На авто по Намибии

Катя Привалович – путешественница и авторка канала BarcelonaLive – совершила внушительный трип по Намибии и теперь рассказывает про свою любимую страну для поездок. Окаменелые стволы гигантских доисторических деревьев, красные дюны и белоснежные плато, слоны, переходящие дорогу и морские котики на берегу Атлантики, Берег Скелетов и каньон древней реки – Намибия полна природных чудес.

 

 

В 2017 году я переехала в Танзанию, жить и работать на склонах Килиманджаро – экзотика, обезьяны, которые забираются в офис, если не закрыть окно, виды на самую впечатляющую гору на свете и любой перелет за баснословные деньги. Приближался отпуск и, раз уж я жила в Африке, казалось логичным исследовать континент. Тем более, кроме северной Африки и Кении с Танзанией я нигде и не была. Как обычно бывает в таких ситуациях, кто-то восторженно рассказал про Намибию, я увидела пару фотоотчетов, решила почитать подробнее и поняла, что ни в какую другую страну я лететь не хочу и мне обязательно туда надо. Забегая вперед — Намибия не только оправдала все ожидания, но и с лихвой их перекрыла.

Про Намибию мало знают и пишут – неудивительно, что сюда очень мало приезжают. А зря. Путешествовать в Намибии – это как путешествовать в безвременье. Все, что ты увидишь, было здесь задолго до тебя и останется неизменным еще тысячелетия.

 

«Все, что ты увидишь, было здесь задолго до тебя и останется неизменным еще тысячелетия»

 

 

 

Перелеты, визы и обмен валют

Лететь долго, дорого и муторно. Столица Виндхук — почти заколдованное место. Совсем неважно, где будет твоя начальная точка. Мы с мужем добирались из Дар-эс-Салама в Танзании: 18 часов, 2 пересадки в Аддис-Абебе и Йоханнесбурге. Наши друзья летели из Москвы: 22 часа с пересадкой в Дохе и том же Йоханнесбурге. Именно в южноафриканском аэропорту мы встретились с друзьями, с которыми не виделись добрых полгода – с тех пор, как мы отправились в новую африканскую жизнь. С визой все было чрезвычайно просто – для граждан России ее ставят на границе. Мы пересекали ее дважды: в столице, в главном международном аэропорту, и при заезде из Ботсваны. Оба раза спросили только о предполагаемых сроках поездки.

Отправной точкой нашего путешествия был Виндхук. В столице Намибии есть торговые центры, никто не кричит «мзунга» (это африканский вариант гринго или фаранга, белый человек), водители более или менее соблюдают дорожные правила. Здесь мало пешеходов и заборы с колючей проволокой под электричеством. Здесь мы закупились продуктами и поменяли деньги. В стране принимается местная валюта, намибийский доллар NAD, и южноафриканский ранд. Поменять деньги за пределами столицы — это нетривиальная задача. В следующий раз мы оказались в месте, где были и обменники, и супермаркеты, только через неделю, в Свакопмунде. Кроме денег и продуктов, хорошо бы всегда иметь с собой запасную канистру бензина и заправляться, как только появляется возможность. 300 км до ближайшей заправки, кафе или кемпа — обычное дело.

 

 

Транспорт, маршрут и еда

Вместо плана и бронирований у нас были точки на карте, полноприводной друг Toyota Hulux с двумя палатками на крыше, оборудование для кемпинга, два запасных колеса и дух авантюризма.

 

«Вместо плана и бронирований у нас были точки на карте, два запасных колеса и дух авантюризма»

 

Найти компанию для аренды машины несложно. С полным приводом можно увидеть больше, забраться дальше и не переживать каждый раз, когда будешь съезжать с основных дорог. Важно проверить запасные колеса! В начале поездки, после встречи с 12 сантиметровым гвоздем, мы нарекли нашего четырехколесного друга Гвоздодером. За всю поездку мы пробили три колеса, разок познакомились с местным автосервисом и застряли в песках — судя по отчетам, это практически неизбежный пункт программы.

За две недели мы сделали большой круг по стране — от столицы на север в Этошу, далее на запад к Берегу Скелетов и Свакопмунду на побережье Атлантики. Оттуда на юго-восток, через Соссусфлей, почти до границы с ЮАР в каньон Фиш-Ривер. Там повернули на север, к Виндхуку, через Бруккарос. Всего Гвоздодер провел с нами 4500 километров, но при этом мы посмотрели далеко не все из задуманного. Время в стране двух великих пустынь — Намиб и Калахари — течет по-особому. Торопиться не хотелось.

Намибия – это страна для автотрипов. На общественном транспорте много куда не добраться, а дороги и кемпинги в Намибии очень уж хороши. Каждое место в кемпе оборудовано водной колонкой, электричеством, местом для готовки, в лагере ухоженные души и туалеты. В стране есть две основные дороги, которые пересекаются в столице, – B1 (север-юг) и B2/B6 (запад-восток). Асфальтированные дороги заканчиваются быстро, так что большую часть времени мы провели на гравийке. Этого не стоит пугаться: это очень хорошо сделанные гравийки, где легко можно ехать за 100. Водить в Намибии – одно удовольствие. Трафика нет, в самых популярных районах, в центре страны, в день мы встречали десять машин, ближе к югу и дальше от цивилизации – не больше пяти. Страна тридцать лет была немецкой колонией в конце XIX и начале XX веков. Немецкие названия и немецкое влияние отчасти чувствуется до сих пор.

Что касается еды, то всю поездку нам было умопомрачительно вкусно. Намибия семьдесят лет была под управлением Южной Африки и переняла культуру braai, добавив богатства Атлантического океана. Браай – это про мясо. Это как барбекю, но лучше. Это способ приготовления, социализация и традиции. Кроме культуры мяса, в Намибии есть суровый океан и морская кухня – это означает огромные устрицы и морепродукты за вменяемые деньги. На протяжении всего автопутешествия в каждом кемпе было место для браай. Мы готовили мясо и распивали бутылочку южноафриканского пинотажа. 

 

 

 

Картам верить нельзя

Именно так мы оказались в заброшенном кемпе на горе Бруккарос. Посреди африканского буша стояли престраннейшего вида ворота. Ближайшая цивилизация в двухстах километрах, ночь, полная луна. Проехав ворота, которые мы впоследствии иначе как вратами ада и не называли, мы стали искать обещанный гуглом community-managed кемп. Дорога вела к нижнему кемпу. Он оказался заброшен. Место выглядело жутковато. Гугл же уверенно рисовал дорогу и дальше, к верхнему кемпу всего в трех километрах. На самом деле дорога состояла из больших и очень больших ям, и мы, проехав метров 500, не рискнули соваться дальше. Лучше уж жуткое место, чем в темноте с проколотыми колесами посреди дороги. Мы решили, что ночные переезды по Калахари опаснее нашего воображения. Тем не менее, оставаться на горе с такими воротами было немного тревожно. Мы пили вино, громко смеялись и вглядывались в темноту чаще обычного.

С утра Бруккарос и кемп выглядели беззаботно. Обрадовавшись, мы решили сделать хайк к кромке кратера, возвышавшейся над плато на 600 метров. Даже по меркам Намибии, это очень непопулярное место у туристов: тропинки наверх есть, но их очень легко потерять или свернуть не туда. На самом верху есть развалины немецкой обсерватории и отличные виды. 

В защиту гугла, врет с картами не только он. Мы пользовались Garmin, они иногда тормозили, и понять, где мы, было невозможно, а офлайновые maps.me ошибались. Особенно недружелюбной к картам оказалась Южная Намибия. Однажды мы случайно доехали аж до самой Оранжевой реки — сразу за которой начинается ЮАР. Незапланированный крюк, но дорога D276, которая идет параллельно границе, оказалась одной из самых красивых во всем путешествии. На ней нас оставили пограничники, осмотрели машину и заставили выкинуть коллекцию камешков и окаменелостей, которую наш друг набрал для сына. Негоже разбазаривать природные богатства страны!

 

 

 

Путешествовать без плана

В Намибии и без плана хорошо. В год страну посещает 1,5 миллиона человек, из которых туристов из неафриканских стран меньше 300 тысяч. Для сравнения, самое популярное туристическое направление 2019 года, Испанию, посетили 90 миллионов путешественников.

В Намибии нет туристического ажиотажа, но есть природа и ландшафты, которые были такими же за миллионы лет до тебя и такими же и останутся. Легко потерять ощущение времени и остаться наедине с собой и вселенной. Все меняется, мир с каждым годом ускоряется, глобализация поглощает аутентичность, а окаменелые стволы гигантских доисторических деревьев в Petrified Forest нисколько не изменились за последние 200 миллионов лет. Их принесло в то место, которые мы сейчас называем Дамарлендом, когда еще существовала Гондвана, древний суперконтинент. То, что мы встретили в Намибии — это вечность, заключенная в привычную для глаза форму.

Великие реки и суперконтиненты – это все истории прошлого. Сегодня на территории страны нет ни одной полноводной круглый год реки. Русла иногда наполняются дождями, но не каждый год и не везде. У сухого русла на одном из местных языков даже есть специальное слово: ошана. Когда-то река была и на месте главной туристической аттракции Намибии и самого фотографируемого места в Африке к югу от Сахары — Соссусфлей. Место называют неземным, фантастическим, похожим на картины Дали. Правда в том, что что бы ты ни читал(-а) и ни видел(-а) на фото, при личной встрече ты все равно будешь ошарашен(-а). 

От стоянки для автомобилей, мимо высоченных дюн идет дорога прямо к огромному белоснежному глиняному плато с остовами деревьев, который росли здесь тысячи лет назад. Древние акации уже давным-давно мертвы, но до сих пор продолжают чернеть на фоне красных трехсотметровых дюн. Древний Намиб – это чрезвычайно сухое место и время здесь течет по своим законам. За 800 лет почти ничего не изменилось.

 

 

Хотя план и не нужен, я, конечно, прочитала все отчеты о Намибии, которые нашла. Момент подготовки к путешествиям я люблю не меньше, чем сами поездки. Каждое утро мы намечали себе расстояние и места, которые хотим увидеть, и искали на картах подходящий кемп. Можно останавливаться и в лоджах, но есть что-то привлекательное в том, чтобы развести костер перед сном и пожарить себе еду. 

Есть только две популярных точки, где стоит позаботиться о проживании заранее: национальные парки Этоша и Соссусфлей. В стране, где часы работы привязаны к солнцу, национальные парки закрываются сразу после заката. И если ты хочешь поймать лучшее время, рассвет и закат, то нужно на ночь остаться в парке.Хотя наша поездка была в октябре, уже в июле в кемпе Соссусфлей не было свободных мест. Мы решили все равно попробовать приехать без брони и договориться на месте. Удивительно, но это сработало. Нам досталось последнее место где-то на самой окраине кемпинга. Но самое главное, что мы были внутри парка – а значит, в 5:30 утра, когда открылись внутренние ворота, мы отправились покорять дюны. Те, кому повезло меньше, въезжают в парк через внешние ворота только час спустя.

Кстати говоря, бронирование тут происходит все еще по старинке. Ты пишешь письма, тебе отвечают, присылают форму для оплаты. Букинг важнейшие кемпы в национальных парках и in the middle of nowhere не покажет.

 

 

 

Дикая природа на расстоянии вытянутой руки

От Виндхука мы поехали на север к частному ранчо, где можно отправиться на гейм-драйв на открытых машинах, а носороги будут так близко, что одного можно будет потрогать (можно, но боязно). Дальше мы двинулись на север, к Этоше — одному из старейших национальных парков мира. Природа и ландшафт тут не самые впечатляющие, в основном, низкорослая саванна. То там, то тут располагаются созданные людьми или природой водоемы (waterholes). В сухой сезон все животные стягиваются к водопоям, и не нужно обладать большой сафари-удачей, чтобы повстречать семью слонов или антилоп куду с импалой. Даже в семи минутах ходьбы от нашего кемпа был свой waterhole, и вечером мы, затаив дыхание, следили за тремя носорогами, совершающими вечерний моцион.

Мы заехали в восточные ворота парка после четырех, и у нас было только пару часов, чтобы добраться до нашего кемпа в самом центре. Мы не очень хорошо рассчитали время и не особо торопились — то слоны переходят дорогу, то страусы. Встретили закат на огромном соляном плато, которое занимает одну пятую всей территории парка, заехали на несколько водопоев. Солнце село, и, доехав до кемпа, мы уперлись в закрытые ворота. Сторожа нам все-таки открыли, поругали нас и выдали предписание зайти с утра к коменданту. В итоге выписали штраф в $ 147, оплатить который нужно было в ближайшем полицейском участке – а он, как часто бывает в Намибии, находился в паре сотен километров. Оплачивая штраф, мы шутили, что хотя бы посмотрели на ночных зебр и антилоп (глаза у них в свете фар ярко-красные и все стадо похоже на антилоп-зомби) и испугали выбежавшего на дорогу слоненка.

 

«Мы не особо торопились – то слоны переходят дорогу, то страусы»

 

 

 

Дамараленд и Атлантика

Следующий кемп был совсем в глуши Дамараленда, если можно так сказать про страну, где на 500 км встречаешь 5 машин. Хозяева – калифорнийцы из Аляски – живут в Наме более 20 лет и проводят мини-экскурсию на метеорологическую станцию, которая собирает данные для NASA.

Дамараленд граничит с Берегом Скелетов, регионом и одноименным национальным парком. Свое название он получил из-за непредсказуемого в этом месте Атлантического океана. Побережье славится сильными штормами и туманами, после которых на берегу остаются скелеты китов и кораблей. Остаться на пару дней в национальной парке мы, к сожалению, не успевали. Поэтому знакомство с регионом ограничили поездкой на Cape Cross Seal Reserve, самое большое в мире лежбище морских котиков, и Свакопмундом.

Сто тысяч морских котиков в одном месте очень сильно пахнут и очень много едят. Все морские котики побережья за год съедают миллион тонн рыбы и прочей морской живности. Это на 300 000 тонн больше, чем вылавливается рыбной промышленностью Намибии и Южной Африки вместе взятыми! Когда немного привыкаешь к запаху, можно вдоволь насладиться их жизнью и сделать пятьсот фотографий с умилительными мордами.

 

«Сто тысяч морских котиков в одном месте очень сильно пахнут и очень много едят»

 

До Свакопа 120 км очень прямых дорог через соляные озера. Попадая в город, неожиданно оказываешься в прошлом – на морском курорте с немецкой архитектурой. Сейчас город – одно из главных направлений выходного дня для жителей столицы. У города есть особый дух и атмосфера, в отличие от соседнего Уолфиш-бея. Свакопмунд был основан немецкими переселенцами в XIX веке, а сегодня это центр не только соляной промышленности и производства, но и туризма. Из популярных развлечений – морские круизы, рыбалка или поездка в пустыню Намиб-Науклуфт. 

Мы отправились в пустынию. Тур включал захватывающие поездки по дюнам, истории от гида и ужин. Селф-драйв в парке категорически запрещен, а любителей нарушать правила национальных парков правительство хорошо пресекает рублем (точнее, намибийским долларом). Как обычно, виды лучше любых фотографий — трехсотметровые дюны спускаются прямо в воды Атлантики. Интересно, что еще в 80-х годах дюн тут не было. Намиб понемногу наступает на океан, а в других местах океан отвоевывает себе пространство. Тур включал и Sandwich harbor, который в еще в XIX веке был судоходной и рыболовной бухтой. Сейчас обмелевший залив — место обитания шести видов фламинго. Главный порт страны переместился в Уолфиш.

В Свакопмунде, на экваторе нашей поездки, мы единственный раз за все время ночевали не в палатках, а в арендованном доме. В городе есть магазины, обменники и, что нас особо обрадовало, возможность постирать свои вещи. Этоша, Свакопмунд и Соссусфлей — главная туристическая триада Намибии. Да, путешественников здесь больше, чем в других регионах, но с безумием европейских или азиатских туристических центров это несравнимо. 

 

 

 

Геологическое чудо

Кроме уже упомянутого Бруккароса, интересно доехать на самый юг, в Карас к каньону реки Фиш. Это меньший брат Гранд-каньона в США. Фиш-Ривер за год посещает всего 50 000 человек (из них 30 000 европейцев), а Гранд-каньон – в сто раз больше, 5 000 000 туристов в год. Каньоны и вправду удивительно похожи. Дух захватывает от обоих, но опыт посещения очень уж разный. В Аризоне ты будешь толкаться на площадках и автобусах между смотровыми площадками и отбиваться от бесконечных туристических предложений – сувениров, плохих кафе, платных опций. В Намибии мы были в одиночестве. Только мы и геологическое чудо возрастом 650 миллионов лет, глубиной 550 метров, шириной 27 км и длиной 160 км. Смотровых площадок несколько, чтобы добраться до них, нужно всего лишь пройти минут десять вдоль обрыва. На самом деле каньонов два, верхний и нижний — один вложен в другой, как матрешка.

Ночевку рядом с каньоном можно провести в Аи-Аис — намибийских Карловых Варах, в кемпе у водных курортов. От Аи-Аис до обзорных площадок – 70 км или 5 дней хайкинга по дну каньона. Хайкинг разрешен только с группой не меньше трех человек и только местной зимой, с апреля по сентябрь. В конце октября были запрещены даже однодневные спуски — слишком опасно. На 85-километровый хайкинг нужно получать специальное разрешение и делать бронирование. В каньоне нет источников воды, оборудованных площадок, где можно разбить лагерь, сотовой связи, а также легких способов из каньона выбраться. Существует только два эвакуационных выхода на 14 и 30 километрах пути. 

Если бы мне нужно было назвать одну причину, чтобы вернуться в Намибию — это был бы экстремальный хайкинг в Фиш-Ривер.

 

Фото:  Николай Кустов, unsplash.com

Тэги: Намибия
hand with heart

Поддержи редакцию 34travel!

Если наши гайды когда-то помогали тебе путешествовать, если ты хочешь пользоваться нашими путеводителями в будущем, будем благодарны за support в эти сложные времена!

Как поддержать?

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше