что им нравится бег, плавание и хайкинг.

Я хочу поехать туда еще раз, потому что за десять дней я ничего не поняла про Саудовскую Аравию. Хочу лучше разобраться, что там происходит. Мы смеялись с коллегами, что хотели какого-то экстрима, что в нашей работе стало мало вызовов – мы получили этот экстрим по полной программе. У меня есть ощущение, что в эти десять дней уместилось полгода. 
 

 

Фото: opendoors.org.au, mideasttrvl.com, businessinsider.com, i24news.tv

Тэги: Саудовская Аравия

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше