ХХ век Несвижского замка: каким его знала Эльжбета Радзивилл?

|

История

|

  15104

ХХ век Несвижского замка: каким его знала Эльжбета Радзивилл?

20 июля на 104-м году жизни умерла Эльжбета Томашевская, в девичестве Радзивилл, – дочь одного из хозяев Несвижского замка. Об этом трогательно сообщил в Facebook племянник Эльжбеты Матей Радзивилл: «Ушел из жизни необыкновенный человек. Свидетель нескольких эпох. Последний человек, для которого замок Радзивиллов в Несвиже был просто домом».


Каково это, когда то, что для всех – памятник архитектуры и топ-достопримечательность, для тебя – просто дом? И каково, когда Пане Коханку и Барбара Радзивилл – твои родственники, а не овеянные легендами, полумифические персонажи из учебников? 34travel приглашает тебя ближе познакомиться с последней хозяйкой Несвижского замка, историей ее жизни и ее дома.

 

 

Небедные родственники

Напомним, что род Радзивиллов был ветвистым и влиятельным. В XV–XVIII веках его представители занимали важнейшие государственные, административные и военные должности в Великом княжестве Литовском, а затем оставались видными аристократами Польши, Пруссии, Австрии, России, владели дворцами в Италии и Франции. В Беларуси Радзивиллам принадлежали Давид-Городок, Клецк, Койданово, Копысь, Мир, Несвиж, Чернавчицы, Щучин.

Владения у Радзивиллов были огромные, и чтобы избежать возможных распрей по поводу того, что, кому и в каких границах принадлежит, в 1586 году князья определили три неделимых владения, которые впредь должны были передаваться по наследству. Так появились Клецкая, Олыкская и Несвижская ординации. 

Эльжбетины родственники не только хозяйственно обходились с несвижским имением на более чем 85 гектаров, но и создавали всяческие импульсы для бурления культурной жизни вокруг него. С Радзивиллами связано появление первых на территории Беларуси типографий, стекольных мануфактур, изготовление слуцких поясов, формирование библиотечно-архивных собраний и различных коллекций, развитие театральной культуры. 


 

Как проходили каникулы в замке

Эльжбета Радзивилл появилась на свет в Лондоне – просто потому, что в ноябре 1917-го оставаться в Несвиже было небезопасно: классовая борьба на востоке набирала обороты, и княжеский титул из привилегии превращался в красную метку. Мать Эльжбеты – англичанка Дороти Паркер-Дикан – отправилась на родину, а вскоре после рождения малышки переехала с нею в Париж. К тому моменту брак с Альбрехтом Радзивиллом распался, тот вернулся на родину.

Будучи несвижским ординатом с 1914 года, Альбрехт Антоний Радзивилл принял владения не в самом пышном состоянии, однако он всё еще оставался влиятельным землевладельцем, о чем красноречиво свидетельствуют визиты в замок гостей уровня маршала Юзефа Пилсудского и президента Польши Игнатия Мостицкого. Сам князь Альбрехт Радзивилл, выступая в интересах Польши, поддерживал Беларусскую Народную Республику, а на вопрос иностранного журналиста о его национальности однажды ответил: «Мы тутэйшыя». 

 

«Юная Эльжбета любила прогуливаться по усеянным цветами валам, каталась на лошадях. Увлекалась фотографией – отец подарил ей первый фотоаппарат на 12-летие»


Эльжбета – взрослые звали ее Бетка – регулярно проводила летние каникулы в Несвиже у отца – до самой его смерти в 1935-м. Она любила прогуливаться по усеянным цветами валам, каталась на лошадях. Увлекалась фотографией – отец подарил ей первый фотоаппарат на 12-летие. Мечтала, что когда-нибудь взрослые возьмут ее с собой на кабана. Здесь же, в Несвиже, на чердаке дворца, попробовала в 14 лет первую папиросу. Вспоминает, что в замке любили квас из яблок и черного хлеба, а после ужина повар всегда приходил к князю с блокнотом, и тот диктовал меню на завтра. 

Альбрехт в последние годы серьезно болел, но если нужно было куда-то ехать, в его распоряжении были на выбор «паккард» и «крайслер». Вообще имение было не бедным. Из ценностей в убранстве наличествовали картины с изображением предков, старинное оружие, охотничьи трофеи, мебель с историей. «Но главным богатством был замок, который Радзивиллы сохранили через многие века», – подчеркивала уже очень взрослая Эльжбета Радзивилл. 

 

 

Краткая «биография» родового гнезда

Изначально несвижские Радзивиллы жили в замке из дерева, и так было до тех пор, пока Николай Христофор Радзивилл Сиротка не решил, что Несвижу нужна своя крепость. В 1583 году он заложил неприступный замок. К 1600-му его достроили: как и положено по тогдашней европейской «моде», с глиняным валом, бастионами по углам, оборонительным рвом, равелином и укрепленной дорогой по периметру – попробуй такой возьми. Недоброжелателям и не удавалось. Лишь в 1706 году пришлось впустить на территории особо настойчивых шведов, и те варварски прошлись по гнезду Радзивиллов взрывчаткой и огнем.

 

Наполеон Орда. Несвижский замок. 1876.

Томаш Маковский. Гравюра Несвижа и Несвижского замка. Начало XVII в. 
 

В 1720-е замок восстанавливал Михаил Казимир Радзивилл Рыбонька. При нем фортеция обрела барочный облик и превратилась в центр культурной жизни. Здесь появился театральный зал, картинная галерея, часовня иконы Лоретанской Божьей Матери, даже заработала своя типография. Замок развивался и процветал вплоть до 1812 года – пока его не разграбили русские войска.

Далее было полувековое забвение, от которого Несвиж пробудила Мария Доротея де Кастелян. Пока ее муж Антоний Радзивилл был увлечен военной карьерой, она затеяла скрупулезное восстановление интерьеров. Это с ее подачи в конце XIX века во дворец вернулись многие семейные реликвии – их пришлось собирать по всей Европе. Уровень несвижской дипломатии был таков, что позволил вернуть даже бесценную коллекцию печатей ВКЛ и позолоченный меч императора Максимилиана I из Эрмитажа.

Именно при Марии де Кастелян начались регулярные работы по созданию великолепного пейзажного парка, которым наслаждались последующие обитатели замка и который так любят сейчас все, кто путешествует по Беларуси. Саженцы парковых культур завозили в том числе из Берлина, откуда на беларусские земли и вернулась княжеская чета. 

Также Антоний и Мария восстановили охотничьи сезоны. Замок процветал до смутных времен начала ХХ века.

Последними ординатами Несвижского замка были внуки Марии – Альбрехт и Леон Радзивиллы. Альбрехт принял ординацию в 1914 году. В 1917 году князь вынужденно покинул замок и обосноваться здесь вновь смог лишь когда Западную Беларусь присоединили к Польше, в 1921-м. Леон Владислав стал ординатом после смерти брата в 1937 году. Когда в 1939 году в Западную Беларусь пришла советская армия, Леона вместе с семьей арестовали, и, по слухам, лишь благодаря заступничеству итальянской королевы им все-таки удалось выехать в Европу.  

 

 

Замок при Эльжбете: балы, почетные гости, высокие тосты

Между двумя мировыми войнами Несвижский замок пребывал не на пике формы, однако Альбрехт Радзивилл продолжал взятый ранее курс на возвращение утраченных сокровищ и вернул замок на актуальную культурную карту Польши. 

В 20-30-е замке насчитывалось более 200 живописных полотен и около 1000 экземпляров оружия: пистолеты, мушкетоны, кинжалы, штуцеры, винтовки. В библиотечной зале было собрано более 20 тысяч книг чуть ли не на всех европейских языках. Рыцарская зала давала фору многим музеям Европы и России. Мраморная зала была декорирована красивейшим черным мрамором, золотая впечатляла позолоченными стенами и потолком. Обитатели дворца и его гости ступали по паркету из дерева ста сортов, минуя фаянсовые печи, камины с радзивилловской геральдикой, в свете роскошных люстр.

 

 

При Альбрехте в замок вернулась полноценная светская жизнь. Сюда заезжали с гастролями театры Вильни и Варшавы. В гостях у князя бывала актриса Ядвига Смосарская и ее «Хор Дана», эстрадный артист Мечислав Фогг, оперная певица Станислава Шимановская. Балы были роскошные, для одного из пышных праздников Альбрехт выписал из Варшавы много красного сукна, чтобы портные пошили для гостей платья и фраки.

Комнаты для гостей никогда не пустовали. Княжна вспоминала, как однажды гость приехал на неделю, а остался на годы. Жил здесь семейный доктор Досталь из Австрии. Наездами бывал винодел Росу из Австрии, привозил дегустировать новинки.

 

«Комнаты для гостей никогда не пустовали. Княжна вспоминала, как однажды гость приехал на неделю, а остался на годы» 

 

Один из корпусов замка некоторое время занимали лицеисты, которые потеряли здание в Несвиже, и князь пустил их на свою территорию. Прямо за стеной у лицеистов была бальная зала дворца, но туда им вход, конечно, было заказан.

25 октября 1926 года в Несвиже прошел съезд представителей «виленских консерваторов» и та самая встреча с маршалом Юзефом Пилсудским. Он произнес эффектную речь: «Дом Радзивиллов подарил нам в прошлом много личностей, как в государственной политике, на поле битвы, так и в рядах сенаторов. Мы обязаны вспомнить об умерших, так как память о них жива в наших сердцах, благодаря нашим предшественникам. Тост этот поднимаем за Радзивиллов, принимающих меня, чтобы род оставался жить вечно, как эти старые стены Несвижа».

Со смертью Альбрехта замолкли и стены. Князь умер в Варшаве, и его тело доставили в Несвиж, где на похоронах перед гробом несли среди прочих венки от Вильгельма II, президента Италии и министра Польши Паскевича. Гродненский «Дзенник Кресовы» писал, что замок и местные гостиницы не смогли вместить всех желающих попрощаться с князем.

 

 

Реставрация: вернуть нельзя переделать

После войны в Несвижском замке решили организовать санаторий, который сначала подчинялся КГБ, а потом – управлению «Межколхозздравница». Само собой, все дальнейшие преобразования были подчинены задачам пролетарского оздоровительного учреждения. Закрашивая оригинальную живопись портретами советских генералов, об истории и эстетике здесь задумывались не слишком.

Лишь после того, как на карте мира появилась Республика Беларусь, появились и идеи реставрации. В 1993 году был учрежден национальный заповедник «Несвиж». В 2005-м всерьез начались реставрационные работы, а в 2012 году Несвижский замок принял первых посетителей в новом статусе архитектурного памятника, объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Эльжбета Радзивилл с самого начала относилась к реставрации замка скептически. Бывая в Беларуси с визитами, она давала советы здешним специалистам, показывала семейные альбомы, по которым можно было рассмотреть даже рисунок гобелена на мебели, рассказывала, что и как в замке было при ней. В итоге, например, библиотека и терраса возле каменицы оказались именно такими, какими она их помнила. Но больше было того, что княжне не понравилось – ее Несвиж был другим.

 

«Библиотека и терраса возле каменицы оказались именно такими, какими Эльжбета их помнила. Но больше было того, что княжне не понравилось»

 

Особо горячий спор развернулся вокруг башни-«луковицы», сконструированной по мотивам копии гравюры Томаша Матецкого. Такой башни точно не видела Эльжбета Радзивилл, но нельзя было с уверенностью утверждать, что такую видел кто-то из Радзивиллов подревнее, ведь гравюра отражала реальность XVI века, причем не слишком уверенно. В итоге решено было заменить башню на внятный довоенный вариант. Собирали на нее всем миром: здесь и Городейский сахарный комбинат меценатствовал, и лично министр культуры Павел Латушко, и князь Матей Радзивилл $ 1500 перечислил, и какая-то клецкая пенсионерка – всю пенсию.

Реставраторы не уставали повторять: они не следовали цели восстановить замок ХХ века. Важно было, во-первых, сохранить и продемонстрировать все оригинальные сохранившиеся элементы, а во-вторых, не уйти при этом в сумасшедшую эклектику. То, что мы видим сейчас, – это скорее замок XVIII века, пышная барочная история, но, конечно, со многими, многими оговорками.

Экспозицию для дворца-музея удалось собрать достойную, несмотря на то, что от прежних хозяев в интерьере дворца сохранился только бильярдный стол (и над тем пришлось сильно пошаманить). Мебель, гобелены, часы, фарфор, столовое серебро не муляжи, их покупали на аукционах (например, на Christie's раздобыли рыцарский гарнитур XVII века). Это оригинальные вещи своих эпох, некоторые из них – Радзивилловские, с их вензелями. Сами Радзивиллы щедро одарили Беларусь различными оригинальными предметами, которые у них были, и копиями, которые изготовили специально для Несвижского дворца. 

Замок располагает ценными гравюрами и книгами – правда, не всегда выставляет их, из соображений сохранности. Оригинальные портреты Радзивиллов здесь тоже не посмотреть: их вернули в Национальный художественный музей, а в замке экспонируются копии.

 

 

Возвращение (?)

Когда Эльжбета Радзивилл оказалась в замке в 1993-м, в свои комнаты ей попасть не удалось: там жили отдыхающие в здравнице. Из кухни, куда княжна заглянула «по привычке», ее прогнала местная повариха. Тогда показалось, что ничего уже не вернуть.

В мае 2009 года Эльжбета приезжала в Беларусь с сыном Альбрехтом Чарторыйским и другими Радзивиллами. Почетные гости побывали в Несвиже, Мире, Ишколди, Полонечке, в главном художественном музее, библиотеке, историческом архиве. Позже делегация прибыла снова, уже с более приватным визитом. Но мечте об охоте на кабана сбыться было не суждено.

Последние годы жизни Эльжбета провела в Варшаве. Кем она была всё это время? Княжной, наследницей, продолжательницей великого рода и хранительницей радзивилловских традиций. «Это ненормально, когда женщины работают, – говорила пани Эльжбета. – Значит, в семье не все в порядке. Женщины, особенно из семьи Радзивиллов, не должны работать». 

Нрав у Эльжбеты был непростой. Управлявший замком Сергей Климов рассказывал TUT.by, что та «благодаря своему взрывному характеру, унаследованному от герцогов Мальборо, каждый свой приезд в Беларусь превращала в шоу». Увидев «несоответствующий» портрет в спальне, Эльжбета была так возмущена, что картину едва удалось подхватить в падении. А будучи с визитом в библиотеке Академии наук княжна забрала у корреспондента СТВ микрофон и произнесла пламенную и грустную речь: «Вот я забрала у вас микрофон и что, если я скажу, что это мой микрофон? Так же и с замком... Старые книги могут находиться в Минске, потому что они хранятся в очень хорошем состоянии. Однако формально они должны принадлежать Радзивиллам, а в Минске находиться лишь на депозите. Потому что Радзивиллы не умерли, а живут. И книги, всегда принадлежавшие Радзивиллам, должны и сегодня им принадлежать. И почему Радзивиллы сейчас не могут жить в Несвиже? Беларусь – Радзивиллы – Несвиж... Почему государство забрало всё себе?»

Всё так, какими куполами ни увенчай замок, они уже никогда не станут личными. Что было собственностью, то стало всеобщим достоянием народа, разговаривающего на другом языке. И пусть сохранилась башня, в которую отец не пускал Бетку, потому что деревянные лестницы там были слишком старые (опасно!), однако комнаты, которые отец навсегда оставил за дочерью по завещанию, исчезли – вместе с целым замковым корпусом. Это наверняка больно, когда твой дом становится музеем. Но еще больнее – думать о том, кем в этот момент становишься ты. 

Смерть Эльжбеты Радзивилл не мелькнула будничной строкой в СМИ, она затронула каждого рефлексирующего беларуса. Ведь если не стало человека, который знал Несвиж изнутри и имел чувственный опыт соприкосновения с важными страницами истории, то нам остается только наощупь в эти страницы вчитываться.

 

Тимофей Акудович,
Историк, автор тг-канала «Беларускі Бабілон» 

«Пани Эльжбета Радзивилл была последним “порталом” в наше некрестьянское прошлое. Этого шляхетного прошлого нам сейчас очень не хватает, а прямые каналы, которые связывали бы нас с ним, вообще можно пересчитать по пальцам.

Что самое интересное (и ценное), княгиня Эльжбета могла и не быть таким “порталом”. Это зависело от нее. Достаточно было одной фразы, чтобы мы развернулись и разочарованные пошли по домам. Что-нибудь про родную Польшу, неправильных белорусов, права на имущество...

Однако Эльжбета вместе с Матеем Радзивиллом взяли на себя миссию нести этот грааль истории, которым является для нас род Радзивиллов, и очень бережно, но уверенно принесли его в современную Беларусь».

 

Фото: NAC, palasatka

|

История

  15104

hand with heart

Поддержи редакцию 34travel на Patreon!

Уже больше года мы делаем журнал о путешествиях в мире, где путешествия стали настоящим квестом. Мы очень рады, что ты остаешься с нами и продолжаешь читать материалы 34travel. Будем благодарны за support в эти сложные времена.

Подписаться на Patreon

Читай также

Go to Belarus 100 лет назад. Путешествия Язепа Дроздовича

Рассматриваем малоизвестные работы художника.

Дикая природа Западной Беларуси: куда ездили туристы 100 лет назад?

Неизвестные путешествия 30-х годов: автопробег вдоль границы, парусный спорт на Браславских озерах и экзотическое Полесье.

Go to Belarus 200 лет назад. Изучаем маршруты Наполеона Орды

Смотрим на памятники архитектуры глазами знаменитого художника.

Go to Belarus 100 лет назад. Глубинная Беларусь на фото Яна Булгака

Рассматриваем черно-белые кадры знаменитого фотографа, которые были сделаны почти сотню лет назад.
 

Go to Belarus 100 лет назад. Фотоистории графа Тышкевича

Крестьянский быт, прогулки вдоль Ислочи и самобытные наряды.

Сейчас на главной

История искусства Беларуси. Все подкасты 34travel

Целый курс о том, что происходило на беларусской арт-сцене от древних времен до современности. 

Маршрут: насыщенное путешествие по Новогрудчине

Россыпи достопримечательностей и невероятные холмистые пейзажи.

Минск

От сердца отрываем! Лучшее, что есть в Минске, в новом гайде от 34travel – обещаем, скучно не будет. 

Чем заняться в Минске в сентябре? Афиша событий

11 классных ивентов.

Место недели: музей Наполеона Орды в Вороцевичах

Едем на родину легендарного художника.

11 способов наверстать лето в Минске

Рекомендуем развлечения на открытом воздухе.

Тест: где твое место силы и кто его хранитель?

Локация и ее хранитель, с которым ты точно подружишься.

Культуролог Сергей Харевский: «Наследие само по себе мало кого греет»

Разговор о том, как превратить развалину в то, что нужно всем.

8 ветряных мельниц Беларуси

Аутентичные памятники сельской промышленной архитектуры.

Показать больше Показать больше