Интервью с Касей Сыромолот – о фотографии, Беларуси и уроках пандемии

Фотограф и арт-директор 34 Кася Сыромолот готовит к изданию The Belarus Book – визуальный рассказ о Беларуси, «‎собранный в поездках по стране и прогулках по родному Минску» и запечатлевший «‎неуловимый дух изменений, который нам еще предстоит осознать». В этом большом интервью с Касей мы подробно поговорили о тех самых изменениях, которые случились в Минске за последние 10 лет, уроках пандемии и о том, как сделать «‎тот самый кадр». 

 

 

 О Минске – и немного о себе 

 

 – Минск 2010-го и 2020-го – какие главные отличия для тебя лично? Как изменилась ты сама за последние 10 лет – как человек и как профессионал? 

– Главное, что снова обрел Минск-2020 – это свой стиль и свой голос. Голос Минска был временно утерян в середине 1990-х и полностью растворился в 2000-х под влиянием разных печальных культурных и экономических факторов. Все как будто смотрели в разные стороны – кто на Москву, кто на Киев, кто на Варшаву, Вильнюс, Берлин или Нью-Йорк. При этом забывали смотреть себе под ноги. У меня ощущение, что только в 2020-м наконец беларусам стало наконец плевать на то, что думает запад и восток. Это очень хороший знак. Никто уже не спрашивает про то, «как вам у нас» – да и некого спрашивать. Теперь думаем про то, «‎как нам у нас». Мне кажется, самое крутое, что сейчас уже ведутся рассуждения не «‎как бы сделать что-то, как в Берлине», а «‎как должно быть у нас в Минске», с учетом всех особенностей города и моментов, на которые нельзя закрыть глаза. Можно рисовать Фриду на стенах, но классно, когда с тех же стен на тебя начинает смотреть Короткевич – ну, пусть пока рядом с котиками или собачками для большей милоты. 

Если говорить о Минске – то исторически так сложилось, что году к 2015-му одна часть активных людей разъехалась, а вторая часть все-таки устала обвинять всех и вся и решила, что пора хотя бы что-то поменять своими силами. Мне кажется, знаменем изменений для Минска стала Октябрьская, в которую верили единицы. Я помню открытие «‎Ньютона» и потом «‎Хулигана». Я очень рада, что Влад Луневич тогда пригласил поучаствовать в создании «‎Дэпо» и обновлении ENZO, так что я участвовала в процессах «‎оживления» улицы практически с самого начала и видела, как зарождаются теперь уже очень массовые тусовки типа «‎Бассоты», маркеты, как ребята делают FSP. По сути все начиналось с минимальных бюджетов и огромного энтузиазма немногочисленных ребят со своими ценностями, которые наездились и решили: почему бы и не сделать в первую очередь самим себе и своим друзьям хорошо?

 

 

Дальше, как оказалось, слишком уж быстро все подтянулись. Все было супер, пока не пришли ребята с деньгами, вооруженные маркетологами, которые решили, что раз теперь улица популярна – то здесь можно делать «‎бизнес». Но, к счастью, процессы, которые произошли в 2015-2019 годах, оказались очень устойчивыми – и теперь это уже не откатить назад. Сообщества и тусовки сформировались, у каждой из них своя ниша, свои бизнесы. Минская культура и эстетика сформирована заново, и, более того, она стала массовой. 

 

«‎Процессы, которые произошли в 2015-2019 годах, оказались очень устойчивыми – и теперь это уже не откатить назад» 

 

Как изменилась я сама? Я, как и другие, росла вместе с минским сообществом. Чем это было круто? Это была уникальная эпоха тех, кто не учился на вебинарах и тренингах, а пытался делать выводы исходя из ситуации и учился на собственном опыте. Это была эпоха, когда вообще не было конкуренции, и было море ниш и задач – просто бери и делай хоть что-то – и ты будешь первым. «‎Рабі. Сябе. Сам» – у «‎Студумкі» был классный слоган. Все интуитивно понимали, что только это и есть правильный путь. Все задачи были очень сложными, и честно – я сама в некотором шоке от нашей дерзости. Мы все вместе учились и совершали кучу ошибок, за которые и сейчас немного стыдно, но зато они нас научили многому. Это время было важным. 

Главный мой опыт последних 10 лет – это то, что существует «‎как написано в книжках» и существует «‎как тебе хочется и требует момент». Лучше почитать о первом, а потом всеми руками держаться за второе.

Чем уникальны все проекты, в которых принимали участие я и мои друзья? Практически всем пророчили быструю смерть и невозможность выжить. Все эти проекты – это то, что сейчас появляется на страницах прессы с отметкой знака качества и гордости Минска. Это значит, что нам вместе удалось что-то поменять.

 

 


 О Беларуси: фото, путешествия и проекты 

 

– Какие главные плюсы и минусы ты видишь в том, что сейчас по Беларуси начнут путешествовать в несколько раз больше людей, чем обычно?

– Плюсы в том, что все начнут заниматься тем, на рекламу и убеждение в ценности чего при другой ситуации ушли бы годы. Многие творческие люди ездили искать вдохновения в Италию или Францию, а теперь, вижу, находят свое вдохновение в беларусской культуре. Мне кажется, позитивный момент мы увидим чуть позже, когда это вдохновение перерастет в новые проекты. Не знаю, родится ли из этого всего наконец беларусская школа дизайна, но у нее мощные корни, мощные предшественники. Надо пользоваться моментом. Сейчас это удобно, потому что глобальный мир стал слишком одинаковым – и нужны новые инсайты. У нас на земле они пока очень щедро рассыпаны. У беларусов определенно есть свое четкое понимание эстетики, хоть оно нигде толком не описано.

Минусы мы тоже увидим позже. Я бы хотела в этом контексте просто предостеречь от бездумных путешествий и культурного потребления без разбору. Наша страна все еще пока к таким культурным наплывам не готова, и не стоит ожидать от бабушек того, чего возможно кто-то ожидает от продавцов сувениров и туров «‎все включено». Беларусь открывается подготовленным ребятам, и я рада, что многие узнают страну с помощью нашего проекта Go to Belarus – уверена, что эти люди плохо себя не ведут. Я вижу очень много крутых постов после публикаций наших маршрутов, очень радуюсь этому и хочу сказать спасибо каждому, кто ездит аккуратно, проникается культурой, не вредит природе и, что мне кажется самым классным, путешествует с детьми. Это первый шаг для того, чтобы у детей была привязка к земле, правильный культурный фундамент и понимание эстетики.


– Сейчас заметно, как многие бренды, компании, рекламные агентства начинают выстраивать свои коммуникации вокруг Беларуси, путешествий по стране и т.д. Есть ли примеры, которые тебе нравятся? А что в этом, наоборот, раздражает?

– Раздражает скорее отсутствие погружения в тему. Миллион активностей и конкурсов без смысла. Вся культура потребления вдруг переносится на руины и деревни, которые не заслужили такого неосторожного вторжения без подготовки. В итоге – я уже устала видеть сотни странных слоганов. У меня язык не поворачивается, извините, назвать Беларусь – «‎ЭТО». Я еще не написала всемирно известных полонезов и пейзажей Витебска, поэтому не имею права относиться к стране свысока.

Мне кажется, очень осторожно, бережно и последовательно с темой Беларуси работает А1. Ребята поддерживают культурные проекты, театры, издание Горвата. Мне кажется, такой подход близок к эталону. В то же время не могу не упомянуть МТС с нашим сотрудничеством и классными подкастами. И очень приятно, что KIA c нами пошли на авантюру создания маршрутов и особенно мной любимого проекта «‎Немалая родина». Еще очень минский проект был у Chivas.

Мне как фотографу очень приятно было работать над проектом с Wargaming и Relax – их идея и брошюра для релокантов получилась очень стильной. Еще один очень красивый туристический буклет сделали в Pocket Rocket для национального агентства по туризму. Это действительно те издания, которые гордо держать в руках. 

Стараются А-100, и у них я тоже вижу уважение к тому, с чем работают. И вообще А-100 и Samsung – одни их первых, кто начал в рекламной коммуникации делать беларусский язык современным и не бояться этого. Это был пример для многих и классный момент для того, чтобы очень выгодно выделяться. 

 

 

Мне немножко грустно видеть, когда с темой Беларуси работают не методично, а с наскока. Мол вот, сейчас все равно все сидят в стране – забомбим проект о «‎сінявокай». Мне кажется, будущее за современной адаптацией традиций и за последовательной работой с темой и теми, кто создает культуру – художниками, музыкантами, фотографами, писателями, небольшими локальными брендами. Эксплуатировать только вышиванку – это уже немножко моветон, хочется более глубокой проработки темы. Я вижу, что маркетологи, которые только начинают работать по теме культуры Беларуси, все еще пытаются привязывать все и сразу – выходит очень странно. Я бы рекомендовала брендам фокусироваться на одном-двух аспектах и углубляться в этом направлении, привлекать консультантов-профессионалов. Кстати, тема соломки уже давно просится к обновлению. Тема Радзивиллов – так вообще огромное поле, можно брать любого героя. Тема женщин и их влияния на историю – очень благодатная почва. 

У меня, кстати, сомнительное отношение к брендам городов. Обычно они разве что в новостях появляются и обсуждаются, на них какие-то бюджеты тратятся. Лучшие бренды – это архитектура и продукты. Ну то есть мне плевать на то, есть ли логотип у Глубокого, пока там делают сгущенку. И логотип Телехан зачем, пока там делают лыжи.

 

«‎Глобальный мир стал слишком одинаковым – нужны новые инсайты. У нас на земле они пока очень щедро рассыпаны»

 


– Чаще всего в Instagram, если ты не указываешь конкретное место, тебе пишут: а где это снято? Почему ты иногда не выкладываешь геотэги? Что прячешь?

– У меня есть такая мысль, что Беларусь – это место, где нельзя путешествовать без подготовки. Я обычно пишу, где что снято, но без геометок. Если человеку не лень загуглить – то есть надежда, что он хотя бы почитает статью в Википедии. А лучше – найдет что-то на Go to Belarus. Или еще лучше – закажет книжку об истории беларусской архитектуры. Ну или хотя бы в «‎Краіне Беларусь‎» картинки посмотрит. 

К счастью, есть и другая, абсолютно мной любимая категория людей. Я запощу фото с лодкой, которое может быть сделано вообще где угодно, но мне безошибочно пишут, что это Альбертин. Ка-а-ак? Я пощу фото сосен – и тут же получаю комментарий, что это же в Ракове. Ка-а-ак? Всегда, практически всегда, даже если я запощу просто домик, дерево, дорогу, находится человек, который рядом вырос, и это места и природа его детства. Вот за это я ужасно люблю свой Instagram и людей. Если человек настолько внимателен, что в его памяти отпечатано каждое деревце возле родного дома – за такую страну и людей берет гордость.

 

 

 


 «‎Все кажется крутым, когда радость есть с кем разделить» 

 

– Как ты планируешь путешествия? И по Беларуси, и вообще? Что для тебя must see, а что можно пропустить? Где ищешь инфу? По какому принципу выбираешь дестинации? 

– Я перестала думать категориями must see, потому что практически в любом месте можно найти что-то интересное. Я могу сколько угодно раз гулять по парку в Несвиже – и всегда нахожу что-то новое. А можно найти что-то уникальное в домиках в деревне, которую случайно проезжаешь. Можно зацепиться языком со случайным прохожим – и вот уже он проводит тебе экскурсию по собственному мини-музею.

Мои коллеги по 34 работают с текстами и все-таки информацию ищут лучше. Мой поиск происходит часто таким образом – я намечаю себе очень немного конечных пунктов или очень приблизительный маршрут и оставляю кучу времени для случайностей. Если мне хочется свернуть с дороги или остановиться – я скорее это сделаю, чем просто буду ездить от точки к точке. Самое интересное для меня всегда случается по дороге. 

 

«‎Поворот не туда часто может оказаться лучшим решением»

 

 

В подкасте про Беларусь ты высказала, казалась бы, простую мысль: впечатления от поездок зависят во многом от того, с кем ты путешествуешь. Можешь развить мысль и рассказать о лучшем примере и лучшем антипримере – из твоего опыта?

– Окружение влияет на ощущения в первую очередь. Самое нудное место может стать очень крутым, если там быть с любимыми. Что уже говорить о прекрасных местах – они становятся самыми любимыми. Когда мне было лет 16, мы с друзьями в лютый холод путешествовали электричками куда могли – это было здорово. Спать в палатках, которые полностью намокли от ливней возле руин замков, купаться в озерах, отмечать Купалье, бродить ночью по Несвижскому парку. Все кажется крутым, когда радость есть с кем разделить, а еще когда тебе могут открыть глаза на то, что любят местные ребята. 

Могилев, например, был бы для меня совсем не таким, если бы его не показали своими глазами Рома Жигарев, Стас Мытник и Денис Васильков. Теперь я не могу не любить Могилев. Поездка в Браслав с Александром Скрабовским – это тоже была магия. Могу перечислить еще добрые пару десятков городов, где главными проводниками были местные люди. 

Еще очень круто путешествовать с такими экскурсоводами, как Сергей Хоревский и Тимох Акудович. Тут просто море любви к стране и море любой информации. Вообще лучший экскурсовод – это тот, после общения с которым хочется потом лопатить горы информации самостоятельно. 

Я как-то ехала в поезде с Сергеем Хоревским и Виктором Мартиновичем в Вильнюс. Такой лекции и таких споров об эпохе барокко я никогда не слышала. Потом они еще кажется дня три продолжались, потому что аргументы ни у одной из сторон не заканчивались. 

Антипример – это организованные группы без общих интересов, но с четким расписанием. Я стараюсь по возможности в такие не попадать. Всевозможные пресс-туры, где просто нет часто свободной минуты составить свое впечатление. Я начала отказываться от всех предложений, где нет свободного времени, свободных опций маршрута, и где делают ставку на количество алкоголя и еды. Я привыкла решать все сама и достаточно спонтанно. Поворот не туда часто может оказаться лучшим решением – и ты вдруг оказываешься в мастерской иконописца. Чем больше ты открыт новому, тем больше новое открывается тебе.

 

 


 О фотографии 

 

– Что для тебя фотография в первую очередь? Как срабатывает в твоей голове: это нужно снять или вот он, тот самый кадр? Расскажи максимально просто и схематично, как 5-летнему ребенку.

– Начнем с того, что «‎тот самый» это кадр или нет – ты всегда понимаешь в момент нажатия кнопки. Что все сложилось, что он рассказывает ровно то, что я хотела рассказать. 

Иногда бывает другое – ты видишь сюжет, но нужна минутка-другая, чтобы найти лучший ракурс. Тут помогают ноги – подойти, обойти и осмотреться. 

Бывают случаи, когда ты просто видишь кадр – и молча ждешь, когда он подойдет к тебе сам. Или подъедет.
 
Лучший друг – это случайность, и со временем ты учишься ей управлять. Знаешь, что случайность приключается всегда с теми, кто готов. Если не получилось – можно приехать еще разок на то же место в другое время. Не бывает, чтобы уж совсем глаз не цеплялся за что-то. 

В репортажах я стараюсь не вмешиваться в реальность, когда делаю снимок, и тем более не вмешиваться в реальность в постобработке. Если где-то есть провода – они должны там и оставаться. Ретуширую я крайне редко, и только совсем мелочи. 

 

 

Еще важный момент: я стараюсь кадрировать в тот момент, когда делаю снимок. Границы кадра очень важны, и я очень редко позволяю себе обрезать что-то. Такое бывает только тогда, когда у меня с собой один объектив с постоянным фокусным расстоянием, которое не подходит для кадра.

Важно следующее – «‎тот самый кадр» никогда не случается по заказу и подготовке. Классно иметь с собой камеру или телефон, чтобы была возможность снять. К сожалению, сейчас телефоны стали слишком умные, и даже у айфонов есть эти секунды задержки. «‎Словить момент» с айфоном теперь уже малореально. 

 


– О чем ты думаешь, когда пересматриваешь свои фотографии, скажем, 5- или 10-летней давности?

– Думаю о том, что я делала все правильно, когда не слушала «‎знатоков». И еще думаю о том, что ездить нужно было больше. Думаю о кризисе, когда я почти год не снимала. Был период, когда я перестала таскать с собой камеру и вообще с раздражением думала о фотографии. Будучи впервые в Париже, я просто не могла себя заставить вытащить камеру из сумки. Теперь думаю, что это и была та сама точка роста, которую нужно было пережить.

«‎Будучи впервые в Париже, я просто не могла себя заставить вытащить камеру из сумки»

Я ужасно боялась свои работы носить и показывать профи. Я видела, как у моих знакомых некоторые признанные мэтры отбивали любовь к фотографии и желание снимать. Я чувствовала, что они своим видением могут на меня повлиять – и тогда я не выработаю своего. Как только я почувствовала, что мое видение начало проявляться – я начала больше учиться технике, но все еще опасалась слушать чужое мнение. 

С одной стороны я понимаю, что развитие возможно пошло бы быстрее, но какой была бы моя фотография? Я вижу, что 10 лет назад я намного хуже разбиралась в технике, в обработке, вообще снимала в .jpg и не понимала, что делать с кадрами. Была таким слепым котенком, который случайно по интуиции натыкался на правильное. Но зато те сюжеты, которые я снимала, мне до сих пор близки, потому что я тогда имела наглость не следовать моде, а следовать за интересами, снимать Минск и Беларусь, и главное – я не пыталась стать коммерческим фотографом, поэтому у меня не было задачи всем нравиться. Коммерция пришла с опытом и уже, подозреваю, как результат видения.

 

 

 «‎Дом и окружение имеют большее значение, чем мы все думали» 

 

– С марта у нас у всех, кажется, было время на то, чтобы немного подумать. Скажи, к каким выводам или открытиям ты пришла лично для себя за время пандемии? 

– Думаю, у нас всех выводы будут приблизительно одинаковы. Главный вывод, конечно, – дом и окружение имеют большее значение, чем мы все думали. Важно, что вокруг тебя и кто возле тебя. Ну, я просто убедилась, что у меня с этим порядок. 

Вторая мысль – интернет переоценен, а Zoom и прочие вещи – это никакое не будущее, а суровая пролетарская реальность нового времени. Когда читаешь лекцию в Zoom, просто невозможен юмор – и это пытка, потому что вся реальность превращается в пресное блюдо.

Третье – в масках совсем не видно эмоций, и это тоже пытка. Как будто тебя лишают чего-то очень человеческого. 

Четвертое – старый вывод, который актуален всегда: в любой ситуации стоит оставаться человеком, чтобы перед собой не было больно и стыдно потом. Этот вывод скорее относится к тем, кто принимал различные решения в стране весной и продолжает их принимать сейчас. Любая критическая ситуация очень обнажает все личные качества и показывает сущность людей. 

 

 

 Блиц: 

 

– Что снимать интереснее: людей или места? 

– Интересно снимать все, в чем есть смысл и гармония. Людей, которые знают, кто они. И места, которые не пытаются ничем казаться кроме того, чем являются.

 

– Три самых интересных фотографа? 

– Анри Картье-Брессон, Роберт Франк, Зофья Хаментовская.

 

– Три произведения искусства, которые помогли тебе что-то понять? 

– Пусть будет четыре. Серия «Мост Ватерлоо» Клода Моне. Nighthawks Эдварда Хоппера. Скульптуры Родена и скульптуры Вигеланда.

 

– Лучшая прочитанная книга за последний год? 

– «‎Круг тотальной архитектуры» Вальтера Гропиуса.

 

– Самый интересный ивент, который ты снимала?

– Концерт «‎Петли Пристрастия» в «‎Корпусе». Душно, звук – ну как есть, в воздухе зашкаливает концентрация пивных паров, но на таких маленьких концертах «‎Петли» – самая минская атмосфера эвер. Любовь, музыка, слэм, бесконечный стейдждайвинг и никакого позерства. На больших площадках такое не повторить. 

 

– Цвет Беларуси – это…?

– Серо-голубой.

 

 

  Сделать предзаказ The Belarus Book

  Подписаться на инстаграм Каси Сыромолот

 

Портреты Каси by Alexandra Kononchenko

 

hand with heart

Поддержи редакцию 34travel!

Если наши гайды когда-то помогали тебе путешествовать, если ты хочешь пользоваться нашими путеводителями в будущем, будем благодарны за support в эти сложные времена!

Как поддержать?

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше