Увидеть дельфинов и жирафов. Занзибар и сафари в Нгоронгоро

Наша постоянная авторка Юлия Барило – она уже рассказывала о путешествиях на Кубу и в Гватемалу – еще в доковидные времена успела сгонять в Танзанию. Оказалось, что дороги этой страны заслуживают отдельного рассказа, но вообще-то Юля ехала туда, чтобы понежиться на пляжах Занзибара и понаблюдать за дикими животными на сафари! И вот как это было.

 

 
Африка такая большая и незнакомая, что непонятно, с чего начать. Хочется уехать в этот другой мир, гулять по саванне и плясать у костра. Но куда из 62 африканских государств за этим ехать? Самые дешевые билеты были в Танзанию. Мы прочитали, что это одна из самых туристических стран на материке, и решили, что не потеряемся.
 
Слова малярия, желтая лихорадка и гепатит в устах знакомого доктора очень смутили, но узнав, что обязательных прививок для Танзании нет, мы на свой риск поехали вовсе не привившись. Наверное, танзанийское любимое выражение «акуна матата» уже проникало в сознание, а значит оно что-то вроде «нет проблем, все путем, расслабься». Билет туда мы купили на Занзибар, но не желая ограничиваться островом, возвращаться решили из крупнейшего танзанийского города Дар-эс-Салама.

 

 

Стоун-Таун

Впечатление создают контрасты. А нет ничего более контрастного, чем стамбульский аэропорт на 150 миллионов пассажиров в год (там у нас была пересадка) и занзибарский аэропортик. Через небольшую проходную, где кто-то делал себе чай, мы прошли в комнату с окошком. Заранее визу в Танзанию открывать не нужно, ее можно купить по прилету: нужны 50 долларов и заполненный формуляр. Я даже не успела все записать, но в окошке сказали: «Акуна матата. Проходите». Глубокой ночью мы оказались в Занзибар-Сити, это крупнейший город на острове, известный своей старой частью, Стоун-Тауном.
 
В 1964-м страна Танганьика и бывший султанат Занзибар взяли три первые буквы от своих названий и стали одним государством Танзания. Но по ощущениям материковая Танзания и Занзибар – это до сих пор два непохожие друг на друга мира с разной историей и даже религией: на острове превалирует ислам. А история у сказочно-лазурного острова страшная: несколько веков он был основным африканским портом для торговли рабами.
 
Стоун-Таун расположен прямо на побережье, и все оно заставлено легкими парусниками дау. Город живет под звуки муэдзина из мечетей и шорох хиджабов, в которые одевают даже трехлетних девочек. На центральных улицах – массивные двери с бронзовыми шипами. Когда-то по острову разгуливали слоны, и такие двери они не могли выломать. В некоторых ресторанах по арабской традиции гостей усаживают прямо на ковры за низкими столиками. А самая известная достопримечательность Стоун-Тауна – дом, где родился Фредди Меркьюри.
 

«На центральных улицах – массивные двери с бронзовыми шипами. Когда-то по острову разгуливали слоны, и такие двери они не могли выломать»

 

За день нагулявшись по запутанным переулкам Стоун-Тауна, мы сделали то, чем не пренебрегает ни один турист в этом городе – уехали на побережье, если точнее, на пляж Бведжу. У нас была всего пара дней, поэтому мы выбирали скорее отель, чем город. В пешей доступности оказалась лишь деревушка с минимальной инфраструктурой, и мы отдались классике Занзибара: проводили время в воде и в ресторанах (своего отеля или других на побережье). С марта по май на Занзибаре идут дожди. С июня массово начинают приезжать туристы. Мы приехали в середине мая, когда есть риск попасть на дождливые дни, да и многие рестораны, отели еще закрыты, но с погодой повезло, а на острове было очень мало туристов и низкие цены.

 

 

Побережье

Не знаю, найдется ли на Занзибаре отель, который принадлежит танзанийцу. Один за другим по окружности острова стоят блестящие здания, построенные предпринимателями из Германии, Италии, Англии. Отели, где вас встречают с освежающими напитками на подносе и выглаженными полотенцами на кроватях. Но контраст роскоши и бедности на Занзибаре – постоянный. Люксовая лишь первая полоса острова. Дальше стоят небольшие домики без окон и практически без мебели, где на пороге сушатся водоросли. Если отойти от отелей, идеальный пляж с песочком и соломенными зонтами прерывается участками, покрытыми водорослями и мусором. Комфортный и сказочный Занзибар не принадлежит местным, но хотя бы дает им работу.
 
Мы добрались до отеля во время отлива. Это странное чувство, когда выходишь на пляж увидеть океан, а океана нет. В этой части острова очень выраженные отливы, вода уходит больше, чем на километр, и липкое дно с водорослями и крабами остается неприкрытым.
 

«Вода уходит больше, чем на километр, и липкое дно с водорослями и крабами остается неприкрытым»

 

На Занзибаре много развлечений, и они сами тебя находят. На пляже или в городках то и дело предлагают съездить в парки, фермы или куда-то еще. Накануне одна россиянка рассказывала, как смогла дотронуться до дельфина в дикой природе, и мы тоже соблазнились на поездку. На пляже нам выдали ласты и маски и усадили в одну из моторок, которая уходила на поиски дельфинов. Лодка маленькая, человек на 6-8. И вот мы стремительно начали удаляться от берега, так, что вскоре ни его, ни других лодок не было видно. Мы искали дельфинов, но их все не было. Зато были волны, и нашу лодочку так бросало из стороны в сторону, что мы все начали испуганно переглядываться.
 
Оказалось, дельфины резвились ближе к берегу, там, где остались другие лодки. Мы вернулись туда и увидели, как они быстро проплывают вблизи, иногда переворачиваясь и показывая белые животы. Суть в том, что нужно прыгнуть в воду в момент, когда они рядом, и, может быть, даже поплавать с ними. Когда дельфины приближались, наш водитель кричал: «Jump! Now!». Мы свешивали с лодки ноги в ластах и плюхались в пучину океана. Но такие экскурсии очень зависят от настроения дельфинов. С нами они играть не захотели и стремительно уплывали вдаль. Лишь один англичанин-военный из нашей компании смог так быстро прыгнуть и сориентироваться, чтобы пробыть с ними пару секунд. Я за 3 прыжка увидела лишь смутную тень одного из них, хотя вся эта гонка и неуклюжие попытки быстро забраться на лодку в ластах оказались веселым развлечением.
 

 

 

Cафари. Нацпарк Тарангире

В Танзании несколько мест, где предлагают сафари. Есть даже парк Микуми недалеко от Дар-Эс-Салама. Теперь, зная, что такое танзанийское сафари, я думаю, что и там эмоции били бы через край. Но мы все это действие представляли себе, как многочасовые поездки по лесу и один-два жирафа вдалеке и решили, что если и ехать, то в самые известные парки, то есть на север Танзании.
 
Если ты не приемлешь организованные туры и любишь экономить, смирись. В сафари невозможно поехать дикарем, и это очень дорого. От тебя требуется лишь доехать в город Аруша и выбрать турфирму. Мы пошли в ту, которую нам подсказали в отеле. Из Аруши ездят в 3 парка, один круче другого. Самый известный – Серенгети на границе с Кенией, но туры туда длиннее и дороже. Мы решили ехать на 2 дня, провести день в Тарангире и день в Нгоронгоро. Такой тур в низкий сезон стоил примерно 300 долларов с одного (проживание и питание включены).
 
Утром в Аруше мы с другими туристами сели во внедорожник с поднимающейся крышей и поехали в Тарангире. На территории нацпарка выходить из машины запрещено. Животные привыкли к машинам, человек может их испугать. Поэтому мы часами курсировали по парку, а гулять выходили лишь во время обеда на специальной площадке.
 
Парки большие, в них нет никаких ограждений, животные могут перемещаться и уходить куда и когда хотят. И тем не менее мы въезжаем и через 200 метров видим стадо диких импал (это вид антилоп) прямо на обочине у машины. Они не обращают на нас никакого внимания, а водитель рассказывает про повадки их самцов. В первый день нам очень повезло с водителем, он многое знал и с удовольствием делился информацией.
 
Едем вперед, дорогу переходят сурикаты, те самые, из мемов, дальше пасутся пумбы и зебры. Вокруг столько стад, как будто все животные сходятся на крещение Симбы, и первые часы сафари – это сплошной шок, что так бывает и ты можешь при этом присутствовать.
 

 

«Вокруг столько стад, как будто все животные сходятся на крещение Симбы»

 

Когда ты привыкаешь к тому, что вокруг тебя так много диких зверей, эмоции возвращаются с новыми животными. Кто-то кричит: «Смотрите, слоны». Мы останавливаемся, и большое стадо со слонятами переходит дорогу прямо перед нашим внедорожником. Это потрясающе красиво, особенно на фоне зеленой саванны и баобабов. Дальше показались жирафы.
 
Высокий сезон в парках – ближе к августу, во время засухи, когда все животные выходят к реке. Можно подъехать к воде и застать там всех и сразу. После сезона дождей в лесу хватает еды и воды, и звери гуляют, где хотят. И тем не менее в мае мы увидели очень много, а зеленый парк создавал вокруг мультяшный фон.
 
За день в Тарангире нам встретились слоны, жирафы, львы, страусы, обезьяны и огромное количество животных, которые за полдня становятся привычными как коровы, это зебры, импалы (или газели, мы так и не поняли), бородавочники (более известные, как пумба) и неведомые птицы. 
 
Ночь мы провели в кемпинге, который вполне можно назвать глэмпингом. В палатках там были удобные кровати и ванные комнаты, во время ужина пришли музыканты и танцоры. И хоть это было как-то слишком комфортно и подстроено под нас, чтобы быть настоящей Африкой, только в подобном месте можно услышать рассказы, как в один кемпинг ночью пришли бегемоты, или как носорог чуть не налетел на джип во время сафари. Кстати, оказалось, что у африканцев, промышляющих сафари, поистине американское отношение к чаевым. Их ждут все, кто хоть кое-как поспособствовал твоему отдыху: повар, водитель, официант, – поэтому много мелких купюр в карманах спасут тебя в различных ситуациях.
 

 

 

Нацпарк Нгоронгоро

На следующий день нас ждал еще более известный парк Нгоронгоро. Если Тарангире – парк в стандартном понимании: деревья, река, панорамные места, Нгоронгоро – совсем другая история. Это огромный кратер на глубине 610 метров. Мы долго кругами спускались вниз, пока не оказались на голой просторной равнине. Парк этим и славится: отличной видимостью за счет отсутствия растительности, да и большим разнообразием животных.
 
На второй день включается спортивный интерес «насобирать» побольше увиденных животных. Так в наш список добавились бегемоты. Мы их много видели в воде, но издалека рассмотрели и гуляющих на своих коротких ножках по берегу. Через Нгоронгоро мигрируют антилопы гну, поэтому их мы тоже скоро стали воспринимать как коров. Но были там еще и огромные стада буйволов, самых злобных на сафари. В основном животные не обращают вообще никакого внимания на туристов, буйволы же один за одним поворачиваются к машине и смотрят так зло и не моргая, будто сейчас все на тебя бросятся. В бинокль мы увидели и спящего носорога, и даже этого хватило, чтобы пересмотреть несколько документалок, о том, как тяжело приходится этим животным.
 

 

«Буйволы один за одним поворачиваются к машине и смотрят так зло и не моргая, будто сейчас все на тебя бросятся»

 

Как мудро сказал наш водитель, что ни день, то другая экскурсия. Каждый выезд парк не похож на другой и зависит от того, кто попадется на пути, и какие сцены из жизни дикого мира вам открываются. Так, в обоих парках мы видели львов, но они спали, лишь изредка шевеля ушами и зевая. Поэтому менее редкие слоны и жирафы подарили гораздо больше прекрасных моментов. Да и в целом, увидеть этот совершенно другой мир, где столько животных живут в гармонии с природой и не прячутся от человека – бесценно.

 

Фото UnSplash, Depositphotos.com

Тэги: Танзания
hand with heart

Поддержи редакцию 34travel!

Если наши гайды когда-то помогали тебе путешествовать, если ты хочешь пользоваться нашими путеводителями в будущем, будем благодарны за support в эти сложные времена!

Как поддержать?

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше