Зачем ехать сотни километров к старой стене? Интервью с Машей Непорядкиной

Автор: Светлана Курганова

17329

Как найти «гісторыка-культурную каштоўнасць» в лесу, почему консервировать лучше, чем реконструировать, и зачем водить экскурсии по заброшкам? Наши коллеги из 34mag.net расспросили об этом Машу Непорядкину, радиодиджейку, ведущую телеграм-канала #заброшеннаябеларусь про усадьбы и поместья, до которых ты добирался(-ась) едва ли.

 

Когда адреналин от «запрещенки» отливается интересом к истории

– В чем твой личный кайф от сталкинга?

– Поначалу был адреналин от того, что проникаешь туда, куда нельзя, где написано «аварийно», «не входить», «вход запрещен». Ты преодолеваешь трудности – и рискуешь. Но когда ты ешь любимую еду в течение года, то понимаешь: да не такая она и вкусная. И я поняла, что меня это больше не заводит. Меня заводит пофантазировать, как это было раньше, и чем старше объект, тем интереснее. Вот этот момент, когда ты заходишь внутрь и понимаешь: черт, этой стене уже три века или еще больше! Я  мечтаю, что туризм дойдет до того, чтобы мы могли надеть очки дополнительной реальности и увидеть, как было раньше. Это был бы космос.

– Когда восприятие изменилось?

– Когда я начала копать историю. Я же не из патриотических целей начала ездить, я не фанат истории Беларуси. Мне было просто прикольно: драйв, адреналин, картинки классные. А потом я начала интересоваться объектами: чего просто так вешать фоточки, надо про них что-то рассказывать. Я стала искать исторические факты: когда построили, при каком восстании разрушили, почему был пожар… Ты начинаешь углубляться в исторические факты – и по-другому эти заброшки осознавать и ощущать. Теперь ты приезжаешь и понимаешь: это наша история.


 

 

Как искать, найти и самой не потеряться 

– Люди, которые занимаются сталкерством, не «сдают» свои объекты. У тебя такое есть?

– Да! С одной стороны, когда путешествуешь в одиночку, тебе хочется делиться с кем-то эмоциями, а ты не можешь. Тогда ты вешаешь фотки в Facebook, Instagram. С другой стороны, тебе жалко: это же мое, не буду ни с кем делиться, а то вы все туда сейчас поедете! Но я «палю» локации, особо не заморачиваясь. Все равно остается ощущение: это нашла я.

– Как ты ищешь новые точки, куда хочешь поехать?

– Например, ребята вывесили фото одного объекта и рассказывают: «Кстати, есть еще вот такие объекты в этом пункте, вот в этом и вот в этом». Тут уже начинаешь рыть информацию самостоятельно. Были случаи, когда я знала только область, в которой может находиться мой объект, и больше ничего – даже его названия.

Иногда я заезжаю в такие глубинки, что мне страшно: как меня туда навигатор привез? Яндекс.Карты вообще не видят такие места, MAPS.ME хоть и не всегда определяет дома, но хотя бы показывает, что есть дорога, и это единственная карта из всех, которая отображает даже незарегистрированные объекты, объекты, которые не считаются историко-культурными ценностями.

И дальше, раздвигая карту вручную, я нахожу нужные места. Это как смотреть интересный сериал. Ты не знаешь, который час, ты все еще в карте. Ты раздвинула карту в нужном месте и наконец увидела точку – это кайф. Вот этот момент, ради которого ты сидела до двух часов ночи.

 

«Я не фанат истории Беларуси. Мне было просто прикольно: драйв, адреналин, картинки классные»

– Как на тебя реагируют местные?

– Я часто подхожу к местным жителям и спрашиваю: а что это у вас? Или они видят, что шатается какая-то девочка вокруг их костела, – и сами подходят. Некоторые на тебя смотрят как на ненормальную, думают, что ты немножко «того»: зачем ты проехала 200 километров для того, чтобы сфоткать кусок стены? Они не понимают ее ценности. Для них это просто развалины.

Иногда местные сами рассказывают что-нибудь интересное. Они же там веками жили и из поколения в поколение складывали легенды. Много одинаковых легенд: или здесь было зарыто золото Наполеона, или есть подземный ход, который начинается в замке и ведет к усыпальнице. Часто рассказывают что-то связанное с проклятиями, мол, вот кто-то зарыл под этим крыльцом деньги для восстановления объекта в будущем, их кто-то откопал, потратил – и помер, потому что не по назначению потратил.

 

 

Особенности национальной реставрации

– Часто попадаются заброшки, где что-то восстанавливается?

– Бывает, у кого-то много денег, и он думает: это же моя малая родина, восстановлю объект. Часто сами реставрируют, но и местные жители тоже подтягиваются. Кто-то помогает финансово, кто-то руками – подбивает-подшпатлевывает. Чтобы что-то восстановить, нужны очень большие деньги. Поэтому часто что-то начинают, а потом понимают, что не тянут. Но желание что-то сохранить есть, и это здорово.

Однажды я ездила в Бегомль, там разваленная каменная церквуха стоит, не очень старая, начала XX века. И рядом с ней совершенно новая маленькая современная деревянная – такая, как теремок. Подхожу спросить, что здесь. Думала, там строители, а это оказался хозяин, кладет тротуарную плитку и говорит: «Мы старую церковь восстановить не можем, так я рядом маленькую поставил, чтобы люди могли приходить – святая земля». Он построил ее сам за свои деньги.

«Тебе жалко: это же мое, не буду ни с кем делиться, а то вы все туда сейчас поедете!»

– Как думаешь, что лучше: оставлять вот так, консервировать, реконструировать, реставрировать?

– У меня нет конкретного ответа. Когда я захожу в «восстановленное» здание, я не чувствую того, что чувствую, когда захожу в развалины. В развалинах – это дух, эпоха, я ощущаю кожей, что это реально оригинальная стена. А когда я захожу в Мирский замок и вижу пластик, то понимаю, что это все ненастоящее. Поэтому я не могу ответить на вопрос: как лучше? Если оставить развалины, они исчезнут. Нужно хотя бы консервировать, чтобы оно не разрушалось до конца.

Дворец Монюшко-Ваньковичей в Смиловичах, например, выкупил и уже много лет реставрирует частный предприниматель. Я ездила туда с фотографией старого здания и смотрела, правильно ли он там все выстраивает. Смотрела через забор: фронтоны те или не те, форма окон такая или нет. И все было очень похоже – я порадовалась. С другой стороны, я понимаю: они его отреставрируют – и это будет не музей. Частник станет зарабатывать здесь деньги: будет либо отель, либо ресторан, либо еще какая-то развлекательная штука.

 

 

О везе нии, невезении и одиночных прогулках по кладбищам

 – Что ты чаще всего видишь внутри заброшек и как внутрь попадаешь?

– Есть заборы, но в заборах есть дырки: не я первая, не я последняя. В основном висят надписи: «осторожно», «вход воспрещен», «здание находится в аварийном состоянии». Но вокруг никого нет, так почему бы не рискнуть.

Бывали случаи, что все заколочено, вообще никак внутрь не пробраться. В Бенице, недалеко от Молодечно, есть красивый костел с такими ярко-зелеными куполами. Но он весь заколочен, туда никак не подлезть. А потом кто-то поехал по моим следам и прислал фотки изнутри: повезло, случайно была приоткрыта дверь.

Когда ты попадаешь внутрь – а чаще всего ты попадаешь, – там боли еще больше, чем снаружи. Оттуда выносили все. Местные жители выдирали себе доски, камни, лепнину. Такое ощущение, что там взрывали полы. Еще где-то можно найти старые камины, которые обложены кафелем, потому что выдрать камин уже сложнее.

Заброшенная усадьба Котлумбаев в Барановичском районе находится на территории действующего кадетского корпуса. Там КПП – я захожу под шлагбаум, иду, лицо кирпичом. Мужчина подходит: «А куда это вы?» Говорю, что хочу усадьбу посмотреть, пофотографировать. И он меня пустил без проблем, даже не пошел за мной следить, хотя КПП был достаточно далеко от усадьбы.

 

«Когда я захожу в "восстановленное" здание, я не чувствую того, что чувствую, когда захожу в развалины. В развалинах — это дух, эпоха, я ощущаю кожей, что это реально оригинальная стена»

 

– Бывает страшно?

– Бывает. Особенно страшно, когда и место само заброшенное – не только объект, но еще и деревня. Я недавно была на заброшенном кладбище. Очень интересно добиралась. Совсем глубинка, но мне навигатор показывал к ней очень ровную дорогу. И я прямо еду, еду, еду и понимаю, что мне осталось до объекта четыре километра. Но тут упираюсь в бетонный забор и КПП. Навигатор мне предлагает проехать через ворота и дальше по территории. Я понимаю, что такого быть не может. Остановила машину, ищу какие-то объездные дороги. Тут ко мне подходит мужчина с погонами, стучится в окно и говорит: «А что это вы тут делаете, барышня? В смысле, вам надо через нас проехать?!» Я говорю, что мне нужны Старые Новоселки: «Видите, мне навигатор же показывает прямую дорогу, так что мне делать?» Объясняет, как доехать в объездную. И я спрашиваю: «А что это у вас такое?» А он: «Не скажу». Черт! Залезла в карту посмотреть – никак не обозначено, вообще ничего. Интересно же: может, там база и они инопланетян изучают.

Когда приехала на место, то увидела только три перекособоченных дома – мертвую деревню. И кладбище с перекошенными крестами. На территории кладбища – костел. Там почти ничего не осталось, только частично сохранились стены. Даже не обозначено его название, только висит шильда, что это «каштоўнасць, руины, костел 18 века». Я пыталась что-то найти про него в интернете – ничего.

Сумерки, ветер еще поднялся. Ты понимаешь, что находишься на кладбище, где могилы уже двухсотлетней-трехсотлетней давности. Там уже все поросло бурьяном, и ты спотыкаешься, оступаешься, потому что под ногами утопшие плиты. Ну, да, до мурашек.

Я не знала, что будет этот костел неизвестный и что он будет на этом жутком кладбище. Просто поставила точку на самой деревне. Я не знала, ради чего еду. А приехала – и обалдела. А иногда приезжаешь и разочаровываешься.

– Как это бывает?

– Однажды я искала усадьбу. У меня была картинка, я представляла, какая она, а приехала – ее нет. Точка, куда меня привел навигатор, – лес. Я ходила вокруг, ходила через поле, через что я только не ходила – нет ничего, но карта упорно показывает, что она должна быть здесь. А потом я нахожу в кустах кусок брамы. Видно, что когда-то это был вход – въездная брама на территорию. Раздвигаю кусты дальше – и там остатки нижней части ограждения. И я понимаю: да, черт, когда-то усадьба здесь была, но, кажется, это все, что осталось. Такое тоже бывает. Ты хочешь найти, едешь по карте и чувствуешь: сейчас ты увидишь то, к чему едешь. А ты ничего не видишь.

 

 

Зачем водить любопытных по заброшкам и как этого делать не стоит

– Ты как-то писала, что хотела съездить в Припять. Сейчас туда еще собираешься?

– Уже не хочу. Это стало попсой с того момента, как в Припяти стали проводить массовые экскурсии. К тому же сейчас там закрыты практически все объекты, потому что они в дико аварийном состоянии. И тебя привезли – ты издалека посмотрела на это. А мне бы хотелось, наверное, чтобы меня не кто-то водил, а самой полазить, посмотреть.

– Ты хочешь водить свои бесплатные экскурсии. Расскажи об этом.

– Почему идея вообще появилась: люди просили меня взять их с собой. Несмотря на то что я расписываю маршрут, кому-то все равно хочется поехать со мной, им лень искать.

Кайфово тогда, когда нет людей. Или когда ты приезжаешь своей компашкой 2-3 человека. Когда туристы ходят, это уже не интересно. Для таких вещей, как заброшенные объекты, приехать толпой на автобусе – немного странно. Поэтому я пока не до конца понимаю, как эту экскурсию сделать.

«Оттуда выносили все. Местные жители выдирали себе доски, камни, лепнину. Такое ощущение, что там взрывали полы»

Многие думают, что я какой-то историк или экскурсовод. Но экскурсия подразумевает, что ты расскажешь, почему, когда, что и по каким причинам. Если же у меня спросят, что здесь за фронтон и почему он с какими-нибудь вензелями, это барокко или необарокко, то точно ответить я смогу вряд ли. Я, конечно, знаю какие-то вещи, но я не историк, не архитектор, не культуролог. Это просто мое хобби.

– Во что оно может вырасти?

– Есть одна крутая женщина, родом из Беларуси, Наталья Маковик, которая живет сейчас в Лихтенштейне. Так вот она начинала с того, что ездила смотреть забросы. А потом стала их продавать. Сейчас у нее целое агентство по продаже заброшенных замков в Европе. К ней приходят богатые люди, которые хотят приобрести себе какой-нибудь замок. Отреставрированные замки стоят бешеных денег, она ищет им заброшенные и никому не нужные. Для меня это пример, когда хобби можно превратить в крутой заработок.

Я на какой-то сложный уровень переходить не хочу. Я кайфую от того, что я это делаю и что я делаю это самостоятельно. Но если увижу крутые перспективы, крутой результат, который может дать проект, я готова идти дальше и замутить какую-нибудь коллаборацию.

 

 

Фото из личного архива героини, на главной – palasatka

hand with heart

Поддержи редакцию 34travel!

Если наши гайды когда-то помогали тебе путешествовать, если ты хочешь пользоваться нашими путеводителями в будущем, будем благодарны за support в эти сложные времена!

Как поддержать?

Читай также

Чем заняться в Минске весной? Большая афиша

Минск – город живой.
 

14006

Музеи Минска, которые стоит посетить

Классическая живопись, историческое кино и современное искусство – главные экспозиции города.

55693

9 мест Минска для осеннего дзена

Продолжаем «неделю Минска», погружаясь в самые тихие и умиротворенные уголки города.

28158

34 достопримечательности Беларуси

Достойные поводы изъездить страну вдоль и поперек.

518604

Ревитализация по-мински: 6 пространств, которые получили новую жизнь

Где искать модные молодежные движухи, альтернативные культурные события и почти берлинские рейвы в Минске.

22924

Культурные объекты: чем гордится Минск?

12 культурных поводов для гордости из Минска – от классики до новых «мест силы».

21955

Сейчас на главной

Go to Belarus 100 лет назад. Фотоистории графа Тышкевича

Крестьянский быт, прогулки вдоль Ислочи и самобытные наряды.

714

Маршрут: архитектурное наследие северной Беларуси

Шесть невероятной красоты костелов за одну поездку.

1795

7 телеграм-каналов про беларусскую историю

Изучить интересные находки авторов-энтузиастов.

783

На кого подписаться? 8 беларусских музеев в Instagram

Разбавить ленту искусством.

1846

Искусство Беларуси: От древних икон до сарматских портретов

Новый подкаст от 34 и МТС.

1823

Где выпить чая в Минске?

Купить аутентичный чай и посуду или попасть на чайную церемонию.

3212

Гродно

Обновленный гайд по королевскому городу.

173599

Візуальная метафара Беларусі. Новы сэт паштовак ад palasatka

Краявiды радзiмы.

2625

Go to Belarus 100 лет назад. Глубинная Беларусь на фото Яна Булгака

Рассматриваем черно-белые кадры знаменитого фотографа, которые были сделаны почти сотню лет назад.
 

4382

Показать больше Показать больше