Опыты. Волонтерство на чемпионате мира по биатлону в Швеции

Ксения Калаур из Беларуси заканчивала старшую школу в Китае, поступила в университет в США, а сейчас учится по обмену в Швеции. Для 34travel она рассказывает о том, почему работать на чемпионате мира по биатлону – лучшее, что может случиться со спортивными фанатами.

Я не люблю путешествовать ради удовольствия. Для меня путешествия должны включать в себя работу, притом ту, которая поможет мне добиться поставленных целей. Я с детства хотела побывать в стране, подарившей мне любовь к Евровидению, скандинавской группе языков, пронизывающему холоду и зимним видам спорта. Однажды я придумала, как уместить все свои интересы в две недели – и полетела в Эстерсунд.

 

Попасть на чемпионат, даже когда волонтеры уже набраны

Когда мне исполнилось 11 лет, я твердо решила, что, когда вырасту, стану спортивным журналистом. К 16 стало понятно одно: даже если каким-то образом журналистом я все-таки стану, это будет не в СНГ. Шансов на идеальное развитие событий у меня не было совсем, однако вскоре я уехала заканчивать школу в Китай, а затем поступила в неплохой университет в США на специальность «Медиа и коммуникации».

Шел первый год моей учебы, и в феврале я начала искать, чем бы заняться на почти двухнедельные весенние каникулы. Все варианты типа круиза на Багамы и мексиканской пьянки по системе «все включено» отпадали сразу: надо было работать, получать опыт. Так, в предложке ютьюба мне попался ролик о том, как отбирали волонтеров на чемпионат мира по биатлону в Эстерсунд (Швеция). У меня была нездоровая (потому что безответная) любовь к Швеции с самого детства, поэтому видео я, конечно, включила. Из запаздывающих английских субтитров я поняла следующее: в Швеции действительно круто, а я там еще никогда не была; этот самый чемпионат как раз во время моих каникул; волонтеры на него уже набраны.

Недолго думая, я зашла на сайт дирекции и любезно написала одному из дядечек, которые рассказывали о чемпионате в видео. Написала, что я вот такая Ксения, обожаю Швецию, биатлон еще больше, живу за океаном и очень хочу приехать, хотя финансовые возможности не позволяют. По традиции прикрепила резюме. Буквально на следующий день дядечка перенаправил меня к Марлен (которая впоследствии стала моей кураторкой). Мы перекинулись парой мейлов, и она написала: «Так ты говоришь по-русски! Приезжай, а то наша официальная переводчица не сможет провести в Эстерсунде все две недели». 

Очень хотелось побежать паковать чемоданы, но пришлось в очередной раз начать мейл с «да, но..». В этот раз «да, но..» было связано с финансами. Полет из США в Швецию сам по себе недешевый, плюс две недели в далеко не самой дешевой стране. Но не успела я отправить этот мейл, как Марлен написала: «Не переживай, мы тебя поселим в гостиницу и будем кормить».

Оставалось насобирать на билет. Уже был февраль и цены поднялись еще выше. Несмотря на нормальную работу, быстро накопить на всю поездку было тяжеловато. Поэтому я немного похныкала своему университету, и они проспонсировали еще часть моей поездки, назвав это полезным профессиональным опытом.

Следующие несколько недель пролетели незаметно в попытке выучить хоть какую-то долю шведского языка. В общем, раз-два и я уже сижу в Чикаго и жду свой десятичасовой рейс в Стокгольм.

 

 

 

Путешествие в Эстерсунд

Я прилетала в семь утра. Стокгольм встретил меня проливным дождем. После допроса с пристрастием на границе про Беларусь, США, и зачем я столько всего вкладываю в биатлон, и почему именно Швеция, я наконец-то вышла из терминала и вдохнула совсем не холодный шведский воздух. У меня было больше двендцати часов на знакомство со Стокгольмом, но в итоге усталость взяла свое, и к шести часам вечера я в обнимку с чемоданом лежала на полу аэропорта и мечтала быстрее прилететь в Эстерсунд. Рейс все переносили из-за метели.

Наконец я села в самолет. Через час мы вышли в аэропорту и пешком пошли в здание терминала дружной толпой. Прожив в не особо жаркой Беларуси и в самом снежном городе США (это правда, по статистике), я не знала, что такое холод. Кажется, за десятиминутное пешее путешествие из самолета в здание у меня не только отмерзли все конечности, но даже застыли глазные яблоки. И только когда я плюхнулась в такси, заказанное Марлен для меня заранее, и мы выехали из темных лесов, я поняла, что вот он – тот момент, когда ты точно знаешь, что сбывается твоя мечта. Мы ехали по острову Фрёсён, из окна машины я наблюдала за эстерсундовскими огнями через озеро, а первой осознанной мыслью в стране, в которой я никогда не была, но которую так горячо любила, была мысль «я наконец-то дома».

Меня поселили в большой дом с норвежскими болельщиками. Это я поняла рано утром по веселым крикам во дворе. К сожалению, я не могла проверить эту информацию с помощью зрения, так как наш одноэтажный дом был полностью засыпан снегом, и из окна была видна лишь темнота. Я собралась и решила пойти на арену пешком. Три часа ходьбы по еще не очищенным дорогам в жуткую метель разбудили меня окончательно. За последние двое суток на тот момент я поспала часов 5 максимум. 

 

«Наш одноэтажный дом был полностью засыпан снегом, и из окна была видна лишь темнота»

 

 

 

Работа волонтеров

Несмотря на такую рань, арену было слышно уже за несколько километров. Стояли репортерские автобусы из всех стран-участниц, везде бродили разукрашенные в цвета национальных флагов фанаты, а волонтеры в темно-синих куртках безостановочно разгребали снег и носились с холода в помещение и обратно, чтобы хоть чуть-чуть согреться. Меня встретила Марлен, сделала мне аккредитацию, накормила, и мы пошли знакомиться с моей командой.

Меня ожидали две недели работы в пресс-центре. Основной задачей было стоять на ресепшене, мило улыбаться, отвечать на вопросы спортсменов и журналистов и давать разъяснения русскоговорящим представителям СМИ, если потребуется. Я в моей команде была самая молодая, в два раза младше следующего по возрасту волонтера. Со шведами работать легко, а со взрослыми шведами – вдвойне. У них каждый сам по себе выполняет свою работу, а между гонками мы дружно собирались на фику (шведский аналог кофе-брейка) и обсуждали последние результаты.

К середине моего первого дня в Эстерсунде я просто не могла держать глаза открытыми. Я пошла на второй этаж медиа-центра за кофе. Из огромных панорамных окон было видно всю арену. Я как зачарованная смотрела на тренировку, пытаясь узнать в толпе знакомых спортсменов. В какой-то момент я повернула голову и поняла, что рядом со мной сидит Уле-Эйнар Бьерндален! Конечно, такой возможности я упустить не могла, сразу представилась, и мы мило поболтали о предстоящем чемпионате, Беларуси, Норвегии и даже детях. А когда я с искренним чувством восхищения на лице спустилась вниз поделиться своей беседой с моими коллегами, они всего лишь одобрительно улыбнулись и сказали: «Да, с ним действительно приятно пообщаться. Мы все с ним давно дружим».

 

«Я как зачарованная смотрела на тренировку, пытаясь узнать в толпе знакомых спортсменов. В какой-то момент я повернула голову и поняла, что рядом со мной сидит Уле-Эйнар Бьерндален!»

 

Моя работа прекращалась во время гонок. Я могла просто выйти на стадион и наблюдать за соревнованиями с раскрытым ртом, ибо мне все еще не верилось, что я в Швеции, смотрю биатлон вживую, являюсь частью команды по подготовке чемпионата мира. Наверное, только истинный фанат может понять чувство, когда родная команда или спортсмен выбивается в лидеры на последних минутах. Но я попробую описать это чувство. Это как будто ты получаешь зарплату, идешь туда, где тебя ждут, а впереди долгожданный отпуск. Все слишком хорошо!

 

 

 

Исполнение мечты

Через несколько дней ко мне подошла Маша, та самая официальная переводчица, которая должна была уехать. Она вручила мне документ со всеми биатлонными терминами на двух языках и познакомила меня со своими коллегами, которые на полной ставке работают в Международном союзе биатлонистов. Для меня, конечно, это знакомство стало новой отправной точкой и открытием неизведанных до этого возможностей. 

Перевод для украинок, взявших бронзу в эстафете, стал моим первым опытом синхронного перевода. Так как я говорю свободно и на русском, и на английском, это было не очень сложно, но однозначно волнительно в плане количества информации, которую мне надо было запомнить и перевести. Так я постепенно ушла от работы на ресепшене и под одобрительные возгласы моих временных коллег переводила всех русскоговорящих призеров.

Жизни за пределами арены для меня не существовало. Я жила тем, чтобы в новый день проснуться в Швеции, чтобы пойти на любимую работу. Шведы дали мне шанс в огромном костюме динозавра-талисмана сняться для первого чешского канала (да, потому что кому-то надо было надеть его для чешского репортажа, и мои коллеги недолго думали, кто точно согласится). В Эстерсунде я наконец-то встретилась с родной Беларусской национальной командой, в которой я также завела новых хороших друзей. 

 

«Шведы дали мне шанс в огромном костюме динозавра-талисмана сняться для первого чешского канала»

 

Я исполнила главную мечту своей жизни, решила, что свяжу будущее только со спортом и получила огромный толчок в этом направлении от людей, которые являются моими профессиональными примерами. И самое главное, спустя нескольких лет странствий, я нашла свое место. Ведь когда я улетала, то пообещала себе, что в следующий раз вернусь в Швецию только с видом на жительство. И я вернулась.
 

Фото: личный архив героини; throughalens.net 

Тэги: Швеция
hand with heart

Поддержи редакцию 34travel!

Если наши гайды когда-то помогали тебе путешествовать, если ты хочешь пользоваться нашими путеводителями в будущем, будем благодарны за support в эти сложные времена!

Как поддержать?

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше