Workaway: волонтерство на чайной плантации в Непале

Мы продолжаем публиковать истории наших авторов и читателей про их опыт волонтерской службы в разных странах. На этот раз Дарья Большакова из России рассказывает, как она работала волонтером на чайной плантации в Непале, что нового узнала об этой стране и как искала общий язык с местными. 

У большинства путешественников Непал ассоциируется исключительно с Гималаями и экстремальными видами спорта, что неудивительно – самая высокогорная страна в мире. И немногие знают о ее чайном богатстве: на юго-востоке страны, на границе со знаменитым индийским Дарджилингом, расположена чайная провинция – Илам. Именно туда меня и занесло.

 

Зачем?

 

Получить годовую дозу впечатлений и полностью перезагрузиться можно и за пару дней в Катманду или за неделю в Гималаях. Но там ты, скорее всего, не увидишь, чем живут местные, потому что они стараются угодить туристам и европеизируют свой быт. Я же хотела попасть за кулисы, поэтому решила стать волонтером на чайной плантации. 

Большинство непальских хостов находятся в районе долины Катманду и связаны с социальной сферой: волонтеры учат детей, помогают женщинам. Есть варианты на фермах или в школах, например, в Мананге – округе в районе национального парка Аннапурны. 

Достаточно предложений для волонтеров можно найти на сайте workaway.info, на helpx.net – поменьше. Чтобы увидеть контакты хоста, нужно заплатить членский взнос (€ 29 в год).

Там я и увидела приглашение на чайную плантацию в Илам, списалась с хостом, который ответил на все вопросы и подробнейшим образом описал дорогу к его ферме в городке Фиккал (Phikkal), пообещал участие в сборе урожая. 

 

 

Как добраться или «обзорная автобусная экскурсия по Непалу»

 

Теоретически доехать до Илама можно из любого уголка Непала, но прямые рейсы – только из Катманду. Удобнее всего добираться до места из Катманду на «люксовом» автобусе Darjilling Express. Прямого транспорта из Покхары нет: придется сначала доехать до Илама (одноименной столицы провинции), а дальше на джипах.

Билет на Darjilling Express стоит $ 16 или $ 20 (A/C), но на деле автобусы ничем не отличаются. Как показал последующий опыт переездов по Непалу, это действительно люкс: нормальные, чаще всего откидывающиеся, сидения и расстояния между ними, бесплатная вода и очень острые чипсы, багажник, в который можно спрятать рюкзак. Конечно, в итоге он будет покрыт равномерным слоем красной пыли и пропитается запахами того, что ехало по соседству (в моем случае – мылом). Но, наверное, по другому и быть не может за 18 часов. А это минимальное время, которое занимает поездка из Катманду. Обратная дорога оказалась дольше: водитель часто останавливался и поливал двигатель водой, а я успела запомнить индийские песни, которые играли почти все время.

 

«Водитель часто останавливался и поливал двигатель водой, а я успела запомнить индийские песни, которые играли почти все время»

 

Через несколько часов после старта я окрестила поездку «обзорной экскурсией по Непалу»: сначала вы пробираетесь по окружной, знакомясь с окраинами Катманду (такого действительно не увидишь в центре), потом выезжаете на дорогу, направляющуюся на запад (внимание: Илам на юго-востоке). Первое время мы двигались в сторону Покхары, затем появились горы, уже ночью мы проезжали Читван, а к утру открылись необычные пейзажи: равнины, реки и индийские храмы на них. Вдоль дороги нарядные деревянные дома с открытыми террасами и цветами в горшках. И люди, для которых, кажется, наблюдение за дорогой – основное развлечение. На остановках уже нет надписей на английском – туристов тут не ждут. Постепенно дорога взбирается вверх, петляя все больше – подъезжаем.

 

Фиккал оказался небольшим городком (по русским меркам – деревней), растянувшимся вдоль дороги. На остановке (весьма условной) меня ждало любопытство и радушие непальцев. Хозяин фермы расписал, как дойти до нее, но я не понимала, куда идти и обратилась за помощью к владельцу ближайшей лавки. Тот, хотя и не силен был в английском, понял меня и вместо того, чтобы махнуть рукой в нужном мне направлении, пригнал скутер и отвез на ферму.

К тому моменту я уже привыкла к гостеприимству непальцев и индийцев, но неожиданная помощь тронула меня. Позже еще не раз я сталкивалась с бескорыстием, доброжелательностью и щедростью местных.

Ферма затерялась в террасах чайных плантаций. Меня, привыкшую к высоким металлическим заборам, удивило, что здесь ограждений нет совсем. Один участок перетекает в другой, тропки проходят мимо домов. Никто не погонит тебя, если ты пройдешь по чужой территории. И это уже говорило о непальском характере.

 

 

Что ждет на ферме?

 

 

«Поскольку чай – не единственное, что растет на ферме, мы еще чистили и резали куркуму, имбирь, поливали посадки, помогали готовить еду»

Семья рада волонтерам круглый год, но помощь требуется в основном в период сбора чая, то есть в апреле-мае и осенью. В межсезонье работы меньше, а значит, будет больше личного времени.

Предполагается, что сбор чайных листов, их обработка и будет работой. Поскольку чай – не единственное, что растет на ферме, мы еще чистили и резали куркуму, имбирь, поливали посадки, помогали Косиле готовить еду. Она была непротив, если напоследок гости приготовят что-то свое, национальное. Конечно, если это не противоречит их убеждениям. Например, идею приготовить пельмени хозяева-вегетарианцы не одобрили. А вот немецкие яблочные плюшки зашли хорошо.

Тяжелую или сложную работу волонтерам не доверяют – жалеют неподготовленных европейцев. Бамбук рубил сам Дипак с отцом, хотя мы и предлагали помощь.

Жесткого графика нет: до 10 утра мы занимались своими делами, в 10 завтрак, потом пару часов помогали по хозяйству, готовили обед, который был в 14:00-15:00. После этого или что-то делали вместе с хозяевами, или гуляли. Ужин обычно в районе 19 вечера, а после него обычно расходились по комнатам. 

 

 

 

Традиции

 

За неделю в непальской глубинке, я узнала о стране, людях, обычаях больше, чем за 4 недели трекинга в Гималаях. Хозяева не пытались создать для нас привычные европейские условия жизни, как это стремятся сделать на популярных маршрутах. Наоборот, они стремились втянуть нас в свою жизнь, пытались научить непальскому языку и кулинарии. 

 

«Раздельный сбор мусора в порядке вещей: бумагу сжигают, органику – животным или в компост, остальное собирают и вывозят»

 

Для меня это стало своеобразной этнографической экспедицией: все время – и за работой и после – мы говорили: об обычаях, отношениях, социальном уровне, положении женщины, конфликте между Индией и Непалом. Интерес обоюдный: волонтеры расспрашивают о Непале, хозяева – о наших странах. Я оказалась первой русской, которую они видели вживую, поэтому мне достались вопросы о медведях, холодах, водке, национальной кухне и Путине.

В Непале чтят семейные узы, по крайней мере в деревне. После свадьбы жена переезжает, как правило, к родителям мужа и относится к ним уже, как к родным. Женщина становится опорой дома: следит за порядком, готовит. Причем, пока не раздаст по второй порции всем членам семьи, сама к еде не притронется. Едят сидя на низкой скамье у печи, на полу или на крыльце на улице. Стол – только для волонтеров. 

Традиции живы и в приготовлении пищи. Готовят чаще на печи, хотя есть и электрическая плитка. Посуда – чугунная, металлическая и латунная. Соусы растирают в каменных ступах. Меню незамысловатое: дал бат три раза в день. Это гора риса с овощами и далом – супцом из чечевицы или маша. Иногда это заменяют картошкой, спагетти или момо – аналогом пельменей. Сладости не в почете. Печенье из местного магазина не приглянулось даже ребенку.

Зато чай пьют постоянно: впервые я видела, что кто-то чаевничет больше русских. 
В субботу нас «водили» на ярмарку. Здесь к этому событию готовятся: наряжаются, идут всей семьей. Городок тоже преображается: улицы превращаются в длинные прилавки, жители разодеты, как на праздник. В этот день можно позволить себе и праздничный обед в местном ресторане.
 
Праздников в Непале больше, чем дней в календаре. Так шутят местные. Но отмечают только крупные. А личные, такие как день рождения, к ним не относятся.

Эта поездка разрушила стереотип об азиатских странах, которые у нас считают грязными. Да, в городах мусор валяется на улицах, местному ничего не стоит бросить обертку прямо на пол. Но в деревне по-другому. Они живут в согласии с природой: много получают от нее и стараются вернуть только хорошее. Раздельный сбор мусора в порядке вещей: бумагу сжигают, органику – животным или в компост, остальное собирают и вывозят. В банки и пакеты сажают цветы. Вечером ходят с фонарями на солнечных батареях. И это не дань моде, а необходимость и желание не навредить.

 

 

Отношение к волонтерам

 

Меня приняли как свою: рассказали, показали и сразу пригласили к столу. В доме уже жили две немки. Не было привыкания, какой-то неловкости. Ощущение – как в деревне у бабушки. С той лишь разницей, что бабушка не моя, а рядом с картошкой в огороде растет имбирь. 

Хозяева искренне хотели рассказать о своей жизни, даже если сами мы не спрашивали. Дипак, Косила и их сын неплохо говорят по-английски, они и выучили его благодаря волонтерам. Родители Дипака, конечно, нас не понимали, так что общались мы жестами. Тем мне менее опа (дедушка) учил нас плести корзины из бамбука и вдобавок к нашему корявому шедевру подарил ровную, своего производства. Ома (бабушка) упорно пыталась научить непальскому: повторяла одни и те же фразы, показывая жестами, что они означают, и очень радовалась, когда мы запоминали. Кстати, непальцы очень живые и не скрывают своих чувств: все переживания, как у детей, отражаются на лице. И не всегда они положительные: видела и усталость, и расстройство.

В деревне на нас смотрели с любопытством – экзотика! Пытались заговорить, но на непальском. Никакой агрессии, навязчивости и попрошайничества, которые встречаешь в Катманду или на пути к базовому лагерю Эвереста. Наоборот, нас угощали чаем, а на обратной дороге местные ребята помогали отвоевать законные места в автобусе.

 

«Тяжелую или сложную работу волонтерам не доверяют – жалеют неподготовленных европейцев»

 

 

К чему быть готовым?

 

  Проживание в азиатских хостах не бесплатное, как обычно в Европе. Просят заплатить около $ 5 за день – эта сумма покрывает траты хозяев на еду, электричество, оснащение. Дипаку и Косиле пришлось перестроить дом, чтобы волонтерам было, где жить, расширить кухню, сделать европейские туалеты и провести воду. Волонтерство – в принципе не халява, а возможность помочь и пожить как местный.

  Развлечений в Иламе нет. Готовься проводить свободное время в разговорах и прогулках. 

  Wi-fi в кафе в получасе ходьбы от фермы (в гору!).

  Иногда отключают электричество.

  Английский знают далеко не все.

  Дорога будет длинной, шумной (песни, кино, соседи) – возьми подушку и беруши, если хочется относительного комфорта.
 
  Кафе по пути – только для местных, со специфической традиционной едой. Туалет – тоже в кафе или прямо в поле по принципу: мальчики налево, девочки направо.

  Выбор продуктов в магазинах ограничен, сыра или молочки нет, зато овощей и фруктов – достаточно.

  Приготовь подарок для местных, необязательно что-то дорогое. Наши хозяева, например, не пробовали оливковое масло, а дети радуются и ручкам.

  И не планируй ничего, не строй график – традиционный совет для Индии или Непала. Пусть все идет своим чередом.

 

Фото - KIDKUTSMEDIA

Тэги: Непал
hand with heart

Теперь ты можешь «оставить чаевые»и сказать спасибо редакции 34travel за проделанную работу

Выбрать сумму:
    Оставить tips!

    Читай также

    Комментарии (0)

    Написать комментарий


    Сейчас на главной

    Показать больше Показать больше