Маршрутами Сутина и Царфина: гайд по Смиловичам

|

Маршруты

|

Автор:   34travel

|

  3087

В рамках Беларуска-яўрэйскага фестываля в этом году презентовали аудиогид по Смиловичам – местечку, которое прочно ассоциируется с именами мэтров парижской школы живописи – Хаима Сутина и Файбиша-Шраги Царфина. Аудиоверсию ищи на сайте фестиваля, а на 34 мы сегодня публикуем краткую текстовую версию. 

 

 

 

Немного истории

Сегодняшние Смиловичи – это городской поселок, расположенный в получасе езды от Минска, на реке Волме – притоке Свислочи. В документах конца XVI века Смиловичи числились «местечком» в составе Минского воеводства ВКЛ.

Интересно, что ранее местечко называлось Бакшты, или Бакштаны, – по имени владевшего ими рода Бакштанских. Топоним «Смиловичи», по одной из версий, происходит от татарского имени Смил. Дело в том, что с конца XV века на этой территории селились татары. Название Смиловичи закрепилось в XVII веке при Марциане Огинском.

В начале XIX века, когда Смиловичами владел Станислав Монюшко, городок был интернациональным и мультирелигиозным. Из 85 дворов 43 принадлежали христианским семьям, 31 – еврейским и 13 татарским. К середине XIX века здесь действовали три православных храма, три синагоги, мечеть и костел. В городе развивалось производство и ремесло, и к началу ХХ века тут жили уже 3500 человек. Население на 67% было еврейским, синагог насчитывалось уже пять.

В лихие революционные годы в Смиловичах произошли еврейские погромы и были закрыты все синагоги. А 29 июня 1941 года в городок вошли войска Гитлера. Здесь было создано гетто, а 14 октября 1941 года оккупанты убили более 2000 евреев из Смиловичей и окрестностей.

После Второй мировой войны в городке почти не осталось евреев и казалось, что свитки Торы из закрытых синагог исчезли вместе с их хранителями. Но в 2005 году житель близлежащей деревни Дукоры обнаружил свитки, которые его дед нашел в одном из еврейских домов и использовал как утеплитель для собственного чердака. Фрагмент чудом сохранившегося свитка можно увидеть в музее «Пространство Хаима Сутина» в Смиловичах, остальные свитки хранятся в музее истории и культуры евреев Беларуси в Минске.

 

 

Маршрут

Начнем путь с перекрестка улиц Революционной и Первомайской. Свернем туда, где Советская переходит в Дзержинского. На доме № 1 найдем граффити «Глобус Смиловичей». Это карта основных достопримечательностей поселка, в котором некогда бурлила торговля и процветали ремесла.

К середине XVIII века значение еврейской общины в Смиловичах заметно выросло: местечко стало резиденцией «Верхнего округа» – группы кагалов (собрания общин), выделившихся из состава Брест-Литовского кагального округа в самостоятельную административную единицу. В 1913 году евреям принадлежали две аптеки и 24 лавки: бакалейные, мануфактурные,  мучные и пивная. В Смиловичах существовала иешива – еврейское высшее религиозное заведение. В 1931 году в Смиловичах действовало шесть артелей. Советская власть создала здесь четыре еврейских колхоза и один интернациональный, где евреи и татары работали вместе. Преподавание в некоторых школах Смиловичей велось на идише.

Напротив «Глобуса Смиловичей» расположилась площадь Дзержинского с административными зданиями. Но раньше для жителей главной была Базарная площадь, которая находилась чуть дальше, теперь там разбит большой сквер. 

Один из уроженцев Смиловичей, Абрам Гельфанд, родившийся в 1935 году, так описывал городок своего детства: «Главная площадь местечка называлась Базарной. Название связано с тем, что там по воскресеньям были базары. Я помню большое количество подвод, на которых крестьяне окрестных деревень привозили для продажи продукты. Прилавков не было – товары продавались с возов. Напротив теперешней автостанции в базарные дни продавали лошадей. <...> Рядом с северной частью бывшей Базарной площади на главном въезде со стороны Могилевского шоссе до начала 1970 годов стояло довоенное деревянное здание пожарной команды. В еврейских местечках эти команды были своего рода достопримечательностью. По праздникам устраивалось шествие пожарных. Они были одеты в мундиры, у некоторых на голове были медные каски, у остальных – фуражки. Перед шествием дети помогали им надраивать песком до золотого блеска два ряда медных пуговиц на кителях и медные каски. Во время шествия впереди шел оркестр. Затем следовали конные повозки с бочками с водой и лихие стройные пожарные, многие из которых отслужили в царской армии. Почти всё местечко приходило посмотреть на веселое представление».

Заканчивалась Базарная площадь там, где сегодня от улицы Дзержинского отходят Республиканская и Красноармейская улицы. По некоторым сведениям дом, где родился и жил Хаим Сутин, располагался на перекрестке Дзержинского и Красноармейской, выходил фасадом на Базарную площадь. Однако есть мнение, что его семья жила в начале Республиканской улицы.

Пройдя от «Глобуса Смиловичей» по улице Максима Горького, увидим памятник архитектуры XIX – начала XX века – усадьбу Ваньковичей. Два дворца, флигели, хозяйственные постройки. Старый дворец в псевдоготическом стиле построен в начале XIX века, когда усадьба принадлежала Станиславу Монюшко. Его сын начал строить новый дворец рядом со старым зданием – уже в стиле неоготики с элементами модерна. Строительство завершилось после его смерти, при Леонтии Ваньковиче – его имя и закрепилось за усадьбой, от былого величия которой до наших дней сохранилось немного.

Перейдя на другой берег Волмы, попадем в Татарскую слободу. Свернем на улицу Республиканскую, в конце ее находится единственная в Беларуси валяльно-войлочная фабрика. По воспоминаниям Абрама Гельфанда, «в 30-е годы в Смиловичах открылись кожевенный завод и валяльно-войлочная фабрика. На этой фабрике многие годы до Великой Отечественной войны работал мой отец Айзик. У отца в Смиловичах оставались друзья – кустари «воликмахеры» [на идише – изготовители валенок. – прим. ред.], и, когда в 1968 году родился мой сын Борис, папа стал привозить ему удобные и красивые детские валенки. Работая зимой на многих новостройках, я также пользовался валенками, которые нам выдавали как дежурную спецодежду».

Свернем с Республиканской на улицу Карла Маркса и пройдем вдоль по ней. Слева нам открывается старое еврейское кладбище, заложенное в XVIII веке. Мацевы – надгробия – сообщают не только имена, но и профессии покоящихся под ними людей. Сегодня кладбище заброшено, и надписи плохо видны, однако специалистам удалось разыскать здесь могилы отца Хаима Сутина и деда Шраги Царфина. 

Параллельно улице Карла Маркса проходит улица Пролетарская. В конце нее в 1965 году установили памятник, который напоминает о трагедии 14 октября 1941 года: тогда фашисты расстреляли здесь 2000 евреев из Смиловичей и окрестностей.

На Пролетарской улице прошло детство Елены Пекарской, пришедшееся на 1930-е годы: «В соседнем доме жил Нотка Сагалович, коробейник. У него была своя лошадь, на ней он развозил на продажу по деревням краску и мыло. Бывало, соберет тряпки и всякую макулатуру, а потом, сдав всё это в городе, закупает товар. На разнице от перепродажи имел небольшую прибыль, этим и кормил свою многодетную семью, с этим заработком кое-как выживал, сводя концы с концами. Такой была его коммерция. И так промышляли почти все жившие в округе коробейники. В соседнем с нами доме до войны у евреев был молитвенный дом. И все евреи, что жили рядом, собирались там для молитвы. Молебен вел седой старый еврей с бородой по имени Лейба».

Абрам Гельфанд в своих воспоминаниях сообщает, что его свидетельство о рождении было оформлено на беларусском языке, однако в штампе и печати был также использован идиш. В графе о родителях их национальность тогда не прописывалась.

 

 

Знаменитые выходцы

13 января 1893 года в семье портного Залмана Сутина и Сары  родился десятый ребенок – Хаим Сутин. Файбиш-Шрага Царфин вспоминал: «Сутин-отец был одним из завсегдатаев в нашем доме, которые приходили к нам после молитвы в синагоге, чтобы выпить стаканчик ликера и съесть кусочек пирога, приготовленного моей матерью. Хотя призвание сына и не нравилось ему, он, однако, не очень наказывал его за это, хотя и не упускал случая высказать свое неудовольствие. В то же время он с гордостью говорил о нем и показывал своим клиентам рисунки сына, которыми были увешаны стены».

Файбиш-Шрага Царфин родился на шесть лет позже Хаима Сутина, в 1899 году, в состоятельной еврейской семье Абрама и Дрейзы Царфиных. Его отец, владелец кожевенной мастерской, вполне лояльно отнесся к желанию сына заниматься рисованием.

Судьбы Хаима и Шраги сложились по разному: творческий путь Шраги лежал в Иерусалим, Хаима – в Париж. Но именно в Смиловичах сформировалось необыкновенное мировосприятие этих двух знаменитых художников. Здесь они оставили свои семьи и многочисленных родственников, история которых оборвалась в Смиловичах во время Холокоста. Сутину посвящен музей «Пространство Хаима Сутина». 

Ровесником и земляком Хаима Сутина и Шраги Царфина был Семён Фрид – советский профессор микробиологии. Его отцом был смиловичский раввин Мордух Фрид, жизнь которого оборвалась в минском гетто. А сын Семёна Фрида – советский драматург Валерий Фрид – написал сценарий популярного фильма «Шерлок Холмс и доктор Ватсон». 

Еще один выходец из Смиловичей – Гирш Хаимович Фельдман – заработал огромное состояние на сделках с недвижимостью, нефтью и шерстью и стал купцом первой гильдии. Переехав в Таганрог, он женился на уроженке Лепеля Малке Заговайловой. Одна из его пятерых детей, Фани Гиршевна Фельдман, стала великой актрисой, известной под псевдонимом Фаина Раневская

 

 *****

 

Аудиогид по местечку Смиловичи можно послушать на сайте Беларуска-яўрэйскага фестываля. А в «Пространстве Хаима Сутина» в Смиловичах и Музее истории и культуры евреев в Минске можно отыскать открытки, созданные специально для аудиогида художницей Алиной Фоминой.

 

 

Фото: Saniamurashka

|

Маршруты

Автор:   34travel

  3087

hand with heart

САМЫЙ ПРОСТОЙ СПОСОБ ПОМОЧЬ 34travel

Если хочешь отблагодарить 34travel за своевременную новость о распродаже лоукостера, большой гайд или подсказки по части заведений, то проще всего сделать это через Ko-fi. Всего пара кликов, никаких регистраций, комиссий и подписок.

ЗАКИНУТЬ МОНЕТКУ

Читай также

Маршрут: Чапский и беларусский скансен за день на велике

И усадьбы, и музеи, и купания!

Маршрут: едем в Барановичи и окрестности

Четыре дворца за одну поездку.

10 классных мест в пределах 50 км от Минска

Разнообразные идеи для короткой вылазки из столицы.

Маршрут: Нарочь и окрестности

Где купаться, как развлекаться и в какие деревни заехать: путешествуем по Нарочи и Голубым озерам.

Рулетка путешествий по Беларуси

Куда поехать в родной стране?

Маршрут: едем в Молодечно и окрестности

Отправляемся по маршруту для любознательных, бесстрашных и тех, кто любит поесть.

Сейчас на главной

Почему стоит съездить в Ветковский музей?

Самобытная история беларусского Посожья-Поднепровья, уникальные иконы и коллекция традиционного текстиля.

До/после: 5 достопримечательностей, которые изменились до неузнаваемости

Когда-то – атмосферные заброшки, а сегодня – роскошные дворцы.

Подкаст о беларусской гастрономии: Хлеб

Как хлеб заслужил всеобщее уважение?

Место недели: Троицкий костел в деревне Беница

Величественная заброшка, от которой мороз по коже.

6 интересных беларусских музеев, которые стоит посетить

Уникальные старинные издания, древние артефакты и бережно охраняемая традиционная культура.
 

14 живописных усадебных парков в Беларуси

Больше десятка идей для медитативной прогулки в тени деревьев.

Маршрут: Коссово, Береза и Пружаны за одну поездку

Отправляемся в новое путешествие выходного дня – увидим роскошные дворцы, усадьбы и парочку живописных руин. 

Кальвинистские сборы Беларуси – в чем их уникальность?

Рассматриваем древние памятники: те, которые сохранились до наших дней, и те, которые были утрачены.

10 классных мест в пределах 50 км от Минска

Разнообразные идеи для короткой вылазки из столицы.

Показать больше Показать больше