Большой разговор с Максимом Заселяном: о путешествиях, доме и рок-н-ролле

Максим Заселян стал одним из пионеров русскоязычного тревел-влогинга. В 2012 году он участвовал в реалити-шоу «Автостопом до Гаваны», а потом снял на видео свое автопутешествии по США. В 2015 году Максим вернулся в Штаты всего с 231 долларом в кармане – и в течение полугода катался по стране и снимал сериал «Путешествие бомжа в Штатах». Именно этот проект и сделал путешественника известным. После этого было еще несколько поездок, самой яркой из которых стал велотрип «Вокруг Исландии на педалях». В 2017 году Максим забросил свой канал. Вместе с Ханной Тимановой, известной по громкому тревел-проекту "Goodbye Normals", Максим переехал в Краков, где ребята открыли свою кофейню. Недавно пара перебралась в Киев, и по нашей просьбе путешественник Павло Морковкин (известный своей любовью к поездкам в непризнанные государства) обстоятельно поговорил с Максимом. Об истории приключений, о том, как Макс видит путешествия сейчас и какие строит планы на будущее – в большом интервью.

 

 – Максим, недавно ты переехал в Ки ев. Чем сейчас занимаешься? 

– Да, сейчас наша база, как ни странно, находится в Киеве. Пожив с Ханной на Кипре и в Кракове, мы приехали сюда, на Осокорки, и поняли, что это то, что надо. Нам тут очень хорошо. Я собрал все свои дизайнерские навыки в кучу и делаю сейчас сайты на Тильде. Параллельно начал заниматься организованными путешествиями. Мы поняли, что от этого мы никуда не  денемся, и нас постоянно тянет в путь. Но хочется попробовать и другие форматы. Может будем возить какие-то небольшие группки в те места, которые мы хорошо знаем – на тот же Кипр.

 

 – У тебя же не всегда в жизни было так много перемещений? Ты рассказывал, что в 18 лет впервые поехал с другом по Украине, и тогда даже Киев стал для тебя огромным открытием. 

 – Конечно! Ты что! Это было прямо настоящее путешествие. Я тогда еще жил в Донецке, и мы автостопом объехали почти всю страну. И вот на тот момент даже Киев был очень серьезным выездом. 

А потом – когда я уже работал в Харькове – были Балканы: Хорватия, Черногория, Албания и Македония. Мы прилетели через Вену в Загреб, арендовали тачку, поехали и все посмотрели. И я понял что путешествия – это за***сь, мне нравится. Собственно, после этого я и начал потихоньку вникать в тему трипов и планировать какие-то свои маршруты.

 

 – Люди, с которыми ты ездил на Балканы, были опытнее тебя? 

– Да. Я был зеленый: еще никогда до этого не бывал за границей, если не считать того времени, когда я жил в Хабаровске в детстве. Теперь я их всех уже перекатал.

 

 – Макс Бурцев – твой партнер по путешествию на Кубу – тоже ездил с вами? 

– Да. Макс – мой босс и друг.

 

 

 – Чья идея была подать заявку на реалити-шоу «Автостопом до Гаваны»: твоя или его? 

– Мне тогда скинули ссылку: мол, ты же путешествия любишь. Это было реалити-шоу, проспонсированное «Havana Club» и приуроченное к выходу фильма «Гавана, я люблю тебя». Там отбирали людей в три команды. Я тогда решил, что это какая-то лажа типа «отправь вкладыши от пачки чипсов и выиграй путешествие в Нью-Йорк» – никто в таких конкурсах обычно ничего не выигрывает. 

Через месяц я сидел на каком-то форуме и снова наткнулся на этот проект. А после Балкан я год прожил тупо в офисе нашего агентства. Мы так плотно тусили на работе, что я начал там оставаться, тем более, что там были все бытовые условия. Правда потом я понял, что у меня работа слишком смешивается с личной жизнью, и решил это закончить. Так делать все-таки не надо. Но я тогда мелкий был – у меня был рок-н-ролл.

Я подошел к Максу Бурцеву и предложил ему сделать видео. Мы допили пиво, взяли камеру от макбука, сняли этот совершенно ублюдский ролик и отправили – и он выстрелил. В итоге это стало моментом, который все изменил.

Мы с Максом попали на шоу как одна из команд. Ездили и выполняли задания зрителей. Проехали через восемь стран Европы, из Брюсселя прилетели в Лос-Анджелес, потом стопом доехали до Нового Орлеана. Оттуда мы должны были долететь на Кубу. В итоге на самолет мы не попали, потому что у нас не было визы.

 

 – Организаторы шоу не сделали вам визу? 

– Проект был российским, и нам сразу сказали, что везти нас будет сложно, потому что организаторы не знают визовых нюансов для граждан Украины. Поэтому шенгенскую и американскую визы мы делали самостоятельно. А по поводу Кубы мы на автомате решили, что раз россиянам не нужна виза, то и нам тоже. Нам просто не хватило опыта, чтобы об этом подумать. В аэропорту Нового Орлеана при регистрации на рейс у нас спросили визу – так мы вылетели из проекта.

Я тогда был еще зеленый и ехал вместе с Максом – он к тому времени накатал больше меня, был старше, опытней, и лучше говорил по-английски. Поэтому он все разруливал, а я особо не включался в эти нюансы. Сейчас я, естественно, все делаю сам. 

Зато мы бесплатно попали на Майами. Записали финальное видео для проекта и просто сидели кислые в аэропорту. К нам подошла работница местной авиакомпании и спросила, не хотим ли мы в Майами бесплатно, потому что на вылетающем самолете есть два свободных места. А поскольку мы туда и планировали попасть, то согласились и заскочили на рейс в последний момент.

Мы прилетели в Майами, пару дней поспали на пляже, потом просто попросили организаторов купить нам билеты домой не с Кубы, а из Нью-Йорка и на позднее время. А сами арендовали тачку и катались еще месяц по Штатам. Были в Атланте, в Чикаго, в Детройте, в Кливленде, на Ниагаре. В Нью-Йорке сдали тачку и улетели домой.

Поскольку мы тогда тоже работали в рекламе, то заехали в Саванну и взяли интервью у Люка Салливана – самого главного рекламиста в мире. Это примерно Майкл Джексон, если брать аналогии из сферы музыки. Мы читали книги Салливана, знали, что Саванна будет у нас по маршруту, поэтому написали ему на мыло: «Мы два Макса, два рекламиста из Украины, хотим у вас взять небольшое интервью». Он: «Да, чуваки, я как раз там буду, и у меня будет лекция». Ты приезжаешь в Саванну, идешь в колледж и здороваешься с ним. Сука! Я его книги по рекламе читал, а сейчас он говорит мне: «Привет!». Оказался совершенно простым чуваком.

 

 

 

 

 – Ты занялся видеоблогингом как раз после этих двух путешествий? 

– Я тогда понял, насколько клево снимать и монтировать. «Автостопом до Гаваны» монтировали ребята из проекта, а мы просто отправляли им весь материал в Москву. А вторую часть о нашем автокруизе мы снимали той же самой техникой, но монтировал я сам. По ходу дела сам обучался монтажу и съемке. Потом я катался по Испании и тоже отснял небольшой ролик.

 

 – Путешествие в Испанию был твоей первой самостоятельной поездкой? 

– Да. Поэтому оно было очень важным. Я сам сделал шенгенскую визу, поехал в Словакию, оттуда в Венгрию, из Венгрии полетел в Мадрид, потом стопом в Валенсию, затем в Барселону, где у меня все спиздили, и я криво-косо добрался до Кракова. Я попал тогда на самолет без документов. Меня пустили без оригинала паспорта. Обычно же так не делают – тебя должны зарегистрировать на рейс. Но я встретил в аэропорту Жироны какого-то менеджера и начал ему объяснять, что у меня ничего нет, показывать бумаги из полиции, копии билетов. В итоге он поставил мне печать, и я смог улететь.

Но это было офигенное путешествие, потому что оно было мое. Я сам все придумал, сам организовал и сам поехал – это было круто. И благодаря этому фэйлу с паспортом я понял, что что бы ни случилось, пока ты живой – все хорошо. Остальное можно разрулить.

 

«Что бы ни случилось, пока ты живой – все хорошо»

 

 – Все это время ты продолжал работать в офисе? 

– Да. Когда мы ездили с Максом, нас весь коллектив просто возненавидел – креативный директор и главный копирайтер просто где-то катаются два с половиной месяца. А уволился я весной 2014-го. Я тогда ездил автостопом из Парижа в Одессу. Узнавал у европейцев – это было очень злободневно – что они знают и что думают о событиях в Украине. Такой порыв у меня был. А когда я приехал, то понял, что просто занимаю чье-то место и хочу сконцентрироваться на путешествиях. Тогда я ушел со своей работы по сути в никуда.

 

 – Поездка по Европе была больше политическим или тревел проектом? 

– Скорее социальным. Не столько про политику, сколько про общество. Мне было интересно, что думают те самые европейцы, на которых тогда мы все уповали и о которых тогда говорили во всех СМИ. Я решил узнать, что вообще там знают про конфликт и что думают. Я туда ехал не с агитацией – я не люблю пропаганду. Я рассказывал, что видел сам, спрашивал, что знают они. И удивился, что люди следили за всеми событиями, знали фамилии и даты и относились ко всему очень понимающе. 

Но само это путешествие было совершенно никаким. Оно мне ничего не принесло, и я могу спокойно вычеркнуть его из своего опыта. Я просто ехал из Парижа в Одессу тем самым автостопом, от которого уже на тот момент особо ничего и не получал. Зато потом началась Америка, и это было за***сь!

 

 

 – Почему ты снова выбрал Штаты? 

– Вообще у меня тогда уже были билеты на Кипр – я себе до этого запланировал небольшое путешествие. А для Штатов у меня тогда даже не было визы: ее украли в Испании вместе с паспортом.

Но туда я полетел, во-первых, из-за Ханны. Это была прикольная встреча. Мы познакомились в интернете. Она тогда уже жила в Нью-Йорке. Причем мы до этого ни разу вживую не виделись. Но я ее знал, конечно, следил за их бешеными путешествиями. Мы с Ханной списались, пообщались по скайпу и через пару недель решили, что я приеду в Штаты. В итоге у нас совпал план: мы решили доехать до Аляски, и добраться до автобуса Кристофера Маккэндлесса – главного героя «В диких условиях». 

Во-вторых, я тогда был на каком-то перепутье и не особо знал, что мне делать дальше. А в-третьих – это Аляска и тот самый автобус – мекка путешественников. Тогда это еще не было так попсово, и из моих кентов туда успел доехать только Рома Свечников. К тому же, на тот момент не было ни одного видео с маршрута к автобусу на русском языке или из стран СНГ. И мне стало интересно, ведь я мог снять первый видеоролик про маршрут к тому самому автобусу – и сделать это красиво. Но в итоге не получилось: мы не смогли перейти реку Текланику.

Мы не нашли переправу, о которой говорилось в книге. Посмотрели там все и везде. Мы пробовали разные варианты. У нас не было подходящего снаряжения, а река очень сильно разлилась. Плюс вода была очень холодная. Это было начало июня – правильное время для форсирования реки, потому что обычно на Аляске еще все замерзшее, и Текланика не такая полноводная. Но в тот год было очень жарко. Все растаяло, и река разлилась. Рома переходил с шестом, опираясь в противоход, чтобы его не смыло, но тогда вода низкая была. Мы пробовали ставить маркеры – такие маленькие камушки – просто чтобы глянуть рано утром, не упал ли уровень воды – нет! Мы тогда тупо развернулись и ушли. Это было обидно. Я проехал 13 тысяч километров к этому месту – и не дошел 4.

 

– Зато ты тогда отлично прокачал свой канал. 

– Да. Тогда был супервайб, супернастроение. Это было мое самое важное путешествие. И тогда тревел-влогинг еще не был таким мейнстримом. Было очень мало ребят, которые активно делились своими инсайтами из путешествий. Я даже в свой блог ничего не вкидывал. Все эти интервьюхи, подписчики – это органика. Я тогда еще очень активно писал во Вконтакте и в YouTube. Когда я вернулся из Штатов, то столкнулся с жутким вниманием. Меня звали на национальные каналы, везде были интервью, писали статьи. 

Потом у меня аннулировали американскую визу. Я такой беспечный везде делился своим опытом и сказал и показал лишнее: конкретно то, что в Штатах можно поработать. У меня была цель показать, что все возможно. Даже если ты без бабла оказался в США, то все равно не пропадешь: ты можешь найти подработку, собрать деньги на билет и свалить домой – таков был мой лейтмотив. И тут на «Украинской правде» вышел перепост моего интервью для журнала «Країна UA». Я тогда, наверное, неправильные формулировки подобрал, и они не в том контексте были употреблены, но интервью вышло довольно заангажированным. Акценты были расставлены на том, что я в Штатах нелегально работал. 

Там слово «нелегально» было чуть ли не как ключевик в SEO-тексте: нелегально, нелегально, нелегально… Но не это было моей целью. Я не хотел там остаться и проходить путь какого-то нелегала. Я рассказывал про опыт. Но это было медиа с очень большой аудиторией, и текст набрал много лайков и репостов. Была куча комментариев в стиле «из-за таких козлов, как он, нас и не пускают».

Буквально через полтора часа после публикации мне написали из консульства США на имейл. Попросили не использовать выданную мне визу и прийти на собеседование. Мы очень долго общались с визовым офицером. Меня промониторили, нашли контакты, даже звонили на мою прошлую работу. Было понятно, что они много знают, но если ты не особо страдаешь херней, то тебя и не будут трогать. А если ты начнешь борзеть или, как я, говорить какие-то вещи, которые кто-то может неправильно понять – к тебе будут вопросы. Мне хотели даже ставить пожизненный невъезд в Штаты. Я начал возражать: ведь у меня не было целей зарабатывать деньги, у меня была цель снять крутой видеоблог, сделать шоу. У меня даже было официальное спонсорство с документами. Тем более, что на видео вообще нет фактов передачи денег. Консул смягчился, и в итоге ограничились отменой действовавшей визы, потому что какие-то санкции все-таки должны быть по их протоколам. Но я мог сразу же подаваться на новую. Правда, с того времени я этого так и не сделал. У меня в паспорте стоит очень обидный штамп «Cancelled», зато история получилась прикольная.

 

 

 – Но плюсы у популярности тоже есть. Расскажи подробнее о спонсорах. 

– На трип по Штатам мне дали технику: GoPro, колонку, флэшки – просто, чтобы было на чем работать. А снял я все на GoPro 4 и iPhone 5s. Причем магазин, который мне дал GoPro и которому я сделал просто охерительную рекламу, потом попросил камеру вернуть. Какой-то тупой зашквар вообще. Потом я уже сотрудничал напрямую с «GoPro Украина». Перед исландским трипом я связался с Panasonic – и это оказалось суперприятное сотрудничество. Они моментально пошли навстречу и выдали мне технику, которой я пользуюсь и сейчас. Еще были The North Face (бренд одежды) и Objerky (это украинское вяленое мясо). Когда я готовился к Исландии, то понял, что умею упаковывать проекты. Если у тебя есть какая-то своя идея – бренды разделяют ее. Это как взаимный респект: они дают мне экипировку, а мне приятно о них рассказывать, потому что это хорошая экипировка.

Но цифры тоже решают. Когда я приехал с презентацией к Panasonic, они уже знали меня. Сейчас, когда ты вводишь мою фамилию в Google или на YouTube, у тебя вылазит куча национальных каналов с моими интервью, постами и текстами – видно, что чувака знают. То есть ты приобрел какую-то информационную массу, и тебе есть что показать – спонсоры это ценят.

 

«Когда возвращаешься из очень крутого путешествия, ты оторван от своего привычного социума и не понимаешь, что делать дальше»

 

При этом я особо не продумывал продвижение блога. Просто я очень долго работал в рекламе, имел навыки популяризирования материалов, и у меня все само получалось. Я делал резонансные тексты, создавал свой образ, передавал драйв. Мне по сей день говорят, что мои видосы очень вдохновляющие. Даже я сам сейчас периодически пересматриваю и думаю, что это было прикольно – это какое-то особенное настроение.

Когда я приехал из Штатов, у меня начались лекции и выступления, где я рассказывал про свой трип. Все меня приглашали, в залах была куча людей. Но после этого я начал задумываться над тем, что делать дальше. Когда возвращаешься из очень крутого путешествия, ты оторван от своего привычного социума и не понимаешь, что делать дальше. Просто кататься уже не хочется. Я стал думать над тем, что я умею и насколько хорошо я это делаю – в общем, занимался самоедством всяким. 

Тогда я решил поехать в Исландию на велике. Мне нужно было что-то физически сложное. Это был новый опыт. Я никогда не катал на велике на длинные расстояния – только по городу. Плюс я никогда не был в походе – многие не верят. И я решил совместить страну, в которую я давно хотел попасть, с тем, чего я еще не пробовал. Мы с попутчиком поехали вокруг Исландии на велике. И я это все отснял красиво и с другим качеством. Эти видосы – они уже совсем другие...

Но тогда я начал понимать, что теряю этот драйв, к которому был очень сильно привязан. Мне казалось, что это уже не то, что было в Америке. Начались какие-то сравнения и неоправданные ожидания. Хотя это был полный бред. И после Исландии я начала забивать на канал. Из-за своих комплексов. Мне просто не удалось сохранить эту бодрость. Я почему-то загрустил. А надо было просто развивать канал дальше и не поддаваться этим упадническим настроениям. Тогда все было бы классно. Но потом начались приколы с хостелами на Кипре, и я совсем отошел от этой темы.

 

 

 

 

 

 – Ты летел на Кипр уже зная, что будешь там работать с хостелами? 

–  На Кипре я оказался, потому что мне знакомые подарили путешествие в формате квеста по неизвестной стране. Это ребята из тревел-агентства Compass-trip, которые занимаются организацией поездок. Они сделали мне такой подарок ко Дню рождения: в определенное время я должен был приехать в аэропорт и улететь неизвестную страну. Перед посадкой в самолет они мне вручили билеты и расписание квеста по Кипру. У меня были конверты с заданиями на каждый день. Местные отвозили меня в нужную локацию, а я перемещался по Кипру и отгадывал загадки. Это было очень прикольно.

Но тогда у меня было вообще не то настроение. Я просто зарылся во внутренние поиски – не было внутреннего вайба, чтобы что-то снимать и бодро об этом рассказывать. Я считал, что аудитория не поймет, и после американского супертрипа это будет уже не интересно. Я снимал видосы по сути из-под палки, потому что у нас была договоренность о совместном проекте. Само путешествие было отличным, но я не снял всех нужных видосов. Мне это не нравилось, и я чувствовал, что поступаю нечестно. Я просто вернул ребятам часть денег за билеты и прочие расходы, извинился и скрыл эти все ролики. А надо было просто тупо собраться, снимать и монтировать. 

Потом на Кипре я скентовался с ребятами, своими подписчиками, и как-то закрутилось, что я начал помогать им с хостелами. В итоге в долю вошел, и мы даже начали открывать новые хостелы с нуля. Потом у нас, правда, один отжал местный грек, в помещении которого находился наш хостел. Но мы к тому времени все деньги уже отбили и даже заработали немного.

 

 – Но Кипр тебя от депрессии и самокопания излечил? 

– На Кипре этого всего было меньше, потому что там был драйв, движуха с хостелами – это был особенный такой рок-н-ролл. Потом я продал свои доли в бизнесе, и мы с Ханной поехали в Краков. 

 

 

 – Почему Краков? 

– Я забрал Ханну из Питера, мы вместе сначала жили на Кипре и потом решили переехать в более активный регион, потому что на Кипре стало как-то скучно. Мы решили уехать куда-то в Европу – ни в России, ни в Украине жить тогда не хотели. Выбрали Польшу, потому что проще открыть свое дело и на основании этого остаться и получить ВНЖ. 

И мы с Ханной открыли в Кракове кофейню, где было все по закону и суперправильно. Сначала думали о хостеле, потому что был опыт, но приехали в несезон и не смогли найти помещение. У Ханны было больше опыта в бизнесе: у нее была компания в Штатах, а я в этом ни черта не понимал. Кипр меня к этому всему подготовил, но в Кракове было сильно больше всяких цифр-отчетов-бухгалтерии. Для меня это был тот еще экспириенс. Я сейчас даже даю людям консультации в этой сфере.

В итоге внезапно кофейню мы открыли за 25 дней, но поняли что это не наше дело на данный момент – сидеть заниматься офлайн-бизнесом, быть привязанными к месту, с бухгалтерией разбираться – нет, ,на**й! Можно, конечно, было поставить менеджера, но я должен быть вовлечен в бизнес. 

Мы это дело быстро упаковали, продали и уехали в Париж. Потом заехали на Кипр – это такое типа наше место силы, как как второй дом. И потом случился такой прикол – Ханна выиграла Green Card. Мы подавались вдвоем, и еще будучи в Кракове узнали результаты: ее выбрали, а меня – нет. Мы начали готовиться к переезду, но потом поняли, что никто из нас этого на самом деле не хочет. Ханна до этого жила в США, и она не хочет такого больше – упарываться работой. Там ты должен работать как сумасшедший. Жить, чтобы работать, потому что надо все оплачивать. Все твои легкие планы на жизнь вроде путешествий при этом стопорятся. В итоге мы забили на Green Card и взяли билеты в Азию. 

 

 – Если сравнить США, Кипр и Польшу, в последних двух ритм будет более расслабленным? 

– Конечно! В Штатах надо е**шить. Там тебя даже окружение на это как-то заряжает и мотивирует много потреблять: тачка устаревает – 
нужна новая тачка. iPhone устаревает – новый iPhone нужен. То есть общество тебя подстегивает на это достигаторство, иногда совсем ненужное. Плюс цены и бюрократия. Люди зачастую об этом не особо думают, когда решают переехать.

Хотя и плюсы тоже есть. Но мы все взвесили, поняли что нам это не нужно и улетели в Азию отдыхать. У меня даже спина болела, и я себе представлял, что если полечу в Азию и тупо полежу на горячем песке на пляже, то она у меня пройдет – и она, сука, прошла! Я там делал сайты на Тильде, сидя в бунгало, и мы просто прикольно покатались по странам Азии: Камбодже, Малайзии, Таиланду, Индонезии.

 

 

 – После этого вы стали такими себе digital nomads? 

– Где-то так. Плюс после Азии мы очень сильно замедлились, поняли какие-то вещи, решили, что хотим пожить дома, поехали в Киев. У нас начался период переоценки ценностей. Мы очень прониклись темой слоу-ливинга: это очень клево, когда ты ни за чем не гонишься, не стараешься быть кем-то, убираешь тупое достигаторство подальше, наслаждаешься моментом. Это очень громко звучит, но так и есть. Ты просто кайфуешь от утреннего кофе, а не думаешь, о том, что тебе нужно упороться работой, что-то успеть сделать. Стоит наслаждаться какими-то обычными человеческими вещами: вкусно есть, хорошо спать, видеться с друзьями, общаться с родителями. Счастье очень просто приходит на самом деле. 

Сейчас мы сняли приятную квартирку на Осокорках. Нашли на лестничной клетке попугаев, которых кто-то выставил, и принесли их в дом. Хотим взять собаку. Тупо ушли в домашний уют и просто от этого кайфуем. Заботимся о своем здоровье. Стали заниматься такими вещами, которые приходят именно с возрастом, когда ты перестаешь по-тупому рок-н-роллить, бороться с мельницами, гоняться за ненужными мусорными вещами или стараться чему-то соответствовать.

Я сейчас скручиваю самокруточку на своем балконе, смотрю на спальный район Осокорки – я его называю своим Гонг-Конгом, потому что у нас такие высотки полукругом стоят – завариваю кофеек и нахожусь в моменте. Такое простое счастье.

 

 – Ты не так давно писал о том, что твой желанный формат путешествий – это не заскакивать в страну на 2 недели, а как digital nomad приезжать пожить на длительный срок. И при этом нынешней вашей базой стала именно родная Украина. 

– Тогда это было на контрасте с жизнью в Кракове, где мы 9 месяцев безвылазно сидели, потому что ждали вид на жительство. Мы были прикованы к месту, и у нас мозг просто взорвался – мы хотели уехать куда угодно! А когда уже немного покатались, то все переоценили и поняли, что может и не надо так. А можно просто жить дома, строить свой комфортик, свою уютную базу с вещами. Заряжаться там и делать точечные короткие выезды. 

Я сейчас сдал на права. Меня на это подбила Ханна: в Штатах у нее была тачка, а я с машинами особо не был связан. То есть уже в любой стране я могу брать тачку и спокойно путешествовать в каком-то комфорте, а не тупым автостопом, как раньше. Я не говорю, что это плохо. На каком-то этапе это охеренно, нужно и важно, но потом ты уже этим пресыщаешься и больше ничего не получаешь. Хочется чего-то другого. Сейчас такой вот этап.

 

 – Для того чтобы это понять, надо было все попробовать на себе: дауншифтинг, дампстердайвниг? 

– Конечно. Похавать из мусорки тоже надо было. Я совершенно ни о чем не жалею. Обожаю этот период, эту Америку, этот весь рок-н-ролл конченый. Суперклассно! А потом стоило попробовать пожить и на Осокорках в Киеве.

 

 – У тебя уже был еще модный трип в Таиланде, где ты жил в отелях с хрустящими простынями. 

– Да. Вот тогда я и понял, что есть разные форматы путешествий. Когда ты спишь в максимально ох**тельном пятизвездочном отеле, когда ты ешь в прекрасном ресторане, когда твою одежду стирают за тебя, а тебя самого катают по супер локациям – это совершенно другой уровень комфорта, но это абсолютно не значит, что ты меньше увидел или меньше почувствовал. Я тогда ничего не оплачивал: это был пресс-тур, и я там был в качестве блогера. Но тогда я понял, за что платят люди. Это вообще другое чувство. Я тогда решил, что хочу менять формат путешествий.

 

 

 – И ты до сих пор считаешь что оба подхода хороши? 

– Конечно, оба хороши. Главное – твой внутренний подход. Конечно, если ты едешь в Таиланд или Турцию просто валяться в отеле, и отель и есть твоя цель – то это вообще не круто, и ты от этого вряд ли что-то получишь. А если едешь смотреть страну, но с комфортом на машине, останавливаясь в приятных местах, высыпаясь и вкусно питаясь, ты получаешь в разы больше от страны. Это прикольно – поехать в Италию не чтобы проехать ее автостопом из точки А в точку Б, а чтобы поесть вкусной еды, например. Это точечное путешествие, гастротур в Италию. Это нужно почувствовать, нужно попробовать вино в разных регионах, поесть правильную пиццу, равиоли всякие и прочее. Делать какие-то микроцели. Ехать не чтобы проехать какой-то маршрут галопом, а поехать в Непал, для того, чтобы протопать трек до базового лагеря – такую галочку поставить.

Мы с Ханной даже составили свой список из ста желаний: от самых мелких и дурацких до самых на данный момент невозможных. Он висит на стене, и мы их вычеркиваем по чуть-чуть. И горы там тоже есть – подняться куда-нибудь выше, чем 4-5 тысяч километров.

 

 – Ты сейчас занимаешься организованными турами. У тебя же до этого был подобный опыт с разными компаниями? 

– Я ездил с Travel Generation, ребятами из Харькова, по Скандинавии. Это был блогерский тур. Я еду снимаю и рассказываю об этом своим подписчикам. Мне оплачивали путешествие, но гонораров у меня не было никаких. 

Затем с Eurotrips мы ездили в Финляндию на Рождество. Прикольный маршрут. Сидячий переезд в автобусе – это, конечно, не очень просто с моими длиннющими ногами, но сам формат мне очень понравился. Потом еще ездили в Исландию с ребятами из Hakuna Matata. Недавно я вернулся из Канады – это был тоже тур с ними. 

 

 – Четыре года назад ты говорил, что никогда не стал бы водить туры, потому что вся твоя организация путешествий ограничивается выбором страны, покупкой билетов и оформлением визы. 

– Ну да. Я был еще молод, зелен и рок-н-роллен, мыслил идеалами. Сейчас чуть подрос, посмотрел побольше стран и забил на дурацкий максимализм и убеждения о том, что путешествие, а что – нет. Ты можешь в любом формате поехать в любую страну и увидеть то, что тебе нужно. Вот я сопровождал группу в Канаде, мы сняли офигенную тачку, я нашел там водителя и местного гида, у нас был крутой маршрут. Я посмотрел те места, которые мне было бы в разы сложнее увидеть, поедь я туда сам. Безумные красоты, и при этом высокий уровень комфорта.

Все эти «я никогда…» или «я всегда...» – это бред, просто громкие слова. Это все разный экспириенс: и тот клевый, и другой. Мне стало интересно поработать с людьми, прокачать свои навыки. Так же как я получал опыт, открывая бизнес в Кракове или проходя автошколу. 

 

«Я забил на дурацкий максимализм и убеждения о том, что путешествие, а что – нет»

 

 – Раньше на своих выступлениях и в своих видео ты очень активно мотивировал людей путешествовать. Ты до сих пор считаешь, что людям необходимо этим заниматься? 

– Я тогда был агитатором. Я в принципе им и остался, но сильно успокоился, и мне это даже нравится. Я сейчас тоже так думаю. Путешествия – это круто, это тебя сильно меняет, это меняет твою точку зрения, это заставляет твой мозг работать активнее. У тебя появляется больше опыта. Ты наблюдаешь, как живут люди и в цивилизованных странах, и в нецивилизованных, ты начинаешь сравнивать, видишь середину. Ты смотришь развитые страны, чтобы было к чему тянуться, и это тебя улучшает. Но не стоит делать из этого суперцель или обязаловку. 

Мне кажется, если бы у нас был закон о том, что, когда вы достигаете 18 или 20 лет, государство вам оплачивает путешествие по Скандинавии или Америке, если бы каждый житель нашей страны вот так пропутешествовал один разок и прикоснулся к миру за бугром, к миру с другими законами, то наше общество было бы в разы умнее, сознательнее, ответственнее, вежливее, человеколюбивее и эмпатичнее.

Это не панацея, естественно: ты можешь быть полным мудаком с кучей комплексов и остаться им после путешествий. Но вероятность того, что ты изменишься в лучшую сторону – гораздо выше.

 

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше