Стенография: Гайд по стрит-арту Вильнюса

34travel и мобильный оператор life:) продолжают серию публикаций, в которых мы разбираемся с тем, как обстоят дела с уличным искусством в европейских и мировых столицах. На примере Вильнюса узнаем, почему самые лучшие стрит-арт объекты – неудобные, погружаемся в историю некоторых исчезнувших навсегда муралов и гуляем по все еще существующим.

 

 

Ответ на социальное окружение

 

Уличное искусство начало развиваться в Вильнюсе в 2013 году, когда здесь прошел первый стрит-арт фестиваль. Тогда одной из знаковых работ стал мурал на стенах бывшего кинотеатра Lietuva. Здание одного из последних независимых кинотеатров в городе было определено под снос, чтобы уступить место элитной застройке. Пока активисты пытались отстоять кинотеатр у государства и частных застройщиков, его стены покрывались все новыми тэгами и граффити. Когда судьба места была уже окончательно решена, его предоставили стрит-арт фестивалю, чтобы отдать последнюю дань уважения этому символу ушедшей эпохи перед его окончательным разрушением. В течение нескольких дней фасад «Летувы» был загрунтован белым и молодой литовский художник Эрнест Захаревич (Ernest Zacharevic) изобразил на нем две огромные руки с натянутыми на них канатами, на которых играют дети. Стоит ли говорить, что местным граффитистам не понравился такой жест – уже на следующий день поверх мурала появились новые надписи и тэги «For all Vilnius bombers!». Так один из первых муралов в Вильнюсе стал катализатором общественных дискуссий не только о самом стрит-арте, но и о том, кому и на каких основаниях принадлежат различные городские пространства.

 

 

Сам Эрнест Захаревич давно живет в Малайзии, где получил славу «малазийского Бэнкси» за острый социальный смысл своих работ. Ты наверняка видел(-а) в сети фотографию одного из его самых знаменитых муралов – Лего-женщина с дорогой сумкой «Шанель» и вооруженный ножом Лего-разбойник, выглядывающий из-за угла. Мурал появился в малазийском городе Джохор-Бару, который известен не столько тем, что там расположено локальное отделение «Леголенда», сколько невероятно высоким уровнем преступности. «Мои рисунки – это всегда ответ на социальное окружение, с которым я знакомлюсь. Я заметил, что люди чувствуют себя очень небезопасно. Все, с кем я разговаривал, вне зависимости от их статуса и положения, предупреждали меня, чтобы я берег себя и прятал свои вещи», – пояснял Эрнест в интервью для BBC. Муниципальные власти Джохора, разумеется, были не в восторге от этой интервенции и вскоре избавились от нее с помощью белой краски, заявив, что преступность в городе падает благодаря новым фонарям, а рисовать на стенах кому попало они не позволят.

 

 

Хотя Эрнест изображает людей, похожих на локалов, его акварельный стиль и приверженность эмоциональному реализму остаются неизменными. «Мне нравится представлять мои работы больше как отражение местной атмосферы, а не вторжение внешних идей, – признается он в другом своем интервью. – Я пытаюсь создать что-то, что говорит на универсальном языке и имеет отношение к зрителю независимо от его или ее происхождения или ситуации. Я жду, что мои зрители будут смотреть, думать и реагировать». 

 

 

Следить за Эрнестом Захаревичем:

 FB  и  Instagram 

 

 

 

 

 

Кристина Курилайте

 

Исследовательница Кристина Курилайте (Kristina Kurilaitė), изучает стрит-арт Вильнюса с того самого первого фестиваля. В 2016 году она начала вести блог Gatvės meno galerija

– Проблема развития уличного искусства в Литве заключается в том, – считает Кристина, – что люди все еще думают, что граффити и стрит-арт – это одно и то же. Но стрит-арт – это больше, чем просто цветные слова, нарисованные на стенах. Стрит-арт – это креативная интервенция в окружающее пространство. Перед тем, как художник начинает рисовать, ему необходимо больше узнать о месте, городе и его истории. Только тогда художник может создать объект, подходящий именно для этой местности. Например, Захаревич всегда пытается выстроить отношения между искусством и городским ландшафтом. 

Хотя у нас не так много муралов, как в Лондоне или Париже, позитивные изменения все же происходят. Люди начинают замечать стрит-арт, фотографировать его и воспринимать как часть города. Мы понемногу начинаем принимать креативные идеи, которые меняют наши улицы, и большинство из них нам нравятся. 

По мнению Кристины, не существует большой разницы между коммерческим и некоммерческим стрит-артом, поскольку люди не знают про природу каждого отдельного объекта и воспринимают лишь финальный результат. При этом большинство муралов в городе появились в результате фестивалей уличного искусства и нарисованы легально. 

 

 

После четырех «выпусков» фестиваля уличного искусства EDIT в Вильнюсе, в 2017 году он переместился в Клайпеду. Следить за фестивалем:

 FB    Instagram    Сайт

 

 

 

 

Неугодный мурал

 

Местные художники говорят о «зачаточном» уровне стрит-арта в Вильнюсе. Графический дизайнер Миндаугас Бонану (Mindaugas Bonanu) уверен, что развитию уличного искусства мешает настороженное отношение властей и недостаток финансирования. 

 

Миндаугас Бонану

 

– Есть несколько талантливых стрит-артистов, но из-за нехватки денег и легальных стен они не могут развиваться, – говорит Бонану. – В Вильнюсе нет места для нелегального стрит-арта – власти зачищают все нелегальные рисунки. Чтобы сделать хорошую работу, тебе нужно время, а время – деньги. Для мурала тебе необходимо получить разрешение от муниципальных институций, но если ты новичок, то это становится почти невозможным. Почти все работы очень инфантильны, идеи работ как будто взяты из головы 16-летнего тинейджера. Для меня самые крутые стрит-арт объекты – это металический крюк («Kablys», вмонтированный в здание бывшего ДК железнодорожников, а ныне одноименного клуба) и металлическая труба у Нериса. 

 

 

Следить за Миндаугасом Бонану:

 FB  и  Instagram  

 

 

Тем не менее, изображения мурала, нарисованного самим Миндаугасом, облетели весь мир. В мае 2016 года на внешней стене вильнюсского барбекю-бара Keule Ruke появилось изображение слившихся в поцелуе Путина и Трампа. Идея работы принадлежит совладельцу заведения Доминикасу Чечкаускасу (Dominykas Čečkauskas). Рисунок очевидно отсылал к другому ставшему иконическим изображению – поцелую Брежнева и Хонеккера, выполненному в 1990-м художником Дмитрием Врубелем прямо на фрагменте Берлинской стены. Если работа Врубеля была практически списана с реальной фотографии, то поцелуй Путина и Трампа явился субверсивной фантазией коллективного воображаемого и отсылал к тому конфетно-букетному периоду, который происходил между двумя политиками накануне выборов президента США. Глаза обоих героев «литовского поцелуя» приоткрыты, что намекает на совсем иную природу их отношений (тепло и недоверие, обожание и сомнения), чем братская нежность советского и восточногерманского лидеров, ставшая символом начала падения Железного занавеса. Таким образом создатели мурала выразили тревоги всего балтийского региона о том, что если Россия и США когда-либо захотят выяснить свои отношения, это может произойти в странах Балтии «с языками и танками».

 

 

Хотя фотографии «литовского поцелуя» моментально стали вирусными в социальных медиа, кому-то очень не понравилось его появление в Вильнюсе. Через несколько дней неизвестные закрасили лица Трампа и Путина белой краской. Авторы мурала заявили, что это не просто акт вандализма, но «террористическая атака на свободу слова в Литве». Вскоре художник восстановил свою фреску, но не в ее первоначальном виде – сейчас, подойдя к ресторану, ты увидишь Путина и Трампа, пускающих марихуановый дымок друг другу в рот. 

 

 

 

Еще один стрит-арт объект в Вильнюсе, исчезнувший «насильственным» путем был связан с беларусской историей, хоть и появился по печальному поводу. После смерти Ганны Вольской дизайнер Игорь Назаренко нанес на стену в Ужуписе стэнсил с изображением супругов Вольских с известной фотографии Андрея Давыдчика. Пара часто бывала в Вильнюсе и нежно любила этот город. В темной арке на изображение падал луч света, что делало картину еще более трогрательной.

 

 

 

 

 

 

Не украшать, а преображать

В 2016 году кураторы вильнюсского стрит-арт фестиваля решили, что просто украшать стены города муралами недостаточно, что искусство способно преображать городской ландшафт на более глубинных уровнях. Так появился проект «Водопад» («Waterfall») на стенах старого и достаточно уродливого советского гаража в центре города, который сейчас принадлежит литовскому парламенту. Воплотить идею пригласили не просто уличного художника, но архитектора и исследователя Игнаса Лукаускаса (Ignas Lukauskas). В своей докторской работе Игнас изучал городские ландшафты и то, каким образом визуальное искусство и архитектура могут давать сбои. На этом тезисе и базируется «Вильнюсский водопад», обыгрывая объемную структуру террасы здания и его окружающую среду – всего в нескольких метрах протекает огражденный бетонной набережной Нерис. Нарисованный водопад как бы побеждает бетон, превращая статические структуры в динамичный поток, и освежает город нарисованной же зеленью. Фотореалистичная пастель, покрывающая более 2000 кв. метров, стала серьезным вызовом для всех участников проекта, который смог разрешиться только благодаря поддержке спонсора.

Сам Игнас не видит проблемы в коммерческой составляющей некоторых стрит-арт объектов, если они являются «интеллектуальным, социальным» уличным искусством.

 

 

Игнас Лукаускас

 

– Стрит-арт должен актуализировать проблемы городского населения и показывать их, задавать политические и социальные вопросы. При этом он может принимать разнообразные формы: дорожные знаки, тени зданий, стикеры, написанные мысли и так далее. Мне симпатичен арт-активизм Людаса Парульскиса и неизвестного художника, оставляющего на стенах города надписи «Vilnius full of space» («Вильнюс полон пространства»), а также другие политические высказывания. 

В рамках четвертого издания вильнюсского стрит-арт фестиваля Людас Парульскис (Liudas Parulskis) расписал троллейбусы сюрреалистичными изображениями. В большинстве современных городов троллейбусы являются исчезающим видом транспорта. «Исчезающий троллейбус» изображает перспективу улицы с двух сторон и, тем самым, практически полностью растворяется в городском пространстве. Кроме того, Парульскис нарисовал волка, пересекающего улицу – именно этот зверь является мистическим символом Вильнюса.

 

 

 


За кем следить?

 Jurgis Tarabilda  и  Martynas Snioka 

 

 

 

Куда еще идти за стрит-артом в Вильнюсе?

Ernest Zacharevič, Мост Liubarto

 

Aryz, Dainavos 5

 

M-City, ДК Профсоюзов, V. Mykolaičio-Putino 5

 

P. Bocullaitė, Gedimino 29A

 

Tank Petrol, Kražių 7

 

Ignas Lukauskas, A. Juozapavičiaus 7

 

Asylum, Rinktinės 2

 

Jurgis Tarabilda, Odminių 8

 

K. Kalinausko 3

 

Literatų 4

 

Užupio 24

 

Aušra Bagočiūnaitė, Arklių 4

 

Sepe & Chazme, Kauno 1

 

Millo, Pylimo 56

 

Os Gemeos, Pylimo 60

Seikon, Krik Kong, Szyman, Drujos g.

 

MOBSTR, Pelesos 1

 


 

Тэги: Литва, Вильнюс

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Комментарии (2)

RedRat
RedRat | 10.08.2017 11:46

Не вижу тут самого крутого граффити с троицей политиков агропартии

Катя
Катя | 10.08.2017 11:21

Помню этот рисунок на фасаде кинотеатра Lietuva. Провисел таким пару дней всего, а потом сразу же покрылся убогими надписями и каракулями тех, кто не в состоянии нарисовать нечто подобное.
Некоторые люди — жопы.

Написать комментарий


Сейчас на главной

Показать больше Показать больше