Один во Франции: Финал

Молодой дизайнер и друг редакции 34travel Арсений Чубич 40 дней путешествовал по Франции пешком с одним рюкзаком и палаткой. По нашей просьбе он вел дорожный дневник о местах и людях, которые встречались ему на пути. В заключительной части Арсений пишет о первом опыте дикого кемпинга, забытой бутылке крафтового сидра, своем дне рождения в кругу новых друзей, поездке в Нормандию и начале пути домой.

 

Ночь 21. Первый опыт дикого кемпинга

Палатку я поставил возле ручья: решил, что с утра мне понадобится вода, чтобы попить и умыться. Поверив в то, что я сделал все верно (оставшись в лесу, а не в кемпинге), я спокойно уснул. Ненадолго. Ночью меня разбудил какой-то шум. Оказалось, что не одному мне нужна была вода. Это были дикие кабаны. Точнее, молодые кабанчики. Не подозревая, что возле них кто-то есть, звери плескались, хрюкали, топали и пили. Кажется, им было очень весело. Я не знал, что делать. Думал, может, они уйдут сами, поэтому лежал, как мумия в гробу. Но они не уходили. Я тихонько взял фонарик в одну руку, складной ножик в другую и продолжал лежать. В какой-то момент я решил, что если привлеку их внимание, они испугаются и уйдут. Я начал мерцать фонариком в палатке. Кажется, они притихли, но находились так же близко. Я начал шуметь сумкой, спальником, греметь кружкой и ложкой. В конце я громко крикнул. Кабаны убежали. На адреналине я моментально уснул. Только утром в городе я узнал, что вдоль реки идет основная кабанья тропа. 

Думал, может, они уйдут сами, поэтому лежал, как мумия в гробу. Но они не уходили. Я тихонько взял фонарик в одну руку, складной ножик в другую и продолжал лежать

 

День 22. Крозон, бутылка сидра и итальянцы

Будучи гордым собой от того, что пришлось пережить прошлой ночью, я направился обратно к морю, которое к тому моменту не видел уже около недели. Путь предстоял долгий, поэтому ранним утром я был на ногах. Решил попробовать поймать машину до полуострова Крозон, а дальше – исследовать его пешком. 

 

Маленькая история про бутылку сидра

Поймал машину. Вообще, Бретань – идеальное место для того, чтобы автостопить. Нет магистралей и широченных дорог, везде есть место для парковки, а местные очень расположены помогать. Остановился мужчина, на вид – лет сорока. В багажнике у него я заметил несколько ящиков сидра. Оказалось, что он владеет камерной фабрикой по производству крафтового сидра, который нигде не продается. Заказать его можно только лично. Мы всю дорогу говорили о том, как бретонцы любят пить алкоголь. Он сказал, что это лидирующий во Франции регион по употреблению вина. Перед тем, как высадить, он подарил мне бутылку сидра. Вначале я отказался, ведь тяжело таскать литр сидра в стеклянной бутылке целый день. Но где я еще попробую «не магазинный» сидр? Нигде. И я его взял.

Весь день я мечтал об этом сидре. Я мечтал о том, как я приеду на пляж, поплаваю, найду место для палатки, поужинаю и открою этот сидр. Я специально сходил в магазин, купил себе дыню и козьего сыра. Когда солнце начало садиться, я направился к побережью. Поскольку идти было километров десять, а сидра мне хотелось с каждой минутой все больше, я решил поймать еще одну машину. Я сложил всю еду в тряпичную сумку, чтобы не так тяжело было нести за плечами. Туда же я положил и сидр. Туда же отправился случайно вывалившийся на кассе презерватив, который я всегда носил с собой в кошельке. В общем, не сумка, а пакет первой помощи. Поймав машину с молодым водителем, я доехал до моря. Все шло по плану, который я к концу вечера выгравировал себе в голове. Поужинав, я понял, что вот он – тот самый момент. «Так-с, где тут моя бутылочка?» – спрашиваю я себя. Спохватившись, понимаю, что оставил ее вместе со всей сумкой в машине у того парня, который меня подкинул до пляжа. Черт, как так можно облажаться?

Я посмеялся и успокоил себя тем, что, наверное, парню сумка с бутылкой сидра, дыней, сыром и презервативом понадобилась больше, чем мне.

Тем же вечером я прибыл на Пуант де Сан-Эрно. Это было одно из первых мест, на которое я обратил внимание, составляя свой маршрут еще в прошлом декабре. Спустившись с обрыва к чистейшему пляжу, я буквально упал в прозрачную соленую воду. Людей там было немного, поскольку пляж закрытый и совсем не туристический. Чтобы попасть на него, надо спускаться вниз по обрыву метров 300. Я даже заплыл в небольшую пещеру, где птицы вьют свои гнезда. 

Там же на пляже я встретил итальянских ребят: Веру и Маттео. Они так же, как и я, спустились с рюкзаками и выглядели, как ребята из какого-то инди-фильма про сквоты или бродяг. Маттео носил повязку на голове, убрав мокрые черные волосы за уши, а Вера – высокая, стройная, светловолосая Биркин в пестрой юбке и фенечках. Когда я поднялся обратно на мыс, мы встретились снова.


– Ты уже решил, где будешь ночевать? – спросила меня Вера.
– Нет, я думал уйти куда-нибудь поглубже в рощу. 
– Давай останемся здесь. Смотри, даже кострище готово. 
– Вы серьезно?

Когда я планировал свое путешествие, я даже представить не мог, что буду ночевать на самом мысе, сверху над птичьей пещерой и прямо у обрыва с кристально чистым океаном. Мы подождали, пока стемнеет. За ужином я рассказал свою чудесную историю про сидр, зато у ребят было пиво.


– Мы пропустили все каникулы, были с семьями. Теперь мы наконец-то вместе, поэтому очень спонтанно решили поехать во Францию. 
– Неужели тебе не одиноко одному? – спросила Вера.
– Мне кажется, мне даже лучше, чем вам вдвоем! – усмехнувшись, ответил я.

Немного помолчав, я добавил, что, безусловно, сейчас мне лучше всего, потому что я встретил их. Весь вечер мы просидели у костра, общаясь. Ребята рассказывали мне про свою учебу, про Италию, спрашивали про Беларусь. Показали мне несколько созвездий, которых я не знал. Где-то около полуночи ребята пошли спать. Посидев еще немного, поглазев на звезды и послушав звуки моря, я тоже уснул.

 

День 23. Юг Крозона

Рано утром, выпив чаю с ребятами и посоветовав им кемпинг Джуди в Уэльгоате, я направился к нижней части полуострова Крозон в одноименный город. С самого утра погода была невероятно странная: густейший туман позволял видеть вокруг себя на расстоянии не больше тридцати метров. Цвета при таком тумане в городе – мягкие и холодные. Для любителей техники и кораблей Крозон – идеальное место. На побережье находится «кладбище» старых деревянных лодок, у которых я надолго залип. Порисовав, пошел исследовать клифы и искать колонии мидий.   

15:32
Где-то оставил рюкзак. Снял его специально, чтобы было удобнее спуститься к морю. Теперь не могу его найти уже более двадцати минут. Но людей вокруг нет вообще, хотя, может, их просто не видно в тумане.

17:49
Туман настолько густой, что все мое лицо, одежда и рюкзак покрыты росой. Кажется, что моросит мелкий дождь, но это просто застывшие в воздухе капли, потому что когда стоишь на месте – не намокаешь. Все вокруг такого приглушенно холодного цвета, что нет слов. Градиенты моря, неба и песка изумляют. Выглядит все примерно так же, как в финальной сцене игры «Syberia», в которую я играл в детстве.


Градиенты моря, неба и песка изумляют. Выглядит все примерно так же, как в финальной сцене игры «Syberia», в которую я играл в детстве

Пока я отдаляюсь от Крозона к южной части полуострова, за мной постоянно следует пароход. Но из-за тумана я могу его только слышать. Кажется, что он где-то очень рядом – настолько громко он трубит. 

22:13
Поставил палатку где-то у моря. Завтра собираюсь к самой западной точке Франции.

День 24. Пуант дю Ра и Леонард

С рюкзаком я теперь на «ты». Правильно все говорили, что после первой недели будет куда проще. Сейчас мое тело привыкло, и, несмотря на изуродованные ноги и синяки на бедрах, мне очень легко идти.

День довольно спокойный. Я добрался до мыса после обеда, вдоволь належался на пляже и наплавался в океане. Вечером, по традиции, отправился искать место, где поставить палатку. Кажется, я немного обнаглел, потому что теперь выбираю не только по критерию «отдаленности» от людей, но и по критерию «живописности вида». Нашел, с видом на океан и волны, красота!

Поскольку пляж находился в двух минутах от моего ночлега, я спустился к нему, чтобы смотреть на закат. На пляже не было ни души. Хоть там запрещено купаться, потому что он предназначен только для серфинга, я опять нарушил правила – слишком уж тут заманчивые волны. Зайдя в воду, я увидел, что к моим вещам на берегу подошел какой-то парень. Я сразу вернулся. 

– Тоже хочется плавать, но я все не решался, потому что тут нельзя. А потом увидел тебя и вот, подумал, – сказал парень.

Леонард

Этот девятнадцатилетний  мальчик из Кельна оказался таким же, как и я. За исключением того, что путешествует он более масштабно: за месяц побывал в дюжине европейских стран. Он только окончил школу, весь год он будет путешествовать, жить в палатке, учить языки и размышлять. Мы сразу нашли общий язык, уж слишком мы оказались похожи. Палатки, естественно, мы поставили рядом, поужинали, еще несколько раз поплавали. Ночью мы добрались до маяка, проговорив всю дорогу туда и обратно. Я подсказал ему, куда лучше съездить на севере Бретани. А он предложил мне возвращаться в Вильнюс через Кельн, чтобы познакомиться со всей его семьей: пятью братьями и одной сестрой. Засыпая, думал о том, насколько добродушные люди мне здесь попадаются.

День 25. Локронан, очередные хиппи и аккордеон Жо-Жо

Рано утром мы с Леонардом направились в город, чтобы посидеть в кафе и поймать хоть какой-то интернет.


Мне будто вновь было четыре года, когда я впервые увидел море

Днем меня ждал Локронан – одна из самых живописных деревень Бретани, где часто снимают фильмы. По дороге я узнал, что она была названа лучшей деревней Франции уже несколько лет подряд. И правда: каменные дорожки переплетаются с такими же каменными домиками, обвитыми плющами, чайными розами и виноградной лозой. Миниатюрные деревянные окошки украшены расписными рамами и цветами. В центре деревни – древняя церковь романского стиля и каменный колодец. Рисовать хотелось каждый уголок.

Вечером, добравшись до пляжа, я опять пошел плавать. Но этот раз отличался от всех остальных: волны были в два раза больше меня, вода теплее воздуха. Мне будто вновь было четыре года, когда я впервые увидел море.

Вечером, по дороге к намеченному месту ночлега, меня остановила компания французских хиппи.

– Ты наверное устал с этим рюкзаком таскаться. Хочешь с нами вина?

Ну как тут откажешь? 

Просидев несколько часов у пляжа, они направились к своим караванам. Позже выяснилось, что они живут в них уже больше четырех лет, путешествуя по Франции. Ребята приготовили мидии, достали вино и, сидя у большого костра, стали рассказывать истории. Один парень принес аккордеон и начал играть. Он отыграл все мелодии Яна Тирсена, «Очи Черные» и «Калинку». Он сказал, что аккордеон – это его лучший друг, и зовут его Жо-Жо. И что даже девушка к нему ревнует. Палатку в итоге я поставил между двумя караванами, чтобы не было сильного ветра. 


Парень принес аккордеон. Он отыграл все мелодии Яна Тирсена, «Очи Черные» и «Калинку». Сказал, что аккордеон – это его лучший друг, и зовут его Жо-Жо. Что даже девушка к нему ревнует

День 26-29

Эти несколько дней я провел у океана, путешествуя только пешком, ночуя в одиночку. Я встретил еще одну семью с собакой, которая путешествует уже несколько лет и живет в своем караване. Однажды утром возле меня бегали кролики, а еще со мной в контакт вошли две любопытные лошади, которые давали гладиться и чесать их. 

В какой-то момент мне даже показалось, что я хочу остаться именно в этих местах до конца лета. Я очень долго планировал отметить свой день рождения один у океана. Но именно в этот день мне захотелось увидеть кого-то близкого или хотя бы знакомого. Поэтому было решено вернуться к Джуди в кемпинг. На самом деле, еще уезжая в первый раз от нее, я знал, что перед возвращением в Литву я к ней заеду. 

Я поймал машину. За рулем был какой-то странный мужик, который всю дорогу рассказывал истории о том, как он переехал из Марокко во Францию лет 20 назад, про то, какая у него большая семья и хозяйство, про ужасных французских кур, которые несут очень маленькие яйца, поэтому ему приходится покупать английских. И что свинья у него болела долго, и что дети не умеют доить коров. И самое главное – все это на французском. За этими историями он пропустил мой поворот. После почти недельного молчания, я был просто истощен. Все время, пока я шел через лес к Джуди в кемпинг, в голове у меня звучал его голос, куры, свиньи и дети.

День 30-34. Взросление

– Ты что, заблудился? Я только стала тебя забывать! – типичная Джуди. 
– У меня день рождения, а мне хотелось его отпраздновать с кем-то, ну и дальше ты понимаешь!
– Вина хочешь? Я сейчас закончу и все мне расскажешь.
– Хочу. Джуди, я себя чувствую здесь лучше, чем дома, где бы ни был мой дом!

Все эти дни, естественно, прошли, как один. Я вновь ничего не делал, при этом постоянно был занят. Мэтт еще не уехала, приехала Демельза – партнер Джуди, ее девушка и любовь всей жизни. Вместе с ней прибыл и их сын – Морган. У них правда замечательная семья. Демельза постоянно с бокалом вина в руке, с сигаретой в зубах, где-то бегает и что-то делает. В какой-то момент, потеряв координацию, она набила себе гематому под глазом. На мой день рождения мы ездили плавать в озере – было невыносимо жарко. Вечером Морган играл мне Beirut на укулеле, потому что кто-то ему сказал, как я их люблю. В последний день я купил вина и мы просидели до утра, разговаривая у костра. Я понимал, что, вместо того чтобы путешествовать, трачу свое время в кемпинге и сижу на месте. Но мне было настолько хорошо, что совершенно никуда не хотелось идти. 

И все же, день расставания настал. Попрощавшись со всеми, мы с Джуди поехали к дороге, чтобы мне было удобнее поймать машину. 

– Запомни! У тебя все получится. Никогда не жалуйся, довольствуйся тем, что есть в данный момент и не меняйся: ты всегда отдаешь больше, чем можешь взять. Продолжай в том же духе, и люди сами к тебе будут обращаться. 

Довольствуйся тем, что есть в данный момент и не меняйся: ты всегда отдаешь больше, чем можешь взять

День 36. Начало дороги домой. Нормандия

После нескольких дней в одиночестве я понял, что постепенно природа и города начинают приедаться. Я смотрю на них, не испытывая того же восторга, что был раньше. Наверное, надо было выходить на финиш. Взамен Нанта, до которого я так и не добрался, я решил, что взамен поеду в Этрета – излюбленные фалезы Моне. 

Нормандия другая. Попав туда, я вновь почувствовал, что я во Франции. Все таки слишком Бретань обособлена от остальных регионов. Города там больше, дороги шире, курорты богаче, а природы поменьше. Добравшись в этот славный городок, я искупнулся в последний раз в холодной воде, погулял по тихим улицам и направился к скалам. Высоченные отвесные фалезы светло-молочного цвета покрыты мятного цвета травой. Солнце, прячась за горизонтом, залило все скалы рыжим, пляж перестал быть холодным и отталкивающим. Как только солнце спряталось, вернулись прежние холодные цвета.

Я, тем временем, решил обнаглеть в последний раз. Поставил палатку на одной из фалез. Поужинав, я просидел еще долго, потому что ко мне постепенно пришло понимание того, что это конец, что завтра я направлюсь домой. Засыпая на боку, сквозь спальник и подушку я услышал, как под моей головой кто-то роется в земле. Может, это была мышка или крот. 

День 38. Последняя история

Уже на десятой минуте на автостраде в Париж, мне удалось поймать машину. Точнее, мне не удалось, она сама остановилась. Мне навстречу шел мужчина, который явно хотел что-то сказать.

– Тут очень опасно ходить! Давай мы тебя отвезем туда, где ловить машину не так опасно. Мы с мамой поедем в деревню, а тебя оставим у дороги. 

Я согласился. Мужчина, на вид лет шестидесяти, оказался очень вежливым французом. 

– Знаешь, хоть ты и во Франции, но у нас тут и патруль есть!
– Я знаю, они уже не раз меня прогоняли. Но мне некуда идти, тут все равно проще всего стопить, поэтому я возвращался.
– Мы живем недалеко, но я довезу тебя до удобного места. 

Через пару минут, посмотрев на часы, он повернулся ко мне.

– На самом деле, мы очень спешим, потому что моя мама давно не видела мою жену, и они хотят встретится. Поэтому ты поедешь с нами пообедаешь, а потом я тебя довезу до дороги. И это не обсуждается. Все, решено! Мой сын уехал в Азию путешествовать таким же образом, как ты, поэтому сегодня ты будешь вместо него.


Мой сын уехал в Азию путешествовать таким же образом, как ты, поэтому сегодня ты будешь вместо него

Их дом выглядел так же, каким я себе его и успел представить. Поросшая трава, большие кусты роз. Внутри видно, что все сделано своими руками. Дерево, кирпич, цветные глиняные тарелки. Все настолько гармонично и уютно, что мне было приятно признаться, что именно в таком доме я бы хотел прожить.

– Мы купили этот сарай, когда тут жили куры. И постепенно сделали его нашим домом. У нас нет роскоши внутри, мы самые обычные люди. Но мы не так просты, раз сами построили этот дом. Стираем руками, ездим на старой машине. Но, между делом, путешествуем по 4 месяца в году, потому что – на что еще тратить деньги? 

Действительно, они оказались не так просты. Он пишет музыку и преподает в академии искусств, а она – литературный критик. За обедом, который, кажется, длился часа четыре, мы говорили. Говорили о музыке, о книгах, о Беларуси, о марионетках, об иллюстрации и художниках. В какой-то момент его мама уснула, а он, будто шестнадцатилетний подросток, закурил, сказав, что не хочет ее расстраивать. Я понимал, что мне надо ехать, потому что гарантии, что я поймаю машину быстро, никогда нет. Но мне так хотелось остаться еще на несколько минут. 

Под конец, он подарил мне диск со своими композициями, отвез меня, и оставил у дороги одного.

Но я уже был далеко не один. У меня в голове были все те, кто случился со мной за время во Бретани. Я вспоминал Франческу с ее детьми, Жоржетт и все ее огромное семейство, странных ребят с датскими номерами, которые на дороге кинули в меня куском хлеба. Я вспомнил дорогую мне Джуди и ее язвительные шутки, ее чудесную семью, Моргана. Я вспомнил ту пару с собакой, марокканца с английскими курами, душевных итальянских ребят, Леонарда, всех голландских детей, с которыми мне довелось провести время в кемпингах. Я вспомнил страшного мужика с плюшевой свиньей на капоте, который подвозил меня к морю. Идя по дороге, я начал вспоминать, как я злился, радовался, кричал, плакал, смеялся, тосковал. Я начал вспоминать тот безумный праздник семьи, на котором мне довелось побывать. Я вспомнил, как вокруг меня бегали две лошади, как я убегал от змеи, как я доставал огромного, жирного, размером с мою ладонь, слизня из своей палатки. Я начал вспоминать те жуткие устрицы, все банки консервов, которые я перепробовал. Я даже рискнул прикинуть, сколько багетов я мог съесть за эти сорок дней. В какой-то момент я настолько глубоко провалился в воспоминания, что не заметил, как возле меня остановилась машина. Окно опустилось и вдруг:

– Вы идете в Париж? Давайте я вас подвезу!

– Спасибо! – улыбаясь, соглашаюсь я.

 

 Фото – Арсений Чубич 

Тэги: Франция
hand with heart

Теперь ты можешь «оставить чаевые»и сказать спасибо редакции 34travel за проделанную работу

Выбрать сумму:
    Оставить tips!

    Читай также

    Комментарии (3)

    Dima Khanenko | 7.09.2016 00:00

    лично у меня негатива насчет "самолюбования" не возникло. очень интересно было почитать, спасибо, Арсений) удачи в дальнейшем!

    Арсений
    Арсений | 7.09.2016 03:02

    Спасибо :)

    Igar
    Igar | 5.09.2016 22:09

    Одному путешествовать действительно круто,знаю по себе! Но прочитав то, как это описывает автор, стало его жаль и приторно от самолюбования. Думаю, что сложно любить самого себя больше чем, автор

    Написать комментарий


    Сейчас на главной

    Показать больше Показать больше