Опыты. Workaway в Провансе

Аня Михович занимается изучением и преподаванием языков. Аня ушла из минского лингвистического университета за год до выпуска из-за несогласия с работой системы бесплатного образования и  вот уже третий год живет и учится в приморском Гданьске. Несмотря на пандемию, летом ей удалось поработать по workaway во Франции: помочь девочке с инвалидностью, а кроме этого – научиться плавать и играть в большой теннис, ходить в горы и наблюдать за цветением лавандовых полей.

 

 

Поиск проекта

В июне, после сдачи экзаменов, у меня изначально не было грандиозных планов куда-то ехать, так как страны существенно ограничили транспортное сообщение между собой, да и вирус бушевал. Но в конце месяца мне пришло письмо о возобновлении рейсов между Польшей и Францией.

Я давно хотела попробовать поехать по программе workaway, и в тот же вечер занялась поиском проекта во Франции, который бы меня привлек. В конце концов я нашла пару – Мишель и Валери,  63 и 55 лет – которая нуждалась в помощнике для их дочки с инвалидностью. Живут они в Провансе, в деревушке Monboucher-sur-Jabron, в огромном доме с собственным бассейном, отдельным гостевым домом и большим фруктовым садом. Написала в тот вечер я только им, и они сразу же откликнулись. 

На следующее утро мы созвонились в Whatsapp по видеосвязи и обсудили детали волонтерства. Мне все очень понравилось, и я была рада, что мне сразу повезло, как только я начала искать, куда поехать. После разговора они сразу же оплатили мне билет из Гданьска до Боллена, хотя эта программа подразумевает оплату дороги самим волонтером – это приятно удивило. До отъезда у меня было два дня на то, чтобы упаковать все свои вещи, договориться у кого и где я могу их оставить и выселиться из съемной квартиры. Спасибо моим друзьям, которые поддержали в этой затее и помогли мне быстро управиться со всеми вопросами до отъезда.

 

Волонтерство

Итак, эта семья, к которой я так спонтанно отправилась, нуждалась в помощи с девочкой с инвалидностью. В основном эта помощь заключалась в том, чтобы встречать ее из института (так называется специализированный центр во Франции, где с такими детьми занимаются специалисты), плавать с ней в бассейне, ходить на прогулки, нарезать фрукты для перекуса, играть с ней, быть с ней в джакузи.

С понедельника по пятницу график был одинаковый, так как именно в эти дни девочку забирали и привозили работники специального института. До 16:00 я была абсолютно свободна. Обычно это время я тратила на чтение, плавание, небольшие вылазки, игру в теннис, поездки на велосипеде.  После я ждала машину, забирала девочку, дальше ее туалетом занимались родители, а потом уже мы все вместе плавали в бассейне. Затем следовала прогулка, игры и перекус. В 18:30 я была свободна, но попозже, в 19:15 еще нужно было идти на полчаса в джакузи. Дальше у нас был ужин всей семьей, и в 20:30 я могла заниматься своими делами. В выходные дни распорядок немного отличался: добавлялась прогулка в 11 утра, и нужно было присматривать за девочкой с 14 до 16 во время сиесты родителей. Каждое воскресенье у нас была совместная поездка с девочкой и семьей по разным средневековым деревушкам поблизости, таким как Grignan, Saou, Puygiron, Vivier, Sain Montan, Dieulefit, Rochmore.  

Условия жизни там, конечно, превзошли мои ожидания. Изначально у меня была своя комната в доме, но после того как я стала часто просыпаться из-за девочки по ночам, мне предложили жить отдельно в гостевом доме, чему я была безмерно рада. Изначально мы обговорили, что я с ними только на июль (после меня планировался приезд волонтерки из Германии), но после первой недели они предложили оставаться так долго, сколько я могу и хочу. По итогу я уехала в конце сентября, так как заканчивалась виза. 

Поначалу вся коммуникация с Мишелем и Валери была только на английском, но потом уже мы переключились на французский в общении на простые бытовые темы. Сама девочка не разговаривала, но прекрасно понимала, когда я что-то хотела донести на французском. С другими волонтерками общались на английском. Семья старалась приглашать двух волонтеров одновременно, и благодаря этому у меня теперь появились друзья в Италии, Швейцарии и Англии. Вместе мы и отдыхали, и занимались девочкой. 

 

 

Сезон цветения лаванды

Я узнала о цветении лаванды из разговора с хостом по телефону. И по приезду оказалось, что попала я в удачное время. Период цветения продолжается с июня по август, но цветы начинают скашивать уже в конце июля специальной техникой. Забавно, но за пару недель до поездки, когда у меня и в мыслях не было рвануть куда-то, я купила в аптеке лавандовое эфирное масло, чтобы капать на подушку, а спустя какое-то время я уже собирала букеты лаванды в полях на юге Франции, чтобы поставить их себе в комнату. 

 

«Запомнился запах, который расходится по местности во время сезона уборки полей лаванды, и громкое жужжание пчел» 

 

В одной из поездок в соседнюю деревушку я даже попробовала лавандовое мороженое. Но больше запомнился запах, который расходится по местности во время сезона уборки полей лаванды, и громкое жужжание пчел. Мы останавливались на машине и просто нюхали воздух около тех мест, где шла уборка. Но нужно быть осторожным: в полях также огромное количество ос.  

 

 

Научиться плавать в каньоне и играть в большой теннис

До этого лета я не особо умела плавать, так как у меня начиналась паника, как только я не могла касаться дна. И в первые пару недель даже при наличии бассейна в саду я не особо стремилась улучшить свои навыки. Но как-то мы выбрались в поездку к каньону Gorge de l'Ardeche. Он состоит из множества ущелий на реке, известен как «европейский Гранд-каньон» и привлекает около миллиона туристов в год. Большая часть каньона находится под защитой. В ущелье примерно две тысячи пещер, в некоторых из них есть рисунки. Люди жили в тех пещерах около 300 000 лет назад. В скалах обитают редкие птицы, и в пункте наблюдения каждый желающий мог взять бинокль у волонтеров и понаблюдать за ними. Гребля на каноэ и каякинг – популярные виды спорта на реке. Мы также планировали посвятить день этому, но из-за жары был довольно низкий уровень воды в некоторых местах. 

Был июль, очень жаркий месяц в том регионе: температура воздуха поднималась до 36-38 градусов. Расположившись на скалах, мы решили поплавать. В каньоне дно реки резко обрывается, и это сразу ввело меня в панику. Смогла я поплавать, только когда кто-то был рядом со мной и держал за руку – настолько я боялась. После купания  у нас был традиционный французский пикник: сначала дыня или арбуз, потом хлеб, купленный по дороге в булочной, сыры, ветчина, виноград и персики, безалкогольное пиво или розе. После пикника мы немного загорали и плавали снова, а по пути обратно останавливались на специальных смотровых площадках, чтобы сделать фотографии каньона. К 4 часам мы должны были быть дома, чтобы встретить Барбару из института. 

После той паники в воде я была решительно настроена научиться более уверенно плавать и перебороть страх глубины. Поначалу я просто просила быть со мной в бассейне и показывать технику. Со временем у меня стало получаться, и я начала плавать, даже когда рядом никого не было. Постепенно паника ушла. В августе мы снова поехали на ту же реку в каньоне Gorge de l'Ardeche, и я смогла самостоятельно переплыть ее несколько раз – это было для меня большим достижением того лета, и я собой очень гордилась.

Мне удалось научиться еще одной вещи, которой я никогда не умела делать – играть в большой теннис. Вторая волонтерка из Швейцарии, которая пробыла со мной месяц, была студенткой медицинского университета в Берне. Андреа занималась теннисом с самого детства и уже к старшей школе начала тренировать детей в своем же клубе. В деревушке, где мы жили, был муниципальный теннисный корт, где обычно занимались дети в их свободный от школы день (во Франции это среда) или местные жители. 

Теннисный корт из-за пандемии не закрывали, и мы решили воспользоваться этой возможностью и начать тренироваться там. Делали мы это по утрам, в 7.15, чтобы никому не мешать, так как обычно корт бронируют заранее. Ракетки и мячи были куплены, и Андреа начала меня обучать. Первые две недели я тренировала технику ударов. Было нетрудно, так как упражнения шли от простых к более сложным, но на отработку некоторых элементов игры уходило много времени. К концу месяца я действительно начала получать удовольствие от процесса, и мы продолжали играть до самого отъезда Андреа в Швейцарию.  

 

 

Хайкинг

Во Франции я впервые сходила на хайк в горы Les Trois Becs, и теперь хайкинг – это новая любовь. В переводе с французского эти горы называются «Три клюва», так как это цепь из близко расположенных гор. Мы поднимались на самую высокую точку – это гора Le Veyou высотой 1589 м. Остальные горы – это Le Signal (1559 м) и Roche Courbe (1545 м). Ехать к горам от нашей деревни было чуть больше часа, а весь маршрут в целом занимает четыре часа. Туда мы ходили два раза, а немного позже я и вторая волонтерка взяли машину и  поехали в деревню Dieulefit, откуда начинался маршрут по La montagne de Dieu-Grâce – несложный хайк длиной 8 км, на который ушло 3 часа. 

Очень кстати пришлись все предшествующие занятия спортом: чтобы дойти до самого верха, нужна базовая физическая подготовка, иначе уйдет много времени на восхождение. Награда – непередаваемые виды с самой высокой точки горы и приятная усталость от проделанного пути. Так как это было летом, идти было трудно не только из-за сложности тропы, но и из-за жары.  На самом верху все располагались на отдых и пикник. В этом походе удивило то, что французы как-то проще относятся к детям и берут даже совсем малышей с собой, посадив в специальные рюкзаки.   

Но самое восхитительное место, где мне удалось побывать – это в Кассисе на знаменитом лазурном побережье. Так как семья, в которой я жила, была натуралистами, то на море мы пошли на нудистский пляж. Я и вторая волонтерка из Швейцарии не возражали. Оказалось, довольно большой процент французов являются натуралистами и абсолютно безразлично относятся к чужой наготе. Кассис и Средиземное море – это просто кусочек Эдема на земле. Море на большой глубине абсолютно прозрачное, и было невероятным удовольствием плавать в нем. А цвет моря и правда лазурный. 

 

 

 

Французская кухня

Так как из-за пандемии мы в основном питались дома, мне довелось попробовать много разных блюд домашней кухни. Французы делают упор на сезонные продукты: летом было много блюд из цуккини, лука, капусты, помидоров, а ближе к осени – лучшие в мире тыквенные супы. Как мне кажется, секретный ингредиент, который делает простые блюда такими ароматными – это мускатный орех. По приезду в Беларусь я тоже начала с ним готовить. Оказалось, французский соус бешамель не так уж сложно сделать, и он превосходно сочетается с запеченными овощами и мясом. 

Каждую субботу мы отправлялись на местный рынок за фруктами и сырами к 92-летнему дедушке, который занимался вместе со своей семьей разведением коз и изготовлением сыров разной выдержки. Было большим открытием, что сыр с плесенью можно есть с вареньем, особенно запомнилось сочетание инжирного конфитюра и рокфора. А каждое воскресенье на завтрак были круассан или булочка с шоколадом к кофе или какао.

 

«Каждую субботу мы отправлялись на местный рынок за фруктами и сырами к 92-летнему дедушке»

 

Каждый прием пищи для этих людей – праздник, основной момент дня. Никаких перекусов между трапезами: медленные обеды и продолжительные ужины – это их черта. Больше всего из вкусностей запомнились сыры, приготовленные Валери улитки, нуга, которая производится в той же местности (там выращивается очень много миндальных деревьев), и коробочка macarons, которые мне подарили в дорогу. Никогда не забуду, какими вкусными и ароматными они были.   

 

Фото: Unsplash, depositphotos.com

Тэги: Франция
hand with heart

Поддержи редакцию 34travel на Patreon!

Уже больше года мы делаем журнал о путешествиях в мире, где путешествия стали настоящим квестом. Мы очень рады, что ты остаешься с нами и продолжаешь читать материалы 34travel. Будем благодарны за support в эти сложные времена.

Подписаться на Patreon

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше