Эстас Тонне

Эстас Тонне – мастер музыкальных импровизаций. Он выступает на улицах и фестивалях, в храмах и концертных залах, в пустынях и пещерах. О нем известно не многое: в основном то, что он не ассоциирует себя с какой-либо страной, городом и музыкальным стилем. Со своими лайвами он исколесил полмира и недавно заглянул в Минск. Эстас не дает советов о том, что нужно положить в рюкзак перед путешествием, но из его слов ты узнаешь что-то очень важное.

  Где-то пишут, что я живу в Германии, Англии, но это не так. Нет одной точки, где я нахожусь постоянно – их много. 
 
  Для меня каждое путешествие – это импровизация. Конечно, можно ходить по одной и той же дороге и создавать какие-то правила, но я так не делаю. Единственное правило, которое у меня есть – доверие к своей интуиции и чувствам.

Запомнились мексиканские деревни, где у жителей не было даже CD-плееров. Они не знали, что делать с моими дисками, поэтому часто ставили их на алтарь

 
  Много лет я ехал просто в одну сторону, у меня не было точки возвращения. Естественно, мне нужно было брать все, что у меня было с собой, хоть этих вещей было и немного. Тогда это было просто путешествие вперед. Автостопом я не перемещался: мне всегда больше нравился свой транспорт. Со мной была гитара, усилитель и немного вещей. Ни телефона, ни компьютера – ничего. Я приезжал куда-нибудь, селился в гостинице, если не знал никого из местных, выходил в центр города, открывал свой гитарный кейс, включал усилитель и играл.
 
  Гитара практически всегда со мной. Но иногда мне хочется пощупать состояние, когда я ни к чему не привязан, когда просто еду куда-то с маленькой сумкой. Довольно много лет понадобилось, чтобы дойти до этого – поехать куда-то без ничего.


 
  Я не вижу разницы между путешествием по физическому миру и путешествием по вселенной звука. Мы можем находиться в одном месте и переместиться куда угодно – для этого и нужна голова (в смысле воображения).
 
  И не обязательно играть музыку, чтобы оказаться где угодно. Важно то, как научиться быть здесь, а не перемещаться куда-то все время. Я предпочитаю дышать. In – out. In – out.
 
  Иногда время теряет свою ценность, и я словно путешествую в безвременье.  Это было в Нью-Йорке, Мексике, Индии. Но дело не в месте, а в комбинации разных элементов. Даже, скорее, в их кульминации, переходящей в новое состояние. 
 
  Можно смотреть на время как на прямую с пунктами «прошлое», «настоящее», «будущее», но я думаю, что очень скоро изменится наше понимание того, что есть «время».


 
  Я выступал в самых разных местах: на улицах, фестивалях, пустынях, храмах, замках и даже в пещерах. Особенно запомнились мексиканские деревни, где у жителей не было даже CD-плееров. Они не знали, что делать с моими дисками, которые я просто бросал в воздух, поэтому часто ставили их на алтарь.

 
  Что-то изнутри ведет нас куда-то ехать. В этом я вижу один-единственный смысл: соединение с самим собой. Мы можем придумывать этому разные имена, называть это встречей с Богом, но только встретив себя, мы встречаем то, чему дали сотни имен.

Hе вижу разницы между путешествием и проживанием музыки – это уже само по себе приключение

 
  Когда бывает нужен компаньон в определенном путешествии, всегда появляется правильный человек. А иногда этим компаньоном должен быть только ты сам.
 
  Нужно слышать себя всегда и во всем. Но люди постоянно заняты и не слышат этого. Слушайте себя, доверяйте своей интуиции – и тогда вы будете в правильном месте.

 
  Когда нужно принять какое-то решение, откуда-то всегда приходит ответ. Если нужно сказать «нет» – я говорю это. Вряд ли можно этому научиться – нужно прожить много разных состояний и знать, из какого выбрать.


 
  Не могу сказать, что какие-то истории из путешествий вдохновляют меня на написание музыки. Я не пишу музыку – я ее живу. Поэтому не вижу разницы между путешествием и проживанием музыки – это уже само по себе приключение. Но могу рассказать, как появилась мелодия «The Song of the Golden Dragon». В то время меня очень интересовала мексиканская мифология, культура и особенно древние календари, которые более точно определяют день, ночь и жизненные циклы, в отличие от григорианского календаря. Естественно, это привело меня в Мексику. И куда бы я ни ехал, везде были символы Кетцалькоатла (Кукулькан). Каждый год 21 марта тысячи людей приезжают в Чичен-Ицу, чтобы посмотреть, как с пирамиды спускается тень этого летучего змея. И только тогда, когда солнце находится в определенной точке по отношению к земле. 
Думаю, вся эта история стала трансформацией моей личности. Потом «Song of the Golden Dragon» превратилась в «Internal Flight», сейчас это перетекает во что-то другое. 

 

 


  Я не придумываю названия своим импровизациям – их сама приносит жизнь. Кто-то рядом сказал какое-то слово, что-то я сам почувствовал – собрался паззл. Впрочем, лет пять-шесть назад я мог сказать: «А сейчас будет такая-то песня». Но этот период уже пройден, хотя песни, как дети, несмотря на трансформацию и их возраст, все же остаются детьми и время от времени проявляются.
 
  В этой безумной реальности мы находимся в человеческом теле, и нам приходится ходить в одежде. Если бы было можно, я с удовольствием ходил бы без нее.
 
  Я с трудом переношу встречи с бытовыми ситуациями: очереди, пробки, моллы и так далее. Но если бы я постоял в очереди с вашими бабушками, может, я был бы безумно счастлив, потому что это было бы давно забытой ностальгией.
 
  Я точно знаю, зачем приезжаю в Бангкок – чтобы быстрее из него выехать.

 


 
  Самое важное и глубокое, что я знаю сегодня – это музыка.
 
  Путешествие для меня – это весь путь жизни, а не только покупка билетов в Камбоджу, плавание на лодочке или прогулки. Вся жизнь – это путешествие, перетекающее из одного в другое.

Когда нужен компаньон в путешествии, всегда появляется правильный человек. А иногда этим компаньоном должен быть только ты сам

 
  Иногда очень полезно снова съездить туда, куда тянет. И посмотреть, насколько много всего изменилось внутри. Однажды я полгода ехал через всю Мексику один, останавливаясь в самых разных городах и деревнях. Ровно через год я вернулся, проехался по некоторым из тех мест и увидел, как много всего внутри меня изменилось.

  Я не особо выступаю на улицах сейчас, но никогда не знаю, что будет дальше. Например, в прошлом году я почувствовал, что мне нужно съездить в Эстонию. У меня были там знакомые, но я никому не написал. По дороге остановился на фестивале, там познакомился с кем-то и поехал в Таллин. Случайно дал концерт, пришла куча людей. Потом мне захотелось пойти поиграть на улице, и это произошло.


 
  Каждая площадка, каждое здание (и то, что там происходит) притягивают к себе определенную группу людей. Всякий раз это совершенно разные путешествия. Это зависит от места, зрителей и состояния, которое мы вместе со-творяем.

   Улица непредсказуемая и неизвестная. Там могут мешать соседи, может приехать полиция, подойти гангстеры… Раньше я сам был одним из них, из гангстеров. Мы многое должны попробовать в жизни, чтобы принять себя и выбрать то, что чувствуем правильным. Абсолютно неважно, какую роль мы играем в этой жизни: душа хочет прожить разные состояния, и в этом заключается аутентичная жизнь.

   У меня есть друзья, которые организовывают групповые путешествия по миру, снимают много фильмов, делают потрясающие фотографии. У них все расписано: где они будут в такое-то время, что будут делать и так далее. Людям, которые с ними едут, бывает достаточно прожить эти прописанные состояния. Конечно, это не просто поездка в Париж, чтобы посмотреть на Эйфелеву башню – это поездка в джунгли, в Амазонку, например! Это все очень здорово, но я предпочитаю другие поездки. Хотя, бывает, поедет человек с группой да так загорится, что просто не может жить «по-старому». Каждому своя дорога и момент, когда на нее вступить.


 
  Путешествие с командой в организованном турне – это совсем другое, чем путешествие в неизвестную сторону. Пока это довольно новая для меня тема.
 
  Я не считаю количество стран, в которых побывал. Но я еще не был в Африке, Австралии и почти не поездил по Южной Америке, которая манит меня больше всего.

Раньше я сам был одним из гангстеров. Мы многое должны попробовать, чтобы принять себя и выбрать то, что чувствуем правильным
 

  В музыке я заметил одну закономерность, которая напрямую связана с прохождением всего жизненного пути: в ней есть структура, которая неотъемлемо соучаствует с импровизацией. Эти две полярности – ведущие и в жизни. 
 
  Мы можем упасть, поднять себя и идти дальше. And it’s okay.


Фото – estastonne.com

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Комментарии (1)

Настя
Настя | 26.04.2016 18:29

Круто!

Написать комментарий


Сейчас на главной

Показать больше Показать больше