Опыты: волонтерство в Эквадоре во время протестов

Наша постоянная авторка Кристина Бойко вместе со своим парнем уже больше года путешествует и волонтерит в Латинской Америке. В новом выпуске рассказов об их приключениях – опыт волонтерства учителями английского и актерами в Эквадоре, где как раз в то время случились протесты.

В Эквадор мы приехали в середине сентября из Колумбии, где пару месяцев водили туры по кофейной ферме. Мы бы остались там дольше, но виза заканчивалась, да и не в наших правилах на тот момент было задерживаться долго на одном месте.

Волонтерские проекты мы ищем на Workaway и всегда стараемся выбрать что-то новое, такое, чего мы еще не делали. Так, за девять месяцев мы поработали барменами и переводчиками, водили тургруппы на вулканы, фотографировали и снимали видео для соцсетей, работали в хостелах и на фермах (почитать об этом можно в первой статье о путешествиях по Латинской Америке). В Эквадоре мы продолжили эту традицию и нашли два крутых проекта – преподавать английский в языковом центре и сниматься в рекламных роликах. Каждый раз удивляюсь, какую работу только не найдешь на Workaway. Круто путешествовать и учиться чему-то новому. 

 

 

Латакунга – высоко, холодно, неприветливо

Согласовав сроки в двух проектах, мы отправились в первое место – South American Language Center в Латакунге. Это ничем не примечательный город, который бы все проезжали мимо, если бы отсюда не отправлялись туры к главным эквадорским достопримечательностям – лагуне Килотоа и вулкану Котопахи. Однако после волонтерства на пляжах и в горах, этот город показался нам дырой.

На запрос «что делать в Латакунге», TripAdvisor выдавал «топ-10 мест Кито», а Кито – это полтора часа на автобусе! Уже начав работать, мы только убедимся, насколько это скучный город: наши студенты, отвечая на вопрос «Какое у вас любимое место в городе?», упоминали либо «торговый центр», либо «дом» и мечтательно добавляли, что как только выучат английский, уедут в столицу или на побережье. 

Еще в Латакунге мы впервые за все путешествие по Латинской Америке столкнулись с ненавистью к иностранцам. Прогуливаясь по городу, мы ловили на себе презрительные взгляды местных индейцев, которые несколько раз, не стесняясь, обзывали нас «гринго» и велели проваливать из страны. В Латинской Америке «гринго» называют англоговорящих иностранцев, часто с оскорбительным подтекстом, хотя само слово не ругательство.

 

«Мы не только городом ошиблись, но и по времени неудачно попали – Эквадор был на грани революции»


Еще оказалось, что Латакунга – самый холодный город во всем Эквадоре. Мы, конечно, ничего этого не знали. Мы вообще редко выбираем проект по местоположению, в первую очередь нам важно, чтобы было интересно и мы могли чему-нибудь научиться. Работа учителями английского нам нравилась, и на все минусы города мы закрывали глаза, но спустя пару недель с начала нашей работы выяснилось, что мы не только городом ошиблись, но и по времени неудачно попали – Эквадор был на грани революции. 

 

 

 

Про работу в школе

Языковой центр, где мы работали, не похож на другие школы – ученики занимались самостоятельно по специальному видеокурсу и рабочей тетради с письменными упражнениями. У них не было фиксированных уроков: центр работал с 7:00 до 20:00, и можно было приходить и уходить в любое время. В основном среди учащихся были те, кто закончил школу и собирается поступать в университет – без английского туда не берут. Были и взрослые, которым язык нужен для работы или чтобы уехать в Штаты. Для эквадорцев это страна мечты. 

Оплачивали курсы студенты не за количество часов, а за весь уровень, поэтому каждый выбирал комфортный для него график: кто-то мог просидеть в центре целый день, а кто-то занимался всего по несколько часов. В конце каждого уровня учеников ждала защита – кроме устного и письменного экзамена нужно было выступить с презентацией перед учителями. Новички могли сами выбрать тему, а для более продвинутых темы придумывали преподаватели. Так, кто-то рассказывал про прошлый отпуск, а кто-то – про феминизм и компьютерную безопасность.

Учителей в привычном понимании в центре не было – были преподаватели, которые находились в классе в течение дня и помогали, если возникали вопросы по грамматике или переводу, а также проверяли выполненные задания и проводили экзамены для перехода студента на новый уровень. Еще были волонтеры, то есть мы, и наша главная работа заключалась в том, чтобы проводить двадцатиминутные разговорные сессии с учениками. Так они практиковали язык с иностранцами и привыкали к разным акцентам. Мы также дежурили в классе, проверяли домашку и принимали экзамены. По-испански мы говорили, но скрывали это от студентов, чтобы у них не оставалось выбора и они начинали говорить на английском. 

Каждому волонтеру хотя бы один раз нужно было провести неформальную лекцию, вроде кулинарного мастер-класса или урока по фотографии. Мы решили устроить музыкальный сет и в забавной форме рассказать о России, собрав все главные стереотипы и культурные особенности о нашей стране. Многие студенты, узнавая, что мы приехали издалека, расспрашивали про жизнь в «самой холодной стране на Земле», про путешествие и удаленную работу. Большинство из них ни разу не были заграницей и даже не летали на самолетах. 

Работали мы с понедельника по пятницу в две смены по пять часов: один с утра, другой после обеда. Жили этажом выше: по условиям проекта нам предоставляли комнату с личной ванной комнатой. По ночам было очень холодно, поэтому нам надавали несколько одеял, а впоследствии мы стащили снизу обогреватель. В рабочие дни на нас заказывали обед в соседнем кафе, а также выдавали каждый день по $ 5 на завтраки и ужины. Это очень крутые условия для волонтеров, так как обычно еду приходится покупать самостоятельно. 

В свободное время мы планировали исследовать окрестности: узнали, куда можно съездить на пару дней, но сходить успели только в трек вокруг лагуны Килотоа. В начале октября в Эквадоре начались протесты. 

 

 

 

Про эквадорские протесты

Правительство решило отменить топливную субсидию, и цены на бензин взлетели в два-три раза. Первым делом взбунтовались таксисты и водители автобусов и грузовиков. Они вышли на улицы и заблокировали основные дороги. Перестал ходить общественный транспорт, а между городами – автобусы. Добраться до другого города, как и въехать или выехать из страны было невозможно. Мы должны были поехать на вулкан Котопахи, но поездку пришлось отложить, а отель отменить. 

Первые дни протестов наша школа по-прежнему была открытой, однако студентов приходило немного. После работы парни провожали преподавательниц до дома, потому что даже те, будучи местными, боялись протестующих. Однако подобное происходило не в первый раз, поэтому все надеялись, что за выходные все придет в норму. Но с новой недели ситуация стала только хуже – на улицы вышел народ из глубинки, и понеслось. 

За протестами начались беспорядки. На дорогах жгли покрышки, взрывали петарды, у оставленных на улицах машин выбивали стекла. Громили всё. В нашем городе толпа ворвалась в молл и разграбила магазин техники. Другая толпа налетела на молочную фабрику Parmalat в окрестностях и цветочную ферму у подножия Котопахи. К концу первой недели стало ясно, что ничего быстро не закончится: президент покинул столицу, на которую маршем шла толпа крестьян, ввел чрезвычайное положение и комендантский час, а новости начали просачиваться в мировые газеты. Школа закрылась, и нам пришлось целыми днями торчать в комнате и смотреть Netflix.

Первые дни было любопытно, что происходит в стране, а внезапно свалившаяся гора выходных только радовала. Но вскоре это надоело: нельзя было никуда выйти или уехать, всё было закрыто, транспорт не ходил, мы оказались отрезаны от всего мира. Единственное развлечение – поход в супермаркет – превратился в игру Pac-Man: мы были пакманом, которому нужно было дойти до магазина и не встретиться с воинствующей толпой с дубинками, рандомно циркулирующей по улицам. 

Эта толпа доставляла неудобства и местным: она могла ворваться и разграбить магазин на раз-два. Поэтому владельцы, которые решили все-таки работать по время протестов, проделывали следующее: кто-то стоял на входе и смотрел по сторонам, и как только раздавались возгласы и на горизонте появлялась толпа, в магазинах тут же опускались тяжелые металлические двери, чтобы переждать «ураган». Когда толпа удалялась, двери снова открывались. И так несколько раз на дню.

Что творилось в Кито в это время? По рассказам знакомых и видео в инстаграме, который стал для нас основным каналом получения новостей об обстановке, протестующие оккупировали площадь перед зданием правительства. Полиция находилась в стороне, так как явно уступала по численности протестующим. Не обошлось и без выстрелов, фраеров и слезоточивого газа. 

Кто-то из иностранцев находил это веселым: они присоединялись к протестующим, шагали вместе с ними и выкрикивали антиправительственные лозунги. Это был исторический момент, считали они, и были рады разделить его с местными, смелостью и отвагой которых восхищались. Поначалу и нам так казалось, но в нашем сером и без того неприветливом городе протесты не выглядели так романтично – мы видели только людей, которые громили свою же страну. 

В итоге мы провели в осаде полторы недели. Эквадорцы добились аннулирования указа об отмене субсидий и все вернулось в норму. Мы проволонтерили в школе еще две недели и решили двигаться дальше за новыми положительными впечатлениями. 

 

 

Баньос – город под вулканом

Наш второй волонтерский проект находился в городе Баньос, в двух часах езды от Латакунги. Иностранцы называют его столицей приключений, а местные – городом-курортом. Для первых здесь огромное количество спортивных развлечений: зиплайн, велосипедные маршруты, полеты на парапланах, рафтинг, каньонинг и квадроциклы. А для вторых – горячие источники с целебной водой и много спа-центров. Самое популярное, например, бочка-сауна на одного человека, час в которой стоил $ 8. 

Баньос – полная противоположность Латакунге. Расположенный в долине двух нацпарков, зеленый, живой, этот город на 80% состоит из туристов. Я сразу влюбилась в это место: после серой Латакунги, это было глотком свежего воздуха. Развлечений здесь хватало. В один из выходных мы взяли в прокат велосипеды за $ 5 в день и поехали по Дороге водопадов (Ruta de las Cascadas) до знаменитого водопада Pailon del Diablo. Были и в самой инстаграмной точке Эквадора – качелях на краю земли (La Casa del Arbol), доехать до которых можно на автобусе от центральной площади за $ 1,50. 

Еще в нескольких местах мы побывали в рамках нашего проекта.

 

Про актерский волонтерский проект 

Мы до последнего не знали, что будем делать в новом волонтерском проекте: из описания и отзывов было ничего не понятно. В названии что-то говорилось про съемки, а по комментариям предыдущих волонтеров мы выяснили, что настоящего актерского опыта от нас не требуется. Из этого сделали вывод, что скорее всего нам придется быть массовкой. Не ошиблись. 

В этот раз нам опять повезло – нас поселили не в волонтерской квартире, а в отдельном доме на горе на другой стороне реки с видом на весь город. Дом мы сразу же прозвали «russian mansion», так как его владельцем был русский и у него всегда гостили соотечественники. Пожалуй, это был первый раз с начала путешествия, когда мы с кем-то так много говорили на родном языке.

 

«Нас одели в велюровые костюмы Санта Клаусов (на улице при этом было +25ºC) и заставили летать на зиплайне над горной рекой в разных позах»

 

Съемочная команда состояла всего из трех человек: режиссера, оператора и помощницы по реквизиту. Кроме нас в проекте участвовали два немца и пара из Аргентины. Так как мы жили в отдельном доме, то с ними познакомились лишь на общих съемках. Работа началась сразу: в первый день мы по-одному снимались для видеостоков на зеленом фоне. Каждый по пять часов кривлялся перед камерой. Я была волшебникам, судьей, исследователем, поваром, фермером, инженером, Санта Клаусом, танцевала с кастрюлями, обнимала глобус; изображала радость, злость, удивление, усталость, выход в портал и дерьмовое правосудие. 

На другой день мы снимали рекламу для веревочного парка Puntzan Canopy. Нас одели в велюровые костюмы Санта Клаусов (на улице при этом было +25ºC) и заставили летать на зиплайне над горной рекой в разных позах, а потом еще и пройти гуськом по подвесному мосту. Причем режиссер специально подговорил кого-то из ребят, кто шел последним, посильней раскачать этот мост, чтобы получилось больше эмоциональных кадров.

Потом мы дважды сплавлялись на рафтинге и даже попали на день в крутой спа-центр El Refugio. То, за что обычные туристы платили деньги, мы делали бесплатно. Только одеты при этом были в смешные костюмы. Все, что от нас требовалось – изображать довольных туристов и получать удовольствие. Непросто, когда ты варишься в джакузи, пока оператор настраивает картинку, или падаешь за борт, проходя бурный порог реки. 

 

Текст и фото: Кристина Бойко

Тэги: Эквадор
hand with heart

Поддержи редакцию 34travel!

Если наши гайды когда-то помогали тебе путешествовать, если ты хочешь пользоваться нашими путеводителями в будущем, будем благодарны за support в эти сложные времена!

Как поддержать?

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше