Беларусский Израиль: люди, в честь которых называют улицы


Фото: Raman Burnosau

Еврейская история Беларуси – это история в лицах и достижениях, о которых мы иногда знаем хорошо, а иногда – почти не знаем вовсе. В рамках III Беларусско-еврейского фестиваля 34travel продолжает исследовать яркую мультикультурную историю Беларуси в попытках лучше понять, кто такие беларусы и каков наш национальный код. Ведь именно знание своих корней и общее наследие способно объединять людей, которые оказались в разных городах далеко от дома. Многовековая история рассеяния евреев по миру абсолютно это подтверждает.

По Минску можно погулять маршрутами еврейских историй, включив тематические аудиогиды (вот – первый, вот – второй). А в этом материале мы будем «гулять» по Израилю – расскажем больше о выходцах из Беларуси, в честь которых названы различные локации на израильской земле. Здесь мы откроем имена не самые известные и заодно напомним о личностях, которые более-менее на слуху. Сферы их интересов: политика, театр, живопись.

 

Организаторка первого сионистского съезда в Минске

 

 

Маня Шохат, известная также как Мария Вильбушевич, родилась в 1879 году в поместье Лососна Гродненского уезда в довольно зажиточной еврейской семье. Ее отец был владельцем мельницы, ортодоксальным евреем и сторонником сионистского движения. В 18 лет Маня сбежала в Лодзь и стала работать там грузчицей. Когда девушку не без помощи полиции вернули домой, она отправилась в Минск, где овладела профессией плотника и устроилась на металлургический завод, который принадлежал ее старшему брату – Гедалье Вильбушевичу. Помимо работы на брата Маня занималась подпольной деятельностью, за что какое-то время провела под арестом в Бутырской тюрьме в Москве.

Важно понимать, что на рубеже столетий евреи, проживающие на территории современной Беларуси, были частью отдельного мира – мира в границах так называемой «черты оседлости» (за пределами этой черты в Российской империи, согласно указу Екатерины II, проживать иудеям было нельзя – исключения были редкими). Такое положение вещей сказывалось на общей атмосфере. Так, в семье Мани Вильбушевич были весьма почитаемы идеи протосионистского движения «Ховевей Цион» («Любящие Сион», палестинофилы), возникшего в ответ на еврейские погромы. Главной задачей «Ховевей Цион» было переселение евреев в Эрец-Исраэль, на Священную землю, и укоренение там. Маня и ее окружение росли в мечтах о точке на карте мироздания, которая должна была стать частью их самих.

 

«Первый сионистский съезд провели в Минске двухэтажном свадебном зале»

 

Подобные настроения закономерно вылились в действо, невероятное по своей исторической значимости для местных евреев-сионистов: в 1902 году в Минске состоялась первая официальная сионистская конференция (правда, она же стала и последней в своем роде). Событие вошло в историю как Первый легальный сионистский съезд в Российской империи. Съезд собрал около 600 делегатов. А организовала его создательница Еврейской независимой рабочей партии – не кто иная как Маня Вильбушевич.

 

Делегаты первой сионистской конференции в Минске, 1902

В начале XX века для больших собраний в Минске использовали здания театров и залы для торжеств. Первый сионистский съезд провели в двухэтажном свадебном зале «Париж». Сейчас на месте этого здания, предположительно, находится дом с табличкой «Немига, 38».

Участник собрания И. А. Штейн так описывал атмосферу мероприятия: «Зал в это время поражал своим многолюдством. Пройти было крайне затруднительно, и буквально приходилось прокладывать себе дорогу локтями <...> То там, то здесь в разных концах зала слышались радостные возгласы делегатов, встретившихся со старыми друзьями и товарищами, поцелуи, рукопожатия, короткий обмен приветствиями». В общем, было оживленно. Говорят, соседи жаловались на крики по ночам.

Партия Мани, однако, долго не продержалась. Даже несмотря на то, что Мане удалось раздобыть у Фонда Ротшильда в Париже деньги на еврейскую самооборону в Российской империи, после еврейского погрома 1903 года в Кишиневе ситуация поменялась кардинально.

Маня решила перебраться в Эрец-Исраэль, где совместно с будущим мужем Исраэлем Шохатом основала организацию отрядов самообороны «ХаШомер» и сельскохозяйственную коммуну – кибуц Кфар-Гилади. К слову, брат Мани – Гедалья – тоже репатриировался на Священную землю. Он принимал самое деятельное участие в строительстве знаменитого Израильского технологического института – Техниона.

Улицы в честь Мани Шохат ты можешь отыскать в шести городах Израиля: Иерусалиме, Петах-Тикве, Кирьят-Оно, Ришон-ле-Ционе, Ашдоде и Азоре. Могила революционерки находится в Кфар-Гилади.

 

 

Одна из первых дипломированных акушерок Израиля

 

Ольга Ханкина с мужем Йехошуа Ханкиным

Ольга Ханкина, урожденная Белкинд, появилась на свет в 1852 году в беларусском Логойске. Девочка была очень способная, и ее отец – ребе Мейер Белкинд – дал ей образование в хедере.

Ольга всегда стремилась помогать людям и очень быстро поняла, что хочет стать акушеркой. За соответствующим образованием нужно было ехать в Петербург, но получить прописку в тогдашней столице Российской империи еврейке было сложно. Ольгу выручило знакомство с офицером российской армии – благодаря его поддержке она закончила акушерские курсы и стала активно участвовать в деятельности «Общества для распространения просвещения».

 

«Могла в одиночестве отправиться в любую точку страны, чтобы принять роды»

 

Ольга Белкинд печаталась в журнале «hа-Мелиц», который хорошо расходился по диаспоре и даже доезжал в Палестину. Однако положение евреев в царской России после покушения на Александра II становилось всё более шатким, и в 1881 году в Палестине оказалась сама Ольга. Там она встретила Йехошуа Ханкина – своего будущего мужа. И продолжила свою работу уже здесь. Современники характеризовали Ольгу как высокопрофессиональную акушерку, которая могла совсем бесстрашно, в одиночестве, отправиться в любую точку страны, чтобы принять роды у еврейской или арабской роженицы. Люди ее очень уважали.

На одном из холмов в городе Хадера, на самом берегу моря, супруг Ольги Йехошуа Ханкин купил землю, где прибывшие из Российской империи евреи могли бы строить дома. Там появился и дом для Ольги. Ныне этот плотно застроенный район Хедеры носит ее имя – «Холм Ольги» (Гиват-Ольга).

 

 

Брат Ольги – Исраэль Белкинд – стоял у истоков организации еврейской молодежи БИЛУ, целью которой было сельскохозяйственное заселение Земли Израиля. Он прибыл с первой группой этих энтузиастов в Эрец-Исраэль в 1882 году. Родители Ольги перебрались на Землю Израильскую. Отец семейства Меир Белкинд преподавал иврит в иерусалимской школе. В 1928 году он выпустил свою книгу по географии Палестины – «Эрец-Исраэль сегодня».

На границе района Яффо и южного Тель-Авива по адресу: улица Ха-Ирус, 12, находится почти развалившийся дом. В него некогда и приехали первопроходцы-пионеры – в том числе с беларусских земель. Среди них были братья Белкинды.

 

 

Первые лица Израиля с беларусскими корнями

Многие знают, что на территории современной Беларуси, в Мотоле, родился первый президент Израиля Хаим Вейцман. Третий президент Израиля – Залман Шазар – уроженец замкового местечка Мир, девятый президент – Шимон Перес – появился на свет в Вишнево. Премьер-министр Менахем Бегин родился в Бресте, а его коллега Ицхак Шамир – в Ружанах. Расскажем чуть подробнее о Вейцмане и Бегине.

 

 

Хаим Азриэль Вейцман (1874–1952) в своих мемуарах так описывал свою малую родину: «Городок, где я родился, Мотеле, стоял – да, возможно, еще и сейчас стоит – на берегу небольшой речки, в болотистой местности, занимавшей большую часть Минской и соседних белорусских губерний, на плоской, открытой равнине, угрюмой и однообразной; но не полностью лишенной привлекательности благодаря своим рекам, озерам и лесам. <...> Весной и осенью все вокруг превращалось в море грязи; зимой покрывалось льдом и снегом, летом – слоем пыли. И в сотнях городков и деревень жили евреи, жила и моя многочисленная родня, жили так, как жили многими поколениями – еврейские островки в христианском океане».

Хаим рос в просвещенной семье, начальное образование получил в хедере, затем учился в Пинском реальном училище, а продолжил образование уже в Германии, там и присоединился к сионистскому движению. Историк Иегуда Рейнхартц считал, что «глубокая приверженность, которую испытывал Вейцман на протяжении всей своей жизни к еврейскому образу жизни, была плодом той еврейской среды в том местечке, в котором он вырос».

Докторскую научную степень Вейцман получил в Швейцарии, потом переехал в английский Манчестер, где работал на химическом факультете. Он принимал участие в опытах по получению искусственной резины, а еще выделил бактерию, которую иногда называют «организмом Вейцмана». Но главное поле его достижений – конечно, политическое. Вейцман смог обрести такое влияние в правительственных кругах Великобритании, что имел непосредственное отношение к возникновению подмандатной Палестины.

16 мая 1948 года Вейцмана избрали главой Временного государственного совета Израиля, а в феврале 1949 года он стал первым президентом страны. Его избрали и на второй срок – но тяжелая болезнь вмешалась в эти планы.

В Израиле нет города, где не было бы улицы имени первого президента. Самый знаменитый в Израиле научно-исследовательский центр называется «Институт Вейцмана», он находится в Реховоте. Во дворе дома при институте, где жил Вейцман, находится его могила.

 

 

Менахем Бегин (1913–1992) после окончания еврейской религиозной школы и гимназии в Брест-Литовске получил юридическое образование в Варшавском университете. Во время немецкого наступления на Польшу Бегин бежал в Вильнюс, где в 1940 году был арестован НКВД как «агент британского империализма». Так Бегин оказался в печально известной Лукишской тюрьме, и еще до начала Великой Отечественной его отправили в лагерь в Коми. Этот арестантско-лагерный опыт будущий президент Израиля позже описал в книге «В белые ночи». Вскоре Бегина освободили из советского лагеря как польского подданного, он примкнул к вооруженным силам Польской Республики и оказался на территории Палестины в 1942-м. Там и остался, посвятив всю жизнь созданию еврейского государства.

В 1943 году Менахем Бегин возглавил восстание против английского мандата в Палестине, и английское правительство даже назначило за голову Бегина награду в 10 тысяч фунтов. Вскоре началась арабо-израильская война, и выходец из Бреста стал ее активным участником.

 

«Английское правительство назначило за голову Бегина награду в 10 тысяч фунтов»

 

Пост премьер-министра Израиля Бегин занимал с 1977 по 1983 годы. В это время ему удавалось лавировать между сохранением присутствия Израиля на спорных территориях и мирное урегулирование конфликта с Египтом: подпись Бегина стояла под мирным договором, согласно которому Израиль вернул Египту Синайский полуостров. Это решение принесло президентам двух стран Нобелевскую премию мира.

 

Центр наследия Менахема Бегина

 

В Тель-Авиве и Иерусалиме есть автострады, названные в честь Бегина. В Иерусалиме находится Центр наследия Менахема Бегина.

 

 

Профсоюзные лидеры из Бобруйска

Кадиш Луз родился в городе на Березине в 1895 году. Начальное образование он, тогда еще носивший фамилию Лозинский, получил в хедере и бобруйской гимназии. Далее молодой человек собрал внушительную папку дипломов: он учился в политехе Карлсруэ (Германия), исследовал экономику и социальные науки в Петербургском университете, постигал агрономию и естественные науки в университетах Одессы и Дерпта (ныне – Тарту).

С 1916 по 1917 год Лозинский служил в русской армии, окончил школу офицеров. Он стал одним из основателей Всероссийского союза евреев-воинов и сионистского движения «Хе-Халуц», целью которого было подготовка еврейской молодежи к заселению будущего Израиля.

В 1920 году Кадиш эмигрировал в Эрец-Исраэль, где устроился сельскохозяйственным работником. С 1921 года и до конца жизни был членом кибуца Дгания (в нем он и умер в возрасте 77 лет).

Бобруйчанин Луз стал одним из лидеров Движения кибуцев и Гистадрута – израильского профсоюза. Он был спикером кнессета (парламента) с 1959 по 1969 годы, а в 1963 году чуть меньше месяца даже исполнял обязанности президента после смерти Ицхака Бен-Цви, пока на пост не вступил Залман Шазар.

Именем Кадиша Луза названы улицы в Иерусалиме, Петах-Тикве, Хайфе, Кирьят-Моцкине, Кфар-Саве.

Интересно, что Кадиш Лозинский был участником того самого сионистского съезда 1902 года в Минске, который организовала Маня Шохат. Был на этом съезде и еще один видный уроженец Бобруйска – Берл Кацнельсон, политик, педагог и журналист.

 

«Чтобы заработать на дорогу в Палестину, Берл взялся создать иврит-русский каталог для народной библиотеки»

 

Берл Кацнельсон родился в 1887 году, а уже в 12-летнем возрасте ему пришлось стать главным кормильцем в семье, после того как отец умер от пневмонии. Берл зарабатывал репетиторством и параллельно продолжал самообразование: он увлекался еврейской просветительской литературой и трудами русских социалистов-гуманистов вроде Герцена. Созрев для репатриации, Берл постарался восполнить нехватку трудовых навыков на различных физически тяжелых работах в Бобруйске и Одессе. Чтобы заработать на дорогу в Палестину, Берл взялся создать иврит-русский каталог для народной библиотеки. В 1909 году он добрался до Яффы. В Палестине он женился на девушке, с которой был знаком с 16 лет, еще в Бобруйске.

На Земле Израиля Кацнельсон стал одним из лидеров движения МАПАЙ, партии рабочего сионизма. В этом русле он активничал до конца жизни.

Именем Кацнельсона названы кибуц Беэри в 8 км к югу от города Газа, учебно-воспитательный комплекс партии МАПАЙ «Бейт-Берл» в 3 км к северу от Кфар-Савы и учебный центр на южном берегу озера Кинерет. Многие улицы по всему Израилю названы в память о Берле Кацнельсоне.

 

 

Актриса старейшего репертуарного театра Израиля

В 1913 году в Вильне учитель иврита Наум Давид Цемах, уроженец местечка Рогозники Гродненской губернии, открыл театральную передвижную студию «ha-Бима», или «Габима» (с ивр. «бима» – «сцена»). Однако денег на развитие студии не хватало, и она очень быстро закрылась. Чтобы потом вдруг открыться вновь – но уже в Москве, в здании МХТ, под протекцией знаменитого режиссера Константина Станиславского.

 

 

Первым художественным руководителем студии «Габима» стал Евгений Вахтангов. В команде основателей вновь заработавшей студии оказалась Хана Ровина – уроженка беларусского Березино. А огромнейший успех театру принесла постановка по пьесе беларусского еврея, уроженца Чашников Витебской губернии, Семена Ан-ского. Будущий писатель, поэт, драматург, этнограф родился в 1863 году в еврейской ортодоксальной семье Раппопорт. Он закончил еврейские религиозные учебные заведения и до 17 лет не знал русского языка.

Важный и яркий спектакль Ан-ского назывался «hА-Дибук, или Меж двух миров» (הדיבוק). В основу драматургии был положен сюжет из еврейских народных преданий, которые Ан-ский исследовал по еврейским местечкам и городам черты оседлости. Герой – молодой человек, разлученный с невестой, продал душу дьяволу. После смерти его душа становится диббуком – демоном, который вселяется в девушку и делает ее одержимой, всё заканчивается трагически.

 

«Огромнейший успех театру принесла постановка по пьесе уроженца Чашников»

 

Сам Семен Ан-ский, увы, не дожил до премьеры спектакля, которому суждено было принести славу всем его участникам. Сначала историю поставили в Варшаве, потом – в Нью-Йорке, а в 1922 году – в московском театре «Габима». Сегодня существует множество переводов пьесы (в том числе на эсперанто), а также балеты, художественные фильмы и оперная постановка.

С «hА-Дибук» труппа объездила почти весь мир. Спектакль ставили в его первоначальном виде более сорока лет – со дня премьеры в январе 1922 года и до середины 1960-х. О нем восторженно отзывались именитые зрители, среди которых были Альберт Эйнштейн, Сергей Эйзенштейн, Бернард Шоу, Рабиндранат Тагор, Марк Шагал, Давид Бен-Гурион.

Во время первых – крайне успешных – гастролей «Габимы» труппа приняла решение не возвращаться в советскую Россию. Некоторые актеры остались в США, но большая часть коллектива вернулась в Европу, а оттуда переехала в Палестину. Наум Цемах остался в США, где умер в 1939 году, а прима театра Хана Ровина, игравшая одержимую Лею, отправилась в Эрец-Исраэль.

В Эрец-Исраэль студия «Габима» получила собственное здание лишь в 1946 году. У театра были как успешные, так и не очень времена, однако сегодня «Габима» почитается как старейший репертуарный театр в Израиле с постановкой, которую видел весь мир. Его прима и соосновательница Хана Ровина прожила почти сто лет и обрела последний покой в Тель-Авиве.

 

 Театр «Габима» в Тель-Авиве

 Дом, где жила прима театра Хана Ровина

По улице Гордон, 36, в Тель-Авиве находится дом, где жила Ровина. Театр «Габима» располагается по адресу: Tarsat Ave, 2.

 

 

«Самый еврейский художник»

Когда мы говорим об известных евреях с беларусскими корнями, на ум сразу приходят люди искусства: художники, фотографы, архитекторы. Сегодня мы хотим познакомить тебя с человеком этой среды, которого прозвали «самым еврейским художником» – и это не броский ярлык из газет, как может показаться на первый взгляд, а выстраданная человеческая позиция. 

 

 

Абель Пан (настоящее имя – Аба Федерман) родился в 1883 году в местечке Креславка Витебской губернии (ныне это территория Латвии, город Краслава). С ранних лет было очевидно, что у мальчика есть интерес к рисованию. Федерман отправился в Витебск, где, возможно, стал учеником Юделя Пэна, который, как известно, обучал Марка Шагала, Осипа Цадкина и других будущих гениев беларусско-еврейского происхождения.

В юности Абель Пан путешествовал по России и Польше, зарабатывая на жизнь в основном подмастерьем. В 1898 году он отправился на юга, в Одессу, и поступил в Академию художеств, а позже оказался в Кишиневе, где в рисунках задокументировал еврейский погром. Считается, что этот момент биографии способствовал самоопределению Абеля Пана как художника, ведущего хронику еврейской истории. 

 

«Работы 25-летнего живописца из Витебской губернии выставлялись в Париже вместе с работами Матисса»

 

В 1903 году Абель Пан переехал в Париж, где снял комнаты в «La Ruche», где жили Модильяни, Шагал, Сутин и другие еврейские художники. Мастерству Пан обучался во Французской академии у Вильяма-Адольфа Бугро, а на жизнь зарабатывал преимущественно рисованием картинок для популярных газет. В 1912 году Борис Шац, основатель и директор Академии искусств и дизайна Бецалель, посетил Пана в Париже и позвал его поработать в Иерусалим.

Творчество молодого еврейского художника нравилось ценителям, так что награды и слава пришли к Пану еще в молодом возрасте. Представь себе: работы 25-летнего живописца из Витебской губернии выставлялись в Париже вместе с работами Матисса и Ренуара!

В 1916 году Абель Пан написал серию картин, которая освещала налеты русских казаков на еврейские местечки. Передвижная выставка этих непростых работ прошла с огромным успехом в Америке, и именно там пресса единодушно «назначила» Абеля Пана «самым еврейским художником».

 

 

Когда Пан вернулся в Европу, чтобы уладить свои дела, прежде чем навсегда переехать под британский мандат в Палестине, на континенте полыхала Первая мировая война. Его картины военного времени оказались одними из важнейших в карьере. Пан подготовил множество плакатов в поддержку французских военных действий и создал серию из рисунков, показывающих страдания еврейских общин, оказавшихся в зоне боевых действий между Германией, Польшей и Россией. Рисунки были задуманы как журналистская документация боевых действий и успешно выставлялись в Соединенных Штатах во время войны. А вот в Париже их распространение было заблокировано: французское правительство посчитало, что они наносят ущерб репутации союзника – России. Спустя двадцать лет Абель Пан создал серию пастелей, посвященных Катастрофе европейского еврейства. Они хранятся в музее «Яд ва-Шем».

Умер Абель Пан в Иерусалиме в 1963 году, оставив потомкам многочисленные работы, которые высоко оценивают коллекционеры и любители подлинного еврейского искусства во всем мире. 

 

 

В Иерусалиме есть улица, названная в честь Абеля Пана.

 

Материал подготовлен Центром беларуско-еврейского культурного наследия в партнерстве с Алексом Табаком, еврейским образователем и профессиональным гидом по Израилю.

 

Фото на главной: Raman Burnosau

hand with heart

Поддержи редакцию 34travel на Patreon!

Уже больше года мы делаем журнал о путешествиях в мире, где путешествия стали настоящим квестом. Мы очень рады, что ты остаешься с нами и продолжаешь читать материалы 34travel. Будем благодарны за support в эти сложные времена.

Подписаться на Patreon

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше