Влюбленная в Южную Америку

Дана Комрад более полутора лет назад отправилась учить английскому языку детей в Латинской Америке и до сих пор не хочет покидать удивительный континент. Через несколько месяцев программа закончилась, а авантюризм нет, и Дана отправилась знакомиться с местным бытом и укладом жизни. Так ли страшно в Южной Америке, как об этом рассказывают, как живут обычные школьники, где самые красивые люди и жаркие танцы до утра, кого манит Колумбия и какие обряды проводят шаманы в Боливии – Дана рассказывает 34travel.

 

 

 

 

«Колумбия – моя самая любимая страна. Потому что там лучше всего танцуют, там живут красивые, открытые и дружелюбные люди»

– Сколько времени ты уже в Латинской Америке и как ты решилась отправиться в такое путешествие? 

– Конечно, все началось с мечты о красавчиках-мулатах и танцах. О сальсе до утра на мягком белом песочке. Буквально три года на раскачку – и я лечу в Колумбию, Боготу, на проект «Shape Colombia» преподавать английский. Богота оказалась наименее подходящим городом для танцев на песке. В первый же час моего прилета, стоя в аэропорту под проливным дождем, кутаясь в шарф и ожидая такси, я впервые задумалась, а вдруг оно вообще все не так, как мне мечталось? Так и вышло. Все оказалось не хуже и не лучше, просто по-другому. Я провела 6 месяцев в Колумбии, потом месяц в Эквадоре, месяц в Перу, две недели в Боливии, неделю в Гватемале и сейчас уже полгода работаю свадебным фотографом в Мексике.

 

 

– Латинская Америка – не очень дешевый регион. Чем питаются местные жители и что может позволить себе путешественник со средним достатком?

– Еда в Южной Америке – это совсем не мечта фудблогера. Она однообразна и описывается в одном предложении. Любимое блюдо – курица и рис во множестве вариаций. К этому незамысловатому блюду в Эквадоре и Колумбии добавляют жареный платан (зеленый банан), в Перу – картошку (ее тут десятки сортов), и еще тут любят севиче (сырая рыба, залитая лимонным соком). Готовят на улицах в огромных баках. Нет смысла заходить в кафе, если можно прямо на улице присесть на табуреточку у гриля, и получить за две минуты и два бакса на пластиковой тарелке огромную порцию из тушеной курицы, лапши, риса, картошки, салата, политых сверху соусом. С точки зрения развития местного бизнеса и поддержки локальной кухни, я очень это одобряю, но с другой стороны, четыре страны проехала (в Мексике другая история), а еда везде одна и та же! Вся улица – продавцов тридцать, сидящих друг на друге, – будет продавать: жареную курицу, картофель фри и салат, цена семь солей. А главное, у каждого стола все равно полно клиентов. Вегетарианцы могут есть рис с рисом и рисовой подливкой.

Еда на улице – не просто способ сэкономить время, это культ, общение, церемония и уклад жизни. Поскольку кафе есть почти у всех твоих друзей или у твоей собственной семьи – это еще и время для сплочения и общения. Лучше, чем дома перед телеком. Если семья все же хочет поесть дома, она заказывает в ресторане целую курицу навынос, дома к ней добавляют кукурузу, картошку, колу, зеленый салат – и вот, праздничный стол готов.

 

– Какими оказались местные жители и как они к тебе относятся? По слухам, «гринго» здесь не в почете.

– Очень зависит от страны. После дружелюбной и открытой Колумбии в Перу я очень страдала от отношения к нам местного населения. Жители высокогорных Анд не слишком дружелюбны к незнакомцам, особенно к белокожим. Особенно, если у тебя светлые волосы и рост под 180.

Мы – гринго и это огромная проблема. На нас исподлобья смотрят на рынке, дети воинственно кричат на всю улицу, завидев нас, «Грррииингооо!». В кафе, магазинах и на рынках нас постоянно пытаются надурить на пару песо, когда покупаем что угодно – от чая в кафе до техники. И это при том, что я прилично говорю по-испански и не первый месяц в путешествии. 

Если ехать с туристической группой и не отклоняться от проложенных маршрутов, то с местным населением можно и не сильно познакомиться, но у нас было глубокое погружение в реальную жизнь. И это погружение в первый раз за годы путешествий мне не сильно нравится. Мне хочется крикнуть им, что мы не гринго. Что мы не богатые американцы и у нас так же мало денег, как и у них. Что их злость на меня за цвет кожи не сделает их двор чище, а их детей – умнее. 

К примеру, приходишь в кафе и просишь кофе, тебе называют цену в несколько раз выше. Проведя какое-то время в стране, ты уже прекрасно ориентируешься в ценах и отвечаешь, что цена не такая, ты знаешь реальную. Начинают юлить и врать, ты из принципа находишь меню, показываешь им цену, а тебе отвечают, что с сегодняшнего дня цены поменялись. Постоянная борьба меня очень выматывает. Мне даже не хочется спрашивать у них дорогу, когда мы ищем как выехать из города – у меня стойкое ощущение, что они из принципа покажут в обратную сторону. 

Вообще их можно понять: за спиной пятьсот лет противостояния алчущим власти чиновникам, белым конкистадорам-завоевателям и размахивающим крестами миссионерам, с помощью насилия и оружия насаждающим свою религию. 

В одной из таких деревень, после очередной ссоры в кафе с хозяйкой, оставшись без завтрака, градус моей злости зашкаливает и я совершаю антигуманный поступок. Мне не стыдно, но мой парень в ужасе от меня. Вечером того же дня я сижу в кафе и местная девочка приносит щенка мне на колени. Она улыбается, кажется, первая, за две недели в этой стране. Щенок смешно сопит на руках, мамина девочка готовит для меня вкусный севиче, берет честную цену и расспрашивает с интересом обо мне. Может, я и вправду погорячилась?

Нам попадаются здесь замечательные люди, но есть одна особенность – все, кто нам помогает – богаты и образованны. Поэтому здесь хороший автостоп – мы редко ждем больше десяти минут, нас везут на большие расстояния, у них хорошие дорогие машины, почти все они из Лимы. Богатые перуанцы проявляют свое обычное дружелюбие, и им неважно, из какой мы страны. Поэтому к местным у меня остаются очень смешанные чувства.

 

 

– Как-то не очень приятно звучит. Такое поведение встречается повсеместно?

Нет, такое отношение только в Перу и еще, может, в Боливии, там, где мы действительно сильно выделяемся. Но в больших городах никто на тебя внимания не обратит, как и везде. А вот, например, в Эквадоре, где живет много белых экспатов, никаких проблем вообще нет. В Колумбии тоже все в порядке. Там сами местные жители высокие и стройные, у них красивая кожа, волосы. Как по мне, мулаты гораздо симпатичнее и приветливее по сравнению с метисами. 

 

– А как обстоят дела с безопасностью? Латинская Америка славится своим бандитизмом, а вы еще и автостопом передвигались.

– Передвигалась я по странам не одна, и путешествовать в одиночку здесь я бы не рекомендовала ни девушке, ни парню. Хотя я стопила пару раз одна в Мексике, все отлично.

Кстати, местные куда более параноидальные, чем туристы – они исключают любую возможность автостопа, не советуют женщинам водить машину одной, не рекомендуют ходить на работу пешком (даже десять минут). И вообще, если их слушать, то лучше сидеть дома, а развлекаться в торговом центре. 

Автостоп же здесь приличный, нам часто попадались просто замечательные люди, и никаких неприятных случаев ни разу не было. В Перу, конечно, иногда просили деньги, и там сложнее всего стопить, но в остальных странах все было отлично. Подвозят без проблем, иногда зовут домой – не так часто, как на Кавказе, но накормят точно.

 

 

– То есть не так страшен черт, как его малюют?

– Насчет безопасности, я считаю, что все слухи сильно преувеличены. Кажется, эту панику сеют американцы, но эти ребята и на свой задний двор могут с оружием ходить. В Перу, на одном из пляжей славного городка Хуанчако, известного своими лодками из камыша, у нас из рюкзака ночью украли ноут, жесткий диск и еще пару вещей. После этого палатку мы ставили только в безлюдных местах. Это был единственный негативный опыт за полтора года, связанный с воровством и каким-то разбоем в нашем отношении.

«Здесь живы традиции шаманизма, нередко проводятся обряды жертвоприношения. Из рабочих инструментов колдуна – крест, тело мертвого броненосца, свечи, разноцветные гирлянды»

 

 

– Расскажи еще немного о своей работе в школе, не страшно ли было находиться в беднейших кварталах?

– Это был социальный проект колумбийского правительства, где нас и еще примерно сто иностранцев со сего мира оправляли преподавать английский в школах не самых благополучных районов Боготы.

Надо понимать, что это тот район, где ты бежишь на автобус после школы, толкаешь детей случайно, а у них из рук выпадает марихуана. Или, например, в нашей школе дети могли сходить в туалет только в сопровождении учителя, все остальное время туалет должен быть закрыт на ключ, иначе они там просто будут сидеть и дубасить марихуану. Но это то, чем меня пугали учителя в первые дни в школе, объясняя правила безопасности. По моим личным наблюдениям, у меня были абсолютно адекватные и нормальные дети.

 

«В нашей школе дети могли сходить в туалет только в сопровождении учителя, все остальное время туалет должен быть закрыт на ключ, иначе они там просто будут сидеть и дубасить марихуану»

 

Единственное, что я могу сказать точно, это то, что у них невысокий уровень сексуальной просвещенности. И в Колумбии, например, где аборты полностью запрещены, достаточно много девочек, которые даже школу закончить не могут, потому что они беременеют. И я как преподаватель старалась говорить с ними о предохранении и о их будущем. Я считаю, социальная функция не менее важна, чем изучение английского. Для них быть мамой в 17 – это нормально, много детей – это очень здорово и классно. Даже если живут бедно, дети есть, и не один, не два, и даже не три ребенка. Люди спокойно к этому относятся, не переживают, как их дети устроятся в будущем и на что будут жить. Высшее образование в Колумбии исключительно платное и получить грант на учебу – это огромный успех, поэтому неудивительно, что дети из таких семей после школы идут к маме на улицу торговать арепами или к отцу в мастерскую. Но ведь отлично учились в школе и у них мог бы быть шанс, если бы не нужно было кормить еще троих младших братьев. К сожалению, немногие родители рефлексируют перед тем, как заводить большие семьи.

Зато зарплаты у преподавателей сравнительно высокие, в районе тысячи долларов и выше, особенно, кхм, у гринго.

 

 

– Расскажи немного о посещенных тобою странах. Какая стала твоей любимой?

– Колумбия, пожалуй, самая небезопасная из всех, градус напряженности там будет повыше. Через джунгли там проходит главный кокаиновый путь из Боливии и Колумбии в Штаты, поэтому некоторые места страны определенно не рекомендованы к посещению. 

Тем не менее, Колумбия – моя самая любимая страна. Потому что там лучше всего танцуют, там живут красивые, открытые и дружелюбные люди. Колумбия – для самых отчаянных авантюристок. Зачем ехать? Там климат на любой вкус – от тропиков до прохладных гор, природное разнообразие, дружелюбные местные, сальса, схожий менталитет, много фруктов и цветов, наличие больших и благоустроенных городов. Страна не самая бедная и не такая опасная, как о ней принято думать. Историческое наследие в плане архитектуры достаточно типичное для бывших колоний, природа же волшебная. 

 

– А какая страна впечатлила меньше всего?

– Каждая страна понравилась по-своему. Может, Эквадор? Тут национальная валюта – доллар и это означает, что страна на порядок дороже соседок ¬– Перу и Колумбии. А еще заметно чище и относительно безопаснее. Здесь у многих индейская внешность, раскосые глаза и смуглая кожа, женщины в деревнях ходят в национальной одежде. Увы и ах, но мужчины значительно проигрывают во внешности колумбийским, а женщины – в дружелюбности. 
В Колумбии тебя пугают наркотиками и войной, в Перу некоторая часть населения достаточно агрессивно настроена по отношению к гринго и лично я от этого устаю, Эквадор же – место слета американских и канадских пенсионеров (побережье и Куэнка), поэтому тут легко и приятно. Мне Эквадор не показался самой крышесносящей страной, тут нет сумасшедших пейзажей или незабываемых городов. Но страна маленькая и компактная – от гор до джунглей и обратно к побережью можно проехать за сутки.

Местные ездят отдыхать на выходные на многочисленные горячие и термальные источники, расположенные недалеко от столицы. На вписке по workaway я провожу две недели в гамаке на Тихом океане, ем лобстеров по $ 5, праздную День Кита с местными, заезжаю в джунгли на пару дней, ночую в семье настоящих индейцев и через месяц уезжаю в Перу. А еще здесь у меня чудесная экскурсия, еду смотреть на китов. Киты приплывают в Эквадор заводить потомство в середине июля – начале августа, идеальное время, чтобы увидеть их в естественной среде обитания. 

 

 

– Что можешь сказать об остальных странах?

– Побережье Перу – длинная полоса песка и скал. Север страны подавляющее количество путешественников игнорирует, сразу устремляясь к Мачу-Пикчу, и очень зря. Северный Перу славится своей кухней на всем побережье и в севиче я влюбляюсь «с первой вилочки». В Лиме, например, находятся два ресторана из мирового рейтинга – лучшие из лучших. Северный Перу абсолютно нужно увидеть всем археологам, историкам и прочим неравнодушным к древним цивилизациям. Количество древностей на квадратный метр просто зашкаливает. Сама я предпочитаю древностям природу и поэтому путь лежит дальше в Кордильеры

Мое любимое место в Перу – холодный и прекрасный национальный парк Уаскаран. Он находится  в самом центре Анд – отправной точки для всех экскурсий по снежным пирамидам цепи Кордильера Бланка, трекерской мекки Перу. Это самое сердце гор, название «Бланка» получило из-за большого количества пиков-шеститысячников, которые покрыты вечным снегом.

 

«Это огромное социальное расслоение: богатейшие пентхаузы и бедные лачужки, частные элитные школы и плохие бесплатные, варварское отношение к экологии, коррупция, беднота в регионах, безответственность и инфантильность»

 

Едем на юг и посещаем Куско – город высоко почитается как священное место, количество туристов тут зашкаливает. Отсюда все они едут на главный туристический аттракцион Латинской Америки – Мачу-Пикчу, затерянный город инков. Мы туда не попадаем – высокий сезон и это значит, что входных билетов не достать. Они все выкуплены туристическими агентствами и цены получаются совсем негуманными. Оставляем на следующий раз – еще вернемся. 

Одна из самых бедных и трешовых стран мира – Боливия. По ней путешествует достаточно мало людей, да и те сразу отправляются на популярный солончак Уюни на джипах. Страну такие люди особо не видят, а на деле Боливия очень аутентичная. Здешние женщины («чолиты») до сих пор одеваются традиционно: длинные черные косы, шляпы, юбки до щиколотки. Здесь живы традиции шаманизма, нередко проводятся обряды жертвоприношения. Из рабочих инструментов колдуна – крест, тело мертвого броненосца, свечи, разноцветные гирлянды. Более странного места, чем гора духов в Копакабане, я еще в жизни не видела. Тут статуя Христа стоит и крест христианский, а под ним шаманы в красных шапочках благословляют людей и поливают их игрушечные грузовики пивом из бутылки. А пустую бутылку беспечно бросают в кусты. Народу тут – не протолкнуться, одних колдунов штук 50 насчитала, поэтому священная гора очень похожа на мусорку. Благословление нужно игрушечным машинкам, чтобы на следующий год у тебя появилась настоящая машина. Еще можно освятить игрушечные дома, розовенькие пачки денег, дипломы иностранных вузов. Ярмарка желаний просто! 

 

 

 

 

 

«Поскольку кафе есть почти у всех твоих друзей или у твоей собственной семьи – это еще и время для сплочения и общения» 

– Сейчас ты находишься в Мексике достаточно долгое время, что можешь рассказать о ней?

– Пока я была только в южной части и не была в центре страны и на севере, откуда весь этот холивар про наркотики. Юг, а конкретно регион Кинтана-Роо и город Канкун, где я работаю сейчас, – это безопасное место, тут тусуются одни туристы, в основном американцы и канадцы. Поэтому здесь дорого, хорошая инфраструктура и все заточено под развлечения настоящих гринго с большими кошельками. К примеру, в отеле где я работаю, час моей работы фотографом на свадьбе стоит $ 700.

Лично я сюда бы не поехала отдыхать, и Канкун мне не нравится как город для жизни – он слишком дорогой и полностью лишен аутентичности настоящей Мексики, но здесь много денег и работы. Мексика из всех стран ЛА – самая простая для понимания и принятия страна, красочная и яркая, уже удобная для туриста, но еще хранящая множество секретов. Идеальная страна для первого раза, чтобы влюбиться. Тут тако, сеноты, Карибы и Тихий океан, фламинго и игуаны, мариаче и колоритные национальные праздники, огромные парки развлечений, в туристических городах все говорят по-английски.

 

 

– И какое после всего этого твое общее мнение о Южной Америке?

– У Южной Америки много проблем. Разочарования? Конечно, есть. Они не танцуют сальсу прямо на улицах, жизнь – не сплошной карнавал, как в клипах Рики Мартина, мулаты – не такие уж красавчики, коренное население не самое приветливое. Ну и самое главное, «страны третьего мира» – это не просто уровень зарплат. Это огромное социальное расслоение: богатейшие пентхаузы и бедные лачужки, частные элитные школы и плохие бесплатные, варварское отношение к экологии, коррупция, беднота в регионах, безответственность и инфантильность. Образование в университетах, на мой взгляд, весьма посредственное, несмотря на те огромные деньги, что студенты платят. А сам континент для путешествия не самый доступный в плане цен, в некоторых местах цены на туристические развлекаловки более чем сопоставимы с ценами западной Европы или даже превышают их.

Люблю ли я ЛА после в его вышеперечисленного? Очень. Вот вам мое официальное заявление – я по уши влюблена в Южку!

 

Фото Даны Комрад

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Комментарии (0)

Написать комментарий


Сейчас на главной

Показать больше Показать больше