Одна по Кавказу и Средней Азии

Поддавшись мечте посмотреть, как живут люди в других местах, украинка Анима Арилия уволилась из офиса, собрала рюкзак и отправилась путешествовать по Чечне, Ингушетии, Дагестану, Осетии и всему русскому Кавказу в одиночку. Девушка открывала для себя местные традиции и уклад жизни, посетила самые удаленные уголки регионов и делила пищу и кров с самыми бедными семьями. Своими историями, смешными и грустными, Анима делится с читателями 34travel. 

 

 – Как ты оказалась на Кавказе, в Чечне, Дагестане и других местах, не самых очевидных для путешествующей в одиночку девушки? 

– Изначально я путешествовала рядом с домом, осматривала окрестности, но рядом лежащие места быстро закончились. Точкой дальнейшего движения стало то, что совершенно незнакомый мне человек написал и попросил рассказать о своих путешествиях. Мне к этому времени надоело всем по сто раз печатать одно и то же, и я ответила ему: «Давай я приеду к тебе в Воронеж и сама лично все расскажу».

По карте ехать туда было недалеко, однако это было чем-то новеньким. А оттуда было уже совсем близко до Кабардино-Балкарии – для путешественника совсем не расстояние. За сутки добралась туда, опять открыла карту и подумала: «Блин, я ведь уже на Кавказе, как можно быть здесь и не побывать в Беслане, Грозном, Махачкале?». Я тогда вообще не понимала, куда я еду, я не понимала, что это Дагестан, Ингушетия, Чечня, Осетия… Я не понимала, что это республики, просто не знала об этом. Поехала, можно сказать, по приколу, на авось, без особых знаний об этих местах. И уже по ходу дела разбиралась на месте, куда я попала, куда двигаться дальше и что смотреть.

 

 – То есть заранее ты вообще никак не готовилась, это была случайность? 

– У меня были какие-то базовые представления, типа, что в Беслане был теракт, что в Дагестане есть море, то есть, настолько банальные вещи, которые даже первоклассник знает. Ну и, конечно, все то плохое, о чем тоже каждый слышал и что-то знает, мифы и предрассудки об этих народах.

 

«Я ожидала увидеть злых парней, ужасное общество и полный мрак. Но первые минуты просто на корню все изменили»

 

 – Расскажи тогда свои ожидания vs реальность. Как же все там на самом деле? 

– Первое сообщение, которое я отправила маме из Чечни было: «Мама, забудь все, что ты знала о Чечне. Я в Чечне». Я ожидала увидеть злых парней, ужасное общество и полный мрак. Но первые минуты просто на корню все изменили. Более того, все мифы о Чечне, которые витают у нас, ни на йоту не оправдались.

Но народ там действительно суровый. Однажды я ехала с водителем, он рассказывал историю о том, что в одном из магазинов повадились продавать алкоголь, местным это не понравилось, и они пришли требовать прекратить это дело. Хозяин магазина не послушал, тогда этот магазин просто взорвали. При этом, он так буднично и просто рассказывал, как будто в порядке вещей взрывать магазины.

 

 

 – Хорошо, когда негативные мифы рушатся, но расскажи подробней об этих местах. Может тебя что-то особенно зацепило и понравилось? 

– Весь Кавказ – это просто атас! Я от него в восторге. Чеченцы, например, они не то чтобы гордые, они очень ответственные за свои слова, держат слово крепко. Если благодарят, то от чистого сердца, безо всякого двуличия, очень искренне. Человечности там больше. 

Осетины очень добрые и гостеприимные. Люди, прежде чем спросить, как меня звать и как у меня дела, спрашивали не голодна ли я. Меньше всего я узнала дагестанцев, ехала туда уже осторожно и, по сути, самые неприятные случаи произошли именно там. Единственное, что я могу сказать о Дагестане, что Махачкала очень похожа на Одессу. Интересным был такой момент: когда я была на пляже, слева от меня женщины сидели в парандже и только глаза у них были открыты. А справа купались другие девушки, но уже в открытых купальниках.

«Часто было так, что у меня даже имени не спрашивали, даже не смотрели в мою сторону. Меня как будто и нет вовсе»

Очень многие едут через Кавказ на Грузию, они цепляют по дороге что? Карачаево-Черкессию, Кабардино-Балкарию, Осетию и все – свернули в Грузию. Категорически рекомендую поехать дальше – Чечня, Ингушетия, Дагестан – эти регионы заслуживают внимания. Там невероятно красиво, люди добрые и дружелюбные, города, природа – интересно все. Плюс у них живы традиции. Например, в Чечне ты, три дня живя в доме, – действительно гость и вокруг тебя все вертится. Но уже на четвертый день тебя запросто попросят поучаствовать в хозяйстве, помочь по быту, помыть посуду, как минимум. 
В одной из семей был мальчик лет шести, он русского вообще не знал, но однажды повернулся ко мне и сказал единственное, что знал: «Замужем?». Иногда вставлял: «Ты че такая дерзкая!», но на тот момент эта песня была просто популярна. Вот чему там учатся мальчики с малых лет.

Довелось побывать и в местных школах, там все строго – мальчики и девочки держатся отдельно, девочки одеты очень скромно, все в платочках.

 

 – Были ли какие-то неприятные ситуации? Как тебя вообще воспринимали? Путешествующая в одиночку женщина без мужа для таких мест – дикость. 

– Стремные ситуации случались, но, благо, их было немного. Обе произошли в Дагестане. Один раз меня подвозил местный парень. Вообще, я не говорила, что я автостопщица, а объяснила свое поведение тем, что у меня украли деньги, а домой добираться как-то нужно. Они просто не понимают, как это ты едешь без мужа. Приходится постоянно что-то выдумывать. И этот парень начал предлагать мне заработать денег, известным путем. Я, конечно, отказалась и на этот тревожный звоночек особо не среагировала. 

Дальше он просто свернул на какую-то стройку, под предлогом того, что ему нужно забрать оттуда друга. На деле это оказалось достаточно заброшенное место, я сказала водителю «спасибо», забрала рюкзак и вышла из машины. Он догнал меня и, хватая за руки, стал тянуть обратно в машину. Я упрашивала его отпустить меня.

 

 – То есть ты не начала кричать, ругаться, а пыталась разрулить дело мирным путем? 

– Да, я стараюсь не вызывать конфликт, чтобы не вызвать агрессию в свою сторону. Давлю на психологию. Но у него был тупой стеклянный взгляд, и было понятно, что он просто меня не слышит, не понимает, и просто просьбами тут не обойтись. Я случайно повысила голос и заметила, как он стал оглядываться. Было заметно, что он нервничал и испугался, что меня кто-то может услышать. Хорошо, что я не подняла панику, а действовала спокойно и хладнокровно, разговаривала на повышенных тонах. Он испугался и отпустил, я быстро добежала до трассы, первая же машина завезла меня к посту ГАИ, где полицейские поинтересовались, не обидел ли меня кто. Я им сказала, что вот пару минут назад от парня на стройке убежала. Они тут же спохватились, давай спрашивать про машину, про номера. Но мне, когда убегала, было не до этого, так что… Хорошо то, что хорошо кончается.

 

 

 – А что случилось во второй раз? 

Второй раз я стояла ночью возле придорожного кафе, ко мне подошел водитель КАМАЗа и спросил, куда я еду. Тогда я ехала в Воронеж и нам оказалось по пути. Он пригласил к себе в машину. А я не обратила внимания, просто не придала значения тому факту, что машина была на другой полосе дороги. Водитель ехал не в Воронеж, а от него.

И вот по пути до меня доходит, что Воронеж прямо-таки в противоположной стороне, о чем я и сообщила водителю. Тот отмахивается, мол, заедем заберем дыни на складе и поедем уже, куда надо. Я сделала упор на то, что сильно спешу, времени ждать его загрузку у меня нет, и попросила остановить машину. Он остановился и начал прямо сильно-сильно распускать руки. Но мне повезло, что я знала, как открываются дверцы КАМАЗа, там довольно специфическая система. И что рюкзак лежал у меня в ногах, мне не надо было его долго доставать. Так что я без проблем улизнула.

 

 – В общем-то, все заканчивалось достаточно благополучно и охоту путешествовать у тебя не отбило, есть какие-то секреты твоей невозмутимости? 

– Могу сказать, что я во все это вляпалась по своей вине тоже, из-за невнимательности. В первом случае я пропустила мимо ушей предложение заработать, во втором, не обратила внимание на направление движения машины. Обычно моя внимательность меня всегда выручала. Прежде чем сесть в машину, я трезво оцениваю ситуацию.

По опыту, большинство мужчин боится брать силой, они берут морально, давят на тебя. При знакомстве я всегда сознательно занижаю свой возраст, чтобы у водителя ассоциироваться с дочкой, младшей сестрой, с кем-то маленьким, кого жалко обидеть. 

«Уже на четвертый день тебя запросто попросят поучаствовать в хозяйстве, помочь по быту, помыть посуду, как минимум»

Однажды один из водителей сказал, что у него дочь моего возраста. В какой-то момент нашего разговора он начал на меня морально давить, из серии: «Ну давай, в этом же нет ничего такого, это нормально, ничего постыдного, нужды обычного человека». Это напрягало, но машина была хорошая, ехала далеко. Я терпела-терпела, а потом повернулась к нему и сказала: «А вы своей дочке тоже так это объясняете?». И все, его как обрубило. Мысленно он сравнил меня со своей дочерью и больше ни разу ни на что не намекал.

Чтобы правильно себя презентовать, что я не просто тут на дороге болтаюсь от нечего делать, а путешествую, я стараюсь разговаривать с водителями про мир, про места, в которых побывала. Ни в коем случае не цепляю какие-либо интимные темы, никогда. А если водитель сам заговаривает, то либо плавно перевожу тему, либо четко даю понять, что я девушка нравственная. Но, около 70 % водителей, тем не менее, постоянно пытается как-то на эту тему заговорить.

 

 

 – Если я не ошибаюсь, то по Средней Азии ты путешествовала уже с попутчиком? 

– Да, там я была уже с другом. Просто потому, что в какой-то момент я поняла, что ездить в одиночку уже не хочу, не совсем это женское дело в таких местах. И это было верным решением. Часто бывали ситуации, когда местные мужчины меня просто в лоб не замечали. Они общались исключительно с моим другом, якобы с моим мужем, потому что мы представлялись женатой парой. 

 

 – И каково это, быть женщиной в Средней Азии? 

– Часто было так, что у меня даже имени не спрашивали, даже не смотрели в мою сторону. Меня как будто и нет вовсе. Однажды на трассе остановился бусик, нормальное сидение было только возле водителя, а в самом салоне лежала одинокая покрышка. И, кто бы подумал, именно меня посадили на эту покрышку, потому что женщина не должна сидеть рядом с мужчиной. 

Или еще, как-то в Казахстане нас приютили, в доме были мужчина и его невестка. Я думала, что за обеденным столом они, как родственники, сядут рядом, а мы как муж с женой – тоже вместе. Но нет, мальчики отдельно, девочки отдельно. И даже разговорами мы не пересекались.
В Узбекистане хозяйка дома пошла печь лепешки. Мне стало интересно, как это делается и я пошла за ней, а попутчика моего достаточно резко остановили. Мол, не мужское это занятие, и даже посмотреть на процесс не дали.
Если кто-то хотел сфотографироваться с нами на память, снимали только его, меня в кадре быть не должно. Однажды, мы стояли на КПП, какой-то узбек подошел к моему другу и сказал, указывая на меня: «Можно я ей дам хлеб?». Получив утвердительный ответ, молча подошел ко мне и протянул хлеб.

 

 

 – Звучит шокирующе. Ты будто не человек, а просто приложение к мужчине. 

– На самом деле, я настолько привыкла к этому, что уже не обращала внимания. Дорога приблизила меня к такому традиционному для них женскому укладу жизни, что я влилась и просто перестала париться о маршруте, о каких-то проблемах. Все, есть мужское дело, есть женское дело. Можно сказать, эту игру я приняла. У людей есть определенные правила и надо им соответствовать. Лично я для себя почерпнула какие-то новые грани нрава, воспитания, уважения.

 

 – Не было ли каких-то проблем на религиозной почве? 

– За время путешествия около двух месяцев я прожила при православном храме. Не скажу, что я очень религиозная, но этот опыт был бесценным. Полностью храмовая жизнь: утром на молитву, готовка еды, послушание, помощь по хозяйству. Дело было посреди Кабардино-Балкарии, совершенно мусульманского региона. Первого настоятеля этого храма в 2001 году убил ваххабит, после таких новостей было, конечно, немного стремно. Там я многому научилась и обрела друзей.

А в целом, никаких проблем с мусульманами не было, более того, они нам постоянно помогали. Как-то раз мы искали православную церковь, так нас прямо на машине к ней подвезли, еще и извинились, что больше город показать не могут, им надо на намаз ехать. Люди очень мирные и доброжелательные.

 

 – Чем тебе запомнилась Азия? 

– Говорят, что Грузия гостеприимна, так вот Узбекистан просто уложил Грузию на лопатки! Где бы мы ни находились, нас постоянно звали в гости, угощали, помогали, что-то дарили. Просто супер-гостеприимная страна! Для них напоить тебя чаем и угостить лепешкой, как для нас сказать «привет». Там другой мир. И там правда нищета, но люди настолько сплоченные, как братья и сестры, держатся друг за дружку. 

Там я ни разу не увидела, чтобы родители прямо молились над ребенком, как у нас есть такой культ маленьких детей. Там если ребенку уже три года исполнилось, он помогает взрослым по хозяйству. Если мама пошла за водой, он тоже, хоть бутылочку, да принесет. Семейные ценности там очень крепкие. Если строит дом один сын, все другие дети собираются и помогают ему. А детей там же по 10-12, так что дело ладится быстро. 

«Они, когда видят путника, хотя бы кусок хлеба да дадут, если больше ничего нет»

 

Люди не стесняются свой нищеты. Нас приводили жить в такие бедные дома, что у нас бы просто постеснялись. Они, когда видят путника, хотя бы кусок хлеба да дадут, если больше ничего нет. У нас, опять-таки, постесняются. Я путешествую для того, чтобы посмотреть на людей. Здесь моя цель себя полностью оправдала. Это сильно изменило меня, мое отношение к родным и близким, да просто ко всему в мире.

 

Фото by Анима Арилия

Тэги: Россия, Узбекистан, Казахстан

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Комментарии (0)

Написать комментарий


Сейчас на главной

Показать больше Показать больше