«Будь просто чертовым Марко Поло». Интервью с путешественником Кириллом Смородиным

Кирилл Смородин – путешественник из России, который вышел из дома в июле 2017 года и за полтора года успел объехать весь земной шар и побывать на всех континентах, кроме Африки. Кирилл автостопил в России, гонял на байке по Азии, сплавлялся на плоту в Лаосе, стоял у штурвала старой шхуны в Атлантическом океане – в общем, испробовал на себе почти все существующие виды транспорта. О том, как кругосветка стала хорошим лекарством от депрессии и почему тревел-блогинг умер – в большом разговоре с путешественником. А услышать историю Кирилла Смородина из первых уст можно будет уже 30 марта в Минске на 34travel Day. Билеты (их осталось мало) продаются по ссылке.

 

 

Путешествие Кирилла Смородина в цифрах:

  22 страны

  537 дней 

  6 видов транспорта: самолет, авто, мотоцикл, велосипед, плот, шхуна 

 

 

Кругосветка как продукт

– Откуда пошла вся эта история про кило хурмы? Выглядит она как такая маркетинговая штука (изначально Кирилл называл свое путешествие «Кругосветка за кило хурмы» – прим. 34travel).

– Я от этого уже отказался, и моя книга будет называться «537 дней вокруг света». Потому что оказалось сложно людям объяснять все время, что это такое. И это как раз-таки был не маркетинговый ход, а история по приколу. Я не знал, как назвать путешествие, и за день до того, когда я уезжал, бабушка попросила меня купить хурмы – это реальная история. Мне уже пора было собираться, а я ходил по всему городу и искал ей хурму. И ничего не мог найти. В итоге так и не нашел. И в начале путешествия блог так и назывался – «Кругосветка за кило хурмы» – типа я поехал дальше хурму искать. Но потом было решено, что идея сложно воспринимается, и трудно объяснить эту историю в той же книге. Поэтому от названия с хурмой я отказался.

– Но все равно получается, что изначально ты «упаковывал» свое путешествие как некий продукт, с которым впоследствии хочешь что-то сделать? Ты держал в голове мысль: «вернусь и книгу напишу»?

– Нет, я не думал о таком. Я просто хотел поехать и все. Я знал, что буду писать что-то в Instagram, но у меня на тот момент даже не было того, кто это как-то оценивал бы. Думал, что буду видео снимать для себя. Но это не было изначально каким-то проектом. И то, что сейчас все получилось как проект – так сложилось по ходу путешествия.

Мне, конечно, приятно, что сейчас скорее всего получится сделать продукт в виде книги. Но если бы мне про эту книгу сказали полтора года назад, про то, что ко мне на встречи будут приходить люди и что у меня вот так будут брать интервью – я бы никогда в это не поверил.

 

«Сейчас, когда я вижу, что люди отправляются в кругосветку, у меня это даже немного вызывает улыбку»

 

– Просто сейчас складывается такое впечатление, что путешественником-кругосветчиком быть модно. Ты сам как думаешь?

– Мне кажется, это уже не то что не модно – это плохой тон. Своего рода мейнстрим. Но я это плохо понимал, когда собирался в путешествие. Я тогда не особо вращался во всей этой тусовке и не был знаком со многими людьми. Только потом я узнал, сколько всего подобного существует. И сейчас, когда я вижу, что люди отправляются в кругосветку, у меня это даже немного вызывает улыбку. 

– То есть ты когда собирался ехать, не вдохновлялся кем-то из популярных путешественников?

– Я знал только о Диме Иуанове, с которым мы позже познакомились. И уже когда я был в пути примерно год, Дима рассказал мне о других кругосветчиках: про Рому Свечникова, про других еще ребят. Сказал: «Почитай, тебе будет интересно». Потом я начал с ними со всеми знакомиться онлайн, а позже с некоторыми познакомился и лично. 

– А ты сейчас следишь за кем-нибудь из путешественников?

– Нет, не слежу. Сейчас весь этот тревел-блогинг потерял тот самый дух авантюризма и какого-то чистого приключения, потому что начал монетизироваться, потому что этого стало очень много. Мне кажется, все самое крутое в этой сфере уже произошло, либо я даже не знаю, что еще должно случиться. Мне интересно следить за тем, что люди делают уже после подобного опыта – те же Рома, Дима. Интересно, как они развиваются сейчас.

– Чем ты занимался до того, как уехал? Тебя вообще ничего не держало?

– Я последний год перед отъездом работал на радио и на телевидении сценаристом. А до этого много лет работал в таможенной сфере. Перед путешествием я уволился – у меня было такое очень тяжелое депрессивное состояние.

Поэтому и поездка случилась быстро и спонтанно. Я был у психотерапевта на приеме в очередной раз, и мысли лезли уже самые плохие, вплоть до того, чтобы покинуть этот мир. И психотерапевт спросила, не хочу ли я вообще сделать что-то доброе для других? К примеру, поехать в Африку поволонтерить. С этими мыслями я возвращался домой и подумал – а что если поехать куда-то без обратного билета – и будь что будет. Где-то буду работать, где-то волонтерить. Мне просто нужно было вырваться из текущего состояния, и путешествие стало выходом для меня. 

– Как родные отнеслись к такой идее?

– Мама отнеслась положительно. Она видела, что то состояние, в котором я нахожусь, нужно менять. И ей было все равно, как я это буду делать – лишь бы я остался жив и здоров. Плюс я уже в очень сознательном возрасте уехал, не в 18 лет, поэтому все остальные тоже нормально отнеслись. Ну бабушка с дедушкой до сих пор не понимают, что это было – типа полтора года просто шлялся по миру. И что такое вообще каучсерфинг – почему люди позволяют другим людям жить у себя дома?

 

 

«Бабушка с дедушкой до сих пор не понимают, что это было – типа полтора года просто шлялся по миру»

«Это был абсолютно личный челлендж»

– Расскажи, ты составлял заранее маршрут?

– Изначально у меня была идея проехать от Санкт-Петербурга до Владивостока автостопом. А потом я знал, что отправлюсь в Азию. И это максимум того, что я себе представлял. То есть у меня практически не было плана по странам, по времени – я ехал и ехал. Я не знал когда вообще вернусь (и вернусь ли). У меня не было планов ехать в Северную Америку, только доехав до Индонезии, я уже решал – в Южную Америку ехать или в Северную. То есть путешествие было импровизацией практически на 80 %.

– А ты много вообще путешествовал до вот этой своей кругосветки?

– Да я был до этого только 2 недели в Италии по пакетному туру. То есть кругосветка – это и был мой первый опыт самостоятельного путешествия. Впервые я вписался по каучсерфингу, а чтобы поднять руку и автостопить, тащить за собой огромный рюкзак, просить денег на улице – я такое раньше и представить себе не мог. Все это было очень серьезным выходом из зоны комфорта, мне было вначале очень сложно.

Я вспоминаю, как впервые поднял руку над дорогой – она была свинцовой. Или когда сел играть на укулеле на улице в Китае – был сильный дискомфорт. Но потом это все начинаешь принимать как данность. Это, наверное, и хорошо. Я ко всему этому привык, и сейчас понимаю, что опыт бродяжничества мне был необходим. 

– Выходит, это был какой-то личный челлендж для тебя?

– Да, если все путешествие описать несколькими словами – это был абсолютно личный челлендж, чтобы изменить свою жизнь на 180 градусов. Забыть про прошлую работу, про все эти зарплаты, офисы, автомобили, ипотеку, кредиты. Я просто решил, что раз уж мы живем раз (по крайней мере, я знаю только про один раз), то я обязательно должен сделать что-то дурацкое.

– Первым делом ты поехал путешествовать по России. Что впечатлило больше всего?

– Первые 4 месяца я ездил по России плюс захватил еще немного Казахстана. Меня очень впечатлил горный Алтай – это сильнейшее место. Я даже не представлял, что такая красота есть в России. Но, конечно, уровень жизни в стране – невероятное расстройство. Все деревни визуально сливаются в одну какую-то большую разруху. 

Особенно зацепила меня история, когда я встретил маленькую девочку на Байкале, около Кругобайкальской железной дороги. Я узнал историю ребенка, познакомился с родителями. Они очень бедно живут, и девочка каждый день ходит за 5 километров в школу пешком по железной дороге. Я написал ее историю у себя Instagram, и мы всем миром скинулись ей на телефон мобильный. У нее не было телефона, и ее обижали и гнобили из-за этого в школе. Я потом провел одну ночь у ее родителей дома – и это было просто невозможно: они и пьют дома, и курят там же. Атмосфера ужасная. А через три месяца телефон у девочки пропал. То ли в школе украли, то ли сами родители его куда-то дели.

 

 

 

 

– Давай поговорим о следующих передвижениях. Куда было сложнее всего добраться чисто технически? 

– Самым сложным во всем путешествии было перебраться в Южную Америку. Туда и лететь дороже всего, и перемещаться по Южной Америке непросто. Из Азии туда вообще лететь затратно, поэтому я и двинул сначала в США. А в Штатах у меня получилось устроиться на работу на шхуне и заработать денег, чтобы потом продолжить свое путешествие уже в Южной Америке. На момент, когда я добрался до США, я уже настолько устал «бомжевать», что неизвестно, поехал ли бы я в Южную Америку, если бы на шхуне не заработал бы денег. 

– Ты устал уже в принципе к тому времени, или именно путешествие по Штатам тебя измотало?

– Я уже очень устал ментально. В США я проплыл все Атлантическое побережье, и когда я сошел с корабля, я понял, что круг уже замкнулся – я совершил кругосветку. Я уже счастлив, все что я хотел проверить для себя – я проверил. Я уже был доволен всем. На тот момент я в путешествии был уже год, и тяга к дороге во мне поугасла. Но я решил, что раз уж Южная Америка так близко, то нужно заехать. Когда я еще буду от нее так близко. У меня была просто идея – прийти в аэропорт Майами и купить билет на следующий рейс в любую рандомную страну – замутить этот трюк, как в фильме «Всегда говори да». И этой рандомной страной оказалась Колумбия. 

И, к слову, именно Южная Америка оказалась для меня самой спокойной, там я больше наслаждался всем, что меня окружало. У меня внутри уже было все спокойно – не было такого бешеного поиска, не было такого количества вопросов к миру и к себе. 

– Давай вернемся к твоему путешествию по морю, которое случилось в США. Расскажи об этом опыте подробнее.

– Я сидел как-то в баре в Нью-Йорке, и у меня было большое желание куда-нибудь уплыть. К тому времени я уже все виды транспорта попробовал, хотелось именно плавания. В тот вечер я разговорился с барменом. Он увидел рюкзак и спросил, куда я собираюсь дальше. Я рассказал, что очень хочу устроиться работать на какой-нибудь корабль или что-то вроде того. Оказалось, что у бармена есть знакомый капитан – он никуда далеко не плавает, но возит туристов наблюдать за китами. В общем, он дал мне номер телефона, я позвонил капитану и приехал к нему на «собеседование». Но в итоге он меня не взял на работу – может мой английский не понравился. Но я все равно решил, что найду судно, и два дня ходил среди кораблей и спрашивал, кому нужен работник. В итоге меня взяли на старую деревянную шхуну 1925 года. Никуда далеко мы не ходили – работали в гавани, возили туристов, ловили устриц.

А потом после 2-х месяцев работы, капитан принял решение зимовать на юге США, во Флориде. И 12 дней по Атлантике мы болтались на этой шхуне. Это было для меня невероятным приключением. Стоишь ночью за штурвалом, темнота, звезды, океан – это одно из самых сильнейших впечатлений за всю кругосветку.

– Прибыльно быть моряком? Много заработал?

– Это достаточно прибыльно, потому что все, что связано с туризмом – дает деньги. За день можно заработать около $ 100. Того, что я заработал на шхуне, мне в итоге хватило, чтобы попутешествовать по Южной Америке и купить билет до дома с пересадкой в Лондоне. 

Самое забавное, что в тот день, когда я купил билет домой (уже на завтра!), я влюбился в девушку из Венесуэлы. Но мне все равно пришлось улетать, потому что это был невозвратный билет. Но так хотелось остаться…

– Но история с девушкой хоть получила какое-то продолжение?

– Мы до сих пор общаемся, и я надеюсь, что летом мы увидимся в Испании – на нейтральной территории. 

 

 

– Еще немного поговорим о деньгах. Сколько у тебя их было, когда ты выходил из дома?

– У меня было около $ 1000. Но они закончились уже в Китае, поэтому там мне пришлось играть музыку на улицах. В Таиланде я зарабатывал фотографией и производством видео – там и поднакопил на билет до США. У меня были с собой дрон и камера. Вообще, после Китая я начал уже везде работать. 

– А что по визам? Ты же изначально не собирался в Штаты? Сложно было потом в дороге делать визы?

– Визу в США я получил в Индонезии. Я решил ехать из Азии в США, когда понял, что туда долететь буде гораздо дешевле, чем сразу до Южной Америки. Поэтому у меня созрел план добраться до США и проехать там по старой дороге Route 66, которая пересекает всю страну. Я заработал денег на консульский сбор, подал документы и пришел на собеседование, где меня очень долго расспрашивали. Но я все рассказал, как есть – про путешествие, про блог, который я к тому моменту уже начал вести. И мне дали визу в США, чему я был очень рад. 

– А что по части медицины? Ты делал страховки?

– Когда я сейчас смотрю видео, где мы к примеру, плыли на плоту по мутной реке в Лаосе, брали воду из реки, кипятили ееи пили – это просто ужас. Потому что даже активированного угля с собой не было. У меня аптечки не было вообще, я что-то брал изначально, но уже в Китае никаких лекарств и пластырей не осталось. 

И за все это время я заболел только один раз, но это было очень жестко. В Гонконге я 10 дней болел какой-то лихорадкой и совершенно не понимал, что со мной происходит. У меня был рейс из Индонезии в Гонконг, а оттуда – в США. Я специально сделал такую стыковку, чтобы побыть 2 недели в Гонконге и там заработать денег. Но все эти 2 недели я провалялся в палатке с жуткой лихорадкой и с температурой 41 в первые дни. У меня не было страховки, медицинскую помощь мне вообще никто не оказывал. Знакомы бродяг в Гонконге тоже не оказалось. У меня даже связи не было, потому что не было сим-кары. Я первые дни болезни вообще не помню – помню, что валяюсь в палатке, смотрю на небо и думаю, как обидно столько пройти – и уже с билетом в США в кармане сдохнуть в этой палатке. И я до сих пор не знаю, что это было, хотя многие говорят, что это была лихорадка Денге. Но тот момент был очень тяжелым – один, без денег, без связи. Реально страшно.

– А были еще какие-то жесткие ситуации? Когда ты подумал: все надоело, страшно, надо уже валить домой.

– Таких ситуаций было много. Когда на улице ночевал в США и Южной Америке, плюс все надоело, голодный, холодный. Но ты понимаешь, что все равно это вынесешь, потому что владеешь своим телом и головой. Самое ужасное, конечно, это болезнь. А остальные ситуации хоть и вызывали дискомфорт, но пережить их можно.

К примеру, был конфликт в Лос-Анджелесе в самом неблагополучном районе Skid Row, где тусуется много крековых наркоманов. Когда я работал грузчиком, мне рассказали об этом районе пацаны с работы, но предупредили, чтобы я туда не ходил и вообще не додумался там что-то фоткать. Но я подумал, что люди всегда все преувеличивают и решил все равно сходить. Это реально оказалось такое место, где находиться очень страшно. Как только я достал там телефон, чтобы снять сторис – мне уже чувак с соседней улицы начал орать, мол, что ты меня снимаешь, я тебя сейчас пристрелю. И он бодро ломанулся ко мне, а я очень бодро начал оттуда уносить ноги и бежал так несколько кварталов. 

«Я первые дни болезни вообще не помню – помню, что валяюсь в палатке, смотрю на небо и думаю, как обидно столько пройти – и уже с билетом в США в кармане сдохнуть в этой палатке»

 

 

 

 

– Назови топ-3 мест за всю кругосветку, которые тебя реально поразили. 

– Атлантический океан, вулкан Котопакси в Эквадоре и Улувату в Индонезии.

– И троечку мест, которые абсолютно разочаровали.

– Я гораздо большего ожидал от Route 66 в США. Она очень сильно потеряла свою аутентичность – там стерлось все. Еще может лет 30 назад там можно было найти все эти забегаловки по пути, бензоколонки, но сейчас практически ничего этого нет, местами ехать было даже скучновато. Сейчас я бы уже задумался, тащиться ли за эти 4 000 километров.

Второе место разочарования – Мачу-Пикчу. Я предполагал, что это туристическое место, но оно настолько туристической, что там уже не осталось ничего настоящего: ни Перу, ни индейцев. Это абсолютный бездушный Диснейленд.

Ну и многие места в Таиланде. Таиланд – это огромный аттракцион, хотя там, конечно, можно отыскать еще какие-то настоящие локации, но это будет непросто. Лучше уже поехать в соседние Камбоджу и Лаос, если хочется прочувствовать Азию. 

– Сформулируй 5 правил путешествий для новичков. 

– Не читать никаких гайдов – дорога твой гайд.

Не посещать города-музеи и популярные места – это не дает представления о жизни страны в целом.

Купить хорошую трекинговую обувь – это, пожалуй, самое главное.

Брось курить – забираться куда-то с грязными легкими будет очень сложно.

Не слушай советы тревел-блогеров – у тебя впереди твой путь. Будь просто чертовым Марко Поло. 

 

 

 


Как в дороге найти друзей, любовь и себя

– Получается ты на протяжении всего путешествия был один?

– Чаще всего да. Но периодически я встречал интересных ребят, с которыми мы проходили вместе какие-то отрезки пути. Был один супер-эпичный француз, которого я встретил в пустыне Невада. Я ехал в Лас-Вегас, а этот чувак стоял стопил на жаре 42 градуса. Мы его подобрали и потом вместе с ним тусили какое-то время. Из Беларуси тоже была интересная семейная пара, с ними мы вместе были на Алтае, Байкале, потом пересеклись в Китае – ночевали на Великой китайской стене. С ними же мы в Лаосе строили плот, потому что как раз у них и был опыт каякинга.

 

«Ты выглядишь стремно, пахнешь не очень, денег нет – шансов кому-то понравиться практически нет»

 

– Ты упоминал, что влюбился в девушку из Венесуэлы. А были еще какие-нибудь любовные истории? 

– Вот эта история была самой сильной и мощной для меня, потому что я никогда не представлял, что можно встретить человека с другого континента, не знать даже языка – и что вдруг возникнет такая химия. Просто идешь по парку с ней за руку, вы знакомы три часа, ты практически не понимаешь, что она говорит, и все эти пантомимы, Google-переводчик – все это настолько прикольно, я даже не думал, что так может быть. Я в путешествии об этих простых вещах уже начал забывать. 

А так больше ничего такого не было за эти 1,5 года. Дорога – это кардинально другой образ жизни. Ты выглядишь стремно, пахнешь не очень, денег нет – шансов кому-то понравиться практически нет. Хотя многие писали: давай я приеду к тебе, но когда я вкратце обрисовывал свои будни – никто не приезжал. Все ведь не так романтично, как на фотках. Бывает нечего есть, или идешь целый день, или стопишь на жаре, или спишь на улице. Желание так путешествовать у всех сразу пропадало. 

– Как вообще на тебя повлияла эта поездка? Ты избавился от каких-то личных стереотипов?

– Я не могу сказать, что я полностью от них избавился или сам как-то кардинально изменился. Я наоборот – скорее вернулся к тому, кто я есть на самом деле. К тому 14-летнему пацану внутри себя, которого потерял за эти годы. И понял, что мне абсолютно комфортно жить так, как я хочу и заниматься тем, что я хочу. Сейчас у меня нет страха, что я мало зарабатываю или у меня нет семьи – я знаю, что в силах сделать все, что я хочу. Мне от этого очень комфортно. 

 

 

 

 

«Я захожу в Instagram и понимаю, что все, что я там увижу или прочитаю – я уже видел и читал»

«Тревел-блогинг умер, но перед этим превратился в целую поп-культуру» 

– У тебя больше всего подписчиков в Instagram?

– Да, на первом месте Instagram (17 тысяч), потом группа в VK (около 3 тысяч), потом Youtube (почти тысяча). 

– В какой момент путешествия ты подумал: ну все – у меня поперло?

– Когда я работал в США на шхуне и прошел по Атлантике, мне Дима Иуанов написал, что вот это – уникальная история. Потому что, в принципе, все что было до плавания в океане, очень повторяло путешествия многих ребят. А на древней шхуне по Атлантике никто еще не плавал. Когда он мне это написал, было очень приятно. 

На тот момент подписчиков в Instagram у меня было уже тысяч 15. Когда я выходил из дома, их было около 500. Это все разрасталось как-то само собой. Я просто стал больше уделять внимания текстам, и люди начали репостить, рассказывать обо мне друг другу. 

– Но ты сам как-то промоутил себя? У тебя ведь брали интервью еще в самом начале путешествия.

– Я сам лично списывался только с Mishka.Travel, где потом вышло интервью со мной. Ну и на 34travel в самом начале сам написал, потому что там всегда было все самое актуальное. Все остальные комментарии брали какие-то друзья знакомых, и это были не очень известные ресурсы. К примеру, когда я работал на пасеке в Башкирии, к нам просто приехали местные журналисты, которые заинтересовались моей историей и сделали более широкий лонгрид по теме путешествия. 

– Получается, что и путешественников очень много, и в том же Instagram есть очень серьезная конкуренция среди таких тревел-блогеров. Как блогерам выдерживать конкуренцию? И как мне, как обывателю, понять – за кем следить?

Тревел-блогинг умер. Я захожу в Instagram и понимаю, что все, что я там увижу или прочитаю – я уже видел и читал. А глядя на те блоги, которые развиваются сейчас, я понимаю, что слишком замысловатым и умным быть не надо. Никому там не нужен и излишний перфекционизм. Сложный текст никто не будет воспринимать.

Думаю есть мало экспертов, которые вообще могли бы ответить на вопрос, как сейчас конкурировать в Instagram. Да, нужно балансировать между красивой картинкой и текстом, но точного рецепта нет. 

Плюс, я лично не собираюсь монетизировать свой блог в Instagram. Поэтому я и не задаюсь особо вопросом, как мне тут с другими блогерами конкурировать. 

– То есть кроме того, что собираешься издать книгу, ты свое путешествие пока никак не монетизировал?

– Нет, не монетизировал. Конечно, когда выйдет книга, я буду заниматься ее промоушеном. Плюс в голове у меня есть еще проект, связанный с документальным кино. Но сейчас пока я все еще испытываю такой пост-депрессивный синдром после возвращения. Не могу сказать, буду ли я развивать свой блог дальше. Когда выйдет книга, я, конечно, хочу делиться с людьми своими мыслями. Но становиться каким-то медиа-рупором с миллионом подписчиков я не собираюсь. И не смогу, наверное, – для этого нужно иметь более легкое попсовое настроение. Или разыгрывать «гелики».

 

 

 

– А планируешь еще путешествовать? Или уже хочется вернуться в свою нормальную жизнь?

– В нормальное русло возвращаться не хочу, планирую путешествовать. Хочу еще  летом снять небольшое короткометражное кино про энсьерро в Испании. Это когда люди массово бегут от быков, у Хемингуэя есть книга «Фиеста», посвященная этому событию.

– Значит все-таки подписчики еще пригодятся? Распускать их пока рано?

– Да! Наверное так и есть.

– Ты считаешь себя успешным путешественником? И кто он вообще – успешный путешественник? Тот, кто поездил и еще и бабла срубил?

– Я думаю, успешный путешественник – это тот, кто на такой вопрос может ответить: «да, я успешный путешественник». Ведь успех – штука очень эфемерная. Вот у меня в начале путешествия были какие-то вопросы к себе – я на них ответил и стал счастливее. А еще я создал продукт (книгу), который мотивирует людей дальше жить. Стал немного популярным? Да. Но успех ли это? Я сам лично не могу сказать точно – я успешный путешественник. Я бы сказал, что я удачливый путешественник. И ночь на Китайской стене, и три страны на мотоцикле, и плот в Лаосе, и работа на шхуне, и подъемы на вулканы, и любовь в Аргентине – все эти случаи, которые со мной произошли – могли и не произойти. Все это большая удача. 

– Как думаешь, почему людям так интересно следить за путешественниками и тревел-блогерами?

– Путешественники – это новые рок-звезды. Тревел-блогинг умер, но перед этим превратился в целую поп-культуру. 

 

 

 

30 марта в Минске пройдет новый 34travel Day. Приходи на наш лекторий о путешествиях, чтобы услышать истории Кирилла Смородина и других крутых спикеров лично.

 

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше