Три дня в Калмыкии: чем впечатляет буддистский регион России?

До апреля 2021 года Вероника Нейфах, автор статей и психолог из Москвы, знала о Калмыкии лишь то, что Калмыкия существует. В трехдневный тур она отправилась импульсивно, с одной лишь мыслью: «срочно надо уехать, я так больше не могу». А когда ты уезжаешь подальше от проблем, тебе не до Википедии, так что от направления можно было ожидать чего угодно (или не ожидать ничего вообще). Однако оказалось, что один из самых бедных регионов России способен удивлять.

 

 

Справка: Калмыкия – республика на юге России, соседствующая с Дагестаном, Ставропольем и Волгоградской областью, но куда реже фигурирующая в медиа, чем ее соседки. Предки теперешних калмыков обитали в степях западной Монголии и Джунгарии. По территории региона пролегал Великий шелковый путь, а еще здесь находится Великий исторический перекресток – географический  центр Европейско-Азиатского материка. В Калмыкию приезжают за аутентичной атмосферой, путешествиями на верблюдах по пустыне и фотографиями степных сайгаков. В августе тут цветут лотосы, весной – тюльпаны.

Столица Калмыкии – Элиста. Название происходит от калмыцкого слова «элст», что означает «песчаный», и с 1944 по 1957-й город так и назывался – Лесной. Элисту основали спустя 20 лет после того, как в 1845 году император Николай I издал указ об облесении калмыцкой степи – тогда в регионе и началось оживление. Во время Второй мировой Элиста была  захвачена и полностью сожжена, а потом была трагичная история депортации калмыцкого народа вместе с народами Кавказа в Сибирь, северный Казахстан и на Дальний Восток. И если сам город после войны как-то восстановили, то культурные традиции калмыцкого народа были забыты очень надолго. Лишь после распада СССР Элиста стала одним из буддийских центров России. Калмыкия – единственный европейский регион, в котором буддизм – религия традиционная, а не «завозная».

 


День 1: Город, который посещал Далай-лама

Аэропорт Элисты настолько маленький, что кажется, его можно обойти минут за десять. Выйдя на улицу, сталкиваешься с пугающим простором – вокруг нет ничего. Непривычно. 

Первое, что я узнала о месте, в котором оказалась: Калмыкия входит в тройку самых бедных регионов страны. Открывающиеся за окном виды хорошо это иллюстрировали: дома в обычных жилых районах – чистый постсоветский хардкор. Улицы грязные и серые, повсюду нелепые рекламные баннеры, дома – типичные многоэтажки с решетками на окнах, а лучшие здания занимают суды и прокуратуры.

Спустя полчаса печальный пейзаж вновь сменился бесконечной степной далью, и, несмотря на красоты, невозможно было не заметить, насколько завалены пластиком обочины дорог. Позже мы узнаем, что тут высыхают реки, а в прошлом году в Калмыкии была страшная засуха. Власти, по рассказам местных, дотянули ситуацию до  катастрофы – пострадало более трех миллионов гектаров пастбищ, погибло огромное количество скота.

Я много говорила с местным, который сопровождал нас в пути. Батыр рассказывал о воинственном нраве калмыков и о том, что сидят тут в основном за драки, где-то даже  хвалился, что воевать – это у них в крови. «Но ведь тут в основном живут буддисты?»  – спросила одна из путешественниц, а Батыр, словно не заметив противоречий, перевел беседу на рассказ о калмыцких хурулах.

 

«Гид мельком и будто случайно упомянул, что иногда в Элисту приезжает Далай-лама»

 

С учетом того, что я видела по пути, мне представились маленькие и бедные храмы. Но в реальности перед нами возник огромный по своим масштабам хурул – «Золотая обитель Будды Шакьямуни», вокруг которого возвышаются золотые статуи и тяжелые красные барабаны. Внешняя красота хурула не отражала того, что мы увидели внутри. Переступив порог, все на пару мгновений замерли: перед нами стояла девятиметровая позолоченная статуя Будды в окружении фресок от пола до потолка, пахло благовониями, слышались мантры. Посередине хурула молился мужчина, всем телом вытягиваясь на ковре и складывая ладони над головой, вокруг бегали и смеялись дети.
 
Гид мельком и будто случайно упомянул, что иногда в Элисту приезжает Далай-лама. «Серьезно?!» – я остановилась и вытаращила глаза. «Ну да», – ответил он так, словно я удивляюсь самым обычным в мире вещам. Оказалось, в 2004 году Далай-лама действительно посещал Калмыкию. Встречать его в аэропорт приехали паломники и члены буддийской общины. Почти весь день Далай-лама провел в главном буддийском храме Калмыкии – элистинском хуруле Сякюсн-сюмэ, он освятил храм и провел «учение для  народа».

От контрастов мои мысли совсем запутались: величественные хурулы в постсоветской разрухе, грязь – и невероятная природная красота, калмыцкий воинственный нрав и миролюбивый буддизм – как всё это уживается на одной территории?

 


День 2: Степь и кочевники, которые мечтают по-крупному

Традиционно калмыки жили в юртах. Интересно, что устанавливают их в традициях шаманизма: вход должен быть направлен на юг. Если же в роду случаются беды, юрту переставляют, чтобы вход был направлен на другую сторону света – так пытаются запутать злых духов, которые принесли несчастья в семью.

 

«Основной рацион – мясо, даже на завтрак»


 
Понятно, что большинство современных калмыков живут в обычных домах, а не в юртах, но все же остались семьи, которые ведут кочевой образ жизни, имеют большое  хозяйство и строят весь быт в духе предков. На второй день мы отправились познакомиться с такой семьей. Сергей держит огромное хозяйство: коров, лошадей, кроликов, павлинов, кур и даже диких уток, которые прибились к их семье сами, никто их не разводил. Туалет – на улице, вода – в колодце, основной рацион – мясо, даже на завтрак.

Сергей спрыгнул с коня и направился к нам навстречу, широко улыбаясь, – в тяжелых сапогах, с ножом на поясе, с выбритыми висками и косой. Разговорились про калмыцкий священный тополь, исполняющий желания. Сергей сказал, что когда-то давно приезжал туда, чтобы сбылась и его мечта – стать актером. С удивлением спрашиваю Сергея про его актерскую карьеру, а он вскользь рассказывает, что снялся в фильме Эллы Манжеевой «Чайки». Этот первый калмыцкий фильм претендовал на «медведя» Берлинского фестиваля и на российскую «Нику». У Сергея – одна из главных ролей. 

На придомовой территории установлены огромные плиты с отлитыми фигурами воинов, часть из них лежит на земле. «Это 12 богатырей Джангара, – поясняет  хозяин. – Их как раз помогает восстанавливать Элла». «Джангар» – калмыцкий фольклорный героический эпос,  рассказывающий о стране счастья Бумбе и подвигах ее богатырей. «Джангар» пользуется огромной любовью и уважением в народе.

Уже в машине я прочитала интервью с Сергеем, где в названии была цитата: «Не бойтесь мечтать». «Вот так простой человек со сбывшейся мечтой живет в юрте и упоминает о большом кино в своей жизни лишь вскользь – рассказывая о священном тополе», – подумала я и по памяти записала диалог с Сергеем в блокнот.

Через пару часов я обнаружила, что мы находимся ровно посередине между Каспийским и Черным морем. Тут цветут тюльпаны и пахнет  полынью, дует страшный ветер, водятся волки, летают чайки и орлы. А еще тут ужасающие дороги (скорее, тропы), но с нашим водителем Николаем опасная степь кажется веселым сафари: ну да, немножко потряхивает и порой кажется, что вы вот-вот перевернетесь, но ничего, все живы!

 

 

 

 


День 3: Марсианские пейзажи и живительная пустота

Из Элисты мы приехали в поселок Адык. Познакомились с местными, удивились  хозяйству с верблюдами, пообедали и послушали рассказы жителей о жизни тут и об истории их народа, а я даже прокатилась на мотоцикле с местным парнем, который увез меня в степь, не предложив шлема, – видимо, не принято. Парень этот, к слову, выиграл государственный грант на развитие туризма и на полученные деньги построил гостевые юрты и музей, который сейчас посещают проезжающие мимо путешественники.

 

«Впереди нас ждет розовое озеро, по которому можно пройтись, и священный источник с горящей водой»

 

Из поселка стартанули по маршруту. Сначала остановились в той части степи, которая выглядит как настоящая пустыня. Мы скинули обувь и бегали по песчаным дюнам, набирая полный рот песка и теряя всякую надежду на то, что волосы можно  будет расчесать. Затем приехали к высохшему озеру, где земля напоминает Марс, и увидели скелеты умерших в степи животных. «Ущипни-ка меня», – сказала девушка из группы, протягивая мне руку. Она еще не знала, что впереди нас ждет розовое озеро, по которому можно пройтись (весь секрет – в соли), и священный источник в глубокой степи с горящей водой (горит она из-за газа в самом источнике). Первый огонь в моей жизни, который можно было потрогать и не обжечься.

На закате нас вновь потянуло за приключениями, и мы отправились глубже в степь. От воздуха здесь кружилась голова, на многие километры вокруг простиралось ровное пугающее ни-че-го, были слышны звуки животных, над головой сиял огромный месяц и безумное количество звезд, всё небо усыпано ими, как в атласе. Мы лежали на земле в кромешной темноте и смотрели на небо. Хотелось бы мне написать, что в этот момент я думала о чем-то особенном или удивлялась красотами планеты, но нет, в этот момент в голове была поражающая пустота. Ты сам становишься степью, песком, водой и огнем, частью звездной пыли, ничем – и в этом отсутствии особенно ощущаешь себя  человеком. Кажется, именно это я искала, когда так поспешно сбегала из Москвы.

 

 

 

 

Фото: автора, ru.depositphotos.com

Тэги: Россия
hand with heart

Поддержи редакцию 34travel на Patreon!

Уже больше года мы делаем журнал о путешествиях в мире, где путешествия стали настоящим квестом. Мы очень рады, что ты остаешься с нами и продолжаешь читать материалы 34travel. Будем благодарны за support в эти сложные времена.

Подписаться на Patreon

Читай также

Сейчас на главной

Показать больше Показать больше