Что такое открытое море?

Если посмотреть на старые карты, можно увидеть, что раньше моря и океаны были поделены между странами и кому-то принадлежали. Державы, которые первыми начали осваивать океан, присваивали себе его части: например, морские просторы долгое время делили между собой Испания и Португалия, и ходить кораблям других стран там было нельзя. Сейчас же это не так: существует понятие открытого моря. Рассказываем, что это такое и как его реализовывают в современном мире. 


При подготовке материала использовалась лекция Европейского колледжа Liberal Arts в Беларуси «Обитаемые пространства: как люди будут делить землю, океан и космос»

 

Что такое «открытое море» и какие принципы лежат в основе этого понятия?

Впервые определение встречается в названии трактата Mare Liberum нидерландского юриста и одного из основоположников международного права Гуго Гроция в 1906 году. Это выражение мы используем и сейчас. В трактате Гроций отстаивал свободу передвижения по морям: это было экономически выгодно Нидерландской империи. Он считал, что все государства имеют право естественным образом торговать друг с другом, используя морские пути. И поэтому воды морей и океанов не могут принадлежать никому. 

 


Как используется понятие открытого моря сейчас?

Используемая на данный момент Конвенция ООН по морскому праву (принятая в 1982 году) во многом основывается на положениях и идеях Гуго Гроция. Вот основные пункты:

   Свобода судоходства. В океане может плавать любое судно любого государства, но ходить оно должно под флагом этого государства.

   Свобода полетов над мировым океаном. Сюда не входит воздушная зона над территориальными водами.

   Свобода прокладывания подводных трубопроводов и кабелей, что особенно важно сейчас, когда большая часть систем связи и телевидения доступна всему миру благодаря трансатлантическим подводным кабелям.

   Свобода возводить искусственные острова и другие сооружения, предусмотренные международным правом.

   Свобода рыболовства и морского промысла.

   Свобода научных исследований.

В отличие от «ничейных» земель, мировой океан принадлежит сразу всем, и присваивать его не может никто. Здесь можно провести аналогию с парковкой у торгового центра: если есть свободное место, ты можешь припарковаться, но если ты уедешь – на твое место встанет кто-то другой. 

 


А странам, у которых нет выхода к морю, есть от этого какая-то польза?

Благами океана пользуются все, в том числе и внутриконтинентальные страны (например, Беларусь). Страна, не имеющая выхода к морю, может купить морские суда и перевозить на них грузы или вести другую деятельность. Здесь тоже есть свои правила: например, у любого судна на море есть флаг и этот флаг определяет применимое к судну право. Если какое-то преступление будет совершено на корабле, который ходит под флагом Беларуси, расследовать его и судить виновных будут по законам Беларуси.

 

 


А где заканчиваются территориальные воды и начинается открытое море?

Итак, государство контролирует только то, что находится рядом с его береговой линией, и суда, которые ходят под его флагом. Остальное море и океан – это общие воды, ими могут пользоваться все, но с некоторыми ограничениями. Более наглядно систему вод можно описать так:

   Есть исходная линия, от которой измеряется территориальное море. Это линия отлива вдоль побережья или ближайшая к берегу отметка отлива.

   Внутренние воды – это реки, озера и воды архипелагов. Над ними государство имеет полный суверенитет: даже мирный проход невозможен без разрешения.

   Территориальные воды простираются на 12 морских миль от исходной линии. Они считаются суверенной территорией государства, хотя иностранным судам разрешается мирный проход через эти воды или транзитный проезд в случае проливов. Этот суверенитет также распространяется на воздушное пространство и морское дно.

   Прилежащая зона включает 24 морские мили от исходной линии. Ее государство контролирует, чтобы не было нарушений его таможенных, налоговых, иммиграционных или санитарных законов.

   Исключительная экономическая зона – это целых 200 морских миль вплоть до открытого моря. Здесь государство контролирует все экономические ресурсы, включая рыболовство, добычу полезных ископаемых и разведку нефти.

   Континентальный шельф тоже тянется 200 морских миль. Страна-владелец имеет право использовать природные ресурсы морского дна, однако другие государства могут прокладывать кабели и трубопроводы, спросив разрешения.

   Суверенитет воздушного пространства распространяется над зоной территориальных вод, то есть на 12 морских миль, и вверх на 21 километр. Такую цифру взяли не просто так – это верхняя граница, в пределах которой способны летать самолеты.

 


С открытым морем связаны какие-то проблемы?

На практике такая удобная и простая система открытого моря создает проблему, которую называют «трагедией общих ресурсов». Выглядит проблема так: есть общий ресурс, который приносит выгоду. Он истощается от пользования, но восстановлением ресурса и контролем за его эксплуатацией не занимается никто. В итоге каждый участник старается использовать благо по максимуму – не думая об истощении и других участниках процесса. Как результат, ресурс обедняется настолько, что им не может воспользоваться уже никто. 

Для решения этой проблемы нужен контролирующий орган, который регламентирует эксплуатацию общего ресурса и не дает никому злоупотреблять благом. Все государства имеют право рыбачить и все понимают, что, если перестараются, рыба может просто вымереть. Но каждый думает: а почему мы первые должны самоограничиваться и уменьшать объем выловленной рыбы? Пусть это сделает другое государство. Во многом пока что эта трагедия общего исчерпаемого ресурса смягчается тем, что государства понимают риски и умеют устанавливать правила, которые регулируют, в том числе, и объем вылова рыбы. Долгое время океан был фактически огромной свалкой, но государства это осознали и разработали целый ряд договоров, которые ограничивают или запрещают определенные виды деятельности и сбросы веществ.

 


Что такое «государства удобного флага»?

Как раз вопрос экологической защиты привел к тому, что сейчас мировое сообщество начало обращать пристальное внимание на так называемые «государства удобного флага». Судно под удобным флагом − это судно, которое несет флаг не той страны, которая является истинным владельцем судна. Таким образом, среди крупнейших мировых флотов оказались флоты таких государств как Панама, Либерия и Маршалловы острова – маленьких стран, которые пытаются заработать на торговле суверенитетом. Например, более 30% мирового торгового флота находится под юрисдикцией Панамы.

 


В чем проблема с «государствами удобного флага»?

Статья 91 Конвенции ООН по морскому праву гласит, что каждое государство самостоятельно устанавливает условия и права предоставления своего флага судам. Соответсвенно, маленькие небогатые страны создают выгодные для себя условия. Низкая плата за регистрацию, низкие налоги или их полное отсутствие, возможность использования дешевой рабочей силы − все эти факторы склоняют судовладельца к принятию решения зарегистрироваться в стране удобного флага. После регистрации судна под удобным флагом многие судовладельцы набирают самую дешевую рабочую силу, которую они могут найти, выплачивают минимальную заработную плату и сокращают издержки путем использования самых низких стандартов условий труда и жизни экипажа на борту.

Все это сказывается на общей безопасности грузоперевозок и, конечно, на состоянии окружающей среды. Пример – экологическая катастрофа, которая произошла, когда затонула платформа и случился огромный разлив нефти. Эта платформа была зарегистрирована на Маршалловых островах, которые понятия не имели о случившемся и никак платформу не контролировали. Возник вопрос, кто будет отвечать за случившееся. После этого государства стали более внимательно следить за тем, под чьим флагом ходит судно, появились портовые инспекции. Все серьезные порты сегодня проверяют общие условия на судне, трудовые условия экипажа и другие важные нюансы.

 

 


Как еще государства используют мировой океан?

Поскольку технологии наконец позволяют нам реализовывать крупномасштабные строительные проекты, помимо стандартных способов использования мирового океана распространена практика наращивания государственной территории. Яркий пример – Нидерланды. Более половины территории страны нарастили в результате использования дамб, которые отодвигали море и обнажали дно, так что его можно было заселить. Теперь среди полей тюльпанов и долин с мельницами можно увидеть знак, что территория располагается, например, на 10 метров ниже уровня моря. Если вдруг дамбы прорвет или океан поднимется в результате глобального изменения климата, половину территории Нидерландов затопит.

Япония вместо достраивания суши выходит в открытое море, активно используя понтоны. В Японии есть даже целый аэропорт, который построен на большом острове. Территории, полученные таким способом, с юридической точки зрения рассматривается как корабли, а не как земля, принадлежащая государству. И в случае Японии там действует право этой страны только потому, что сооружение построено Японией.

 


А что насчет морского дна?

Район морского дна также принадлежит сразу всем и его можно эксплуатировать. А еще на морском дне есть очень ценные редкоземельные металлы. Конечно, даже сейчас их добыча – дело сложное, так как на большой глубине давление огромно, и защита нужна еще внушительней, чем на космической станции. И поэтому на дне Марианской впадины побывало значительно меньше людей, чем на Луне.

Но бизнес-проекты мало что способно остановить, поэтому начало коммерческой разработки морского дна анонсируют уже на 2025 год. Экологи высказывают опасения: все это очень малоизученные экосистемы, и то, как на них повлияет крупномасштабная добыча нефти, предсказать невозможно. В Конвенции по морскому праву должны были обозначить режим использования морского дна, но некоторые развитые страны, в частности, США, сильно воспротивились такому положению вещей, заявив, что не хотят ограничивать свои прибыльные перспективы. И, к сожалению, в итоге они добились своего. Здесь, конечно, выигрывают развитые и богатые страны, так как они могут позволить себе использование дорогих технологий. Тем не менее, развивающиеся страны тоже подключаются: Индия заявила о своих планах начать глубоководную разработку в 2021 году.

 


Кто-нибудь пытался оспаривать законы открытого моря?

Интересную попытку сломать систему суверенитета и присвоить себе территорию, находящуюся в море, предпринял в 1967 году отставной майор, британец Рой Бейтс. Он поселился на морской платформе Рафс-Тауэр, находящейся в Северном море в десяти километрах от побережья Великобритании, и объявил ее территорию Княжеством Силенд. Дело в том, что до 1987 года платформа фактически располагалась за пределами территориальных вод Великобритании и других государств. Поэтому Силенд и претендует на суверенитет над территорией морской платформы и на территориальные воды вокруг. Физически территория Силенда возникла в ходе Второй мировой войны. В 1942 году ВМС Великобритании соорудили на подступах к побережью серию платформ. Одной из них был Рафс-Тауэр (Roughs Tower). Во время войны на таких платформах размещались зенитные орудия и находился гарнизон из 200 человек. После окончания военных действий большинство башен было разрушено, но Рафс-Тауэр, будучи за пределами британских территориальных вод, осталась нетронутой и никому не нужной.

Майор Бейтс воспользовался юридической лазейкой и на вполне законных основаниях создал государство. К сожалению, Силенд никто не признал и по настоящее время. Но у него есть своя Конституция, министерства, марки, деньги и даже радиостанция. 

 

Фото: Amy Bullock

hand with heart

Поддержи редакцию 34travel!

Если наши гайды когда-то помогали тебе путешествовать, если ты хочешь пользоваться нашими путеводителями в будущем, будем благодарны за support в эти сложные времена!

Как поддержать?

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше