Таиланд Виталия Гуркова

 

Недавно 12-кратный чемпион мира по муай-тай Виталий Гурков вернулся с усиленного тренировочного сбора в Бангкоке в лагере всемирно известного бойца Буакава – мировой звезды кикбоксинга и тайского бокса. Трехнедельная поездка стала возможна благодаря туристической компании «Топ-Тур» и приглашению самого Буакава, с которым Виталий боксировал пять лет назад. Мы узнали у спортсмена, как устроена жизнь в лагере, чем ему запомнился Таиланд и в чем смысл путешествий.

 

 

– Каждый день – это практически день сурка. В 6 утра подъем, в 6:30 начинается разминка, в 7 ты бежишь, чаще всего, 10 километров. Потом прибегаешь в зал и начинается тренировка. В разные дни разная программа тренировок. Потом завтракаешь и спишь. Из-за разницы во времени (плюс четыре часа) это было достаточно тяжело, особенно в первую неделю. Потом в 16 начинается еще одна тренировка, которая заканчивается ближе к 19. Каждый день так, кроме понедельника, который у них выходной. После вечерней тренировки ты идешь ужинать, уже не остается ни на что времени и идти особо никуда не хочется, нужно отдыхать и накапливать энергию на утро. Это все усложняется жарой в 36-38 градусов, когда происходит вторая тренировка. Зал под навесом с вентиляторами, но все равно это улица, там нет кондиционеров. Жару переносить тяжело, особенно, когда работаешь. Воду выпивал ведрами во время тренировок.

«Нет контрактов, нет финансово-денежных отношений, но есть какие-то правила: как они друг другу помогают, как друг к другу относятся, сопереживают, какое разделение обязанностей»

 

– На что похожа эта тренировочная база, как там все устроено?

– Тренировочный лагерь находится на окраине Бангкока. Бойцы, которые дерутся за этот клуб, прямо там и живут. У них там комнатки, в которых они спят, есть общая кухня. Там и живешь, и ешь, и тренируешься. И многие так всю жизнь. Они не просто занимаются спортом – это их жизнь. Тайский бокс сопровождает их везде. Они даже свободное время проводят точно также: ездят на стадионы, на бои, смотрят турниры, участвуют в спортивных мероприятиях – для них это праздник настоящий. Для многих в какой-то момент это стало шансом пробиться в жизни, продвинуться по социальной лестнице вверх. Многие дети из бедных семей начинают заниматься, потому что это реальный шанс для ребенка. Когда у родителей нет денег, чтобы его прокормить, непонятно, кем он станет, – отдать его в такой тренировочный лагерь. Там он будет пристроен, за ним присмотрят, он будет накормлен, и глядишь, уже скоро-скоро, сам начнет какие-то деньги домой переправлять. Потому что боксировать тайцы начинают довольно рано, с 6-летнего возраста, и уже какие-то деньги минимально зарабатывают. Часть берет клуб, потому что он все-таки кормит, поит, одевает, обувает, дает крышу над головой. А вторую часть они, как правило, отправляют с детства родителям, в деревню свою. Если у ребенка нет перспектив по жизни, то здесь он приобщается к спортивному образу жизни, его устраивают в школу, многие потом занимают какие-то должности в армии, в полиции тайской, становятся уважаемыми людьми. Не говоря о том, что есть случаи, когда люди начинают зарабатывать хорошие деньги и становятся супер-звездами международного масштаба или хотя бы даже локального, тайского.

 

 


Поэтому атмосфера в лагере как в семье. Нет контрактов, нет финансово-денежных отношений, но есть какие-то правила: как они друг другу помогают, как друг к другу относятся, сопереживают, какое разделение обязанностей. Они ценят то, что есть, и получают радость от каждого дня.

«Боксировать тайцы начинают довольно рано, с 6-летнего возраста, и уже какие-то деньги минимально зарабатывают»

Как правило, в таких лагерях кроме действующих бойцов зала, есть и люди которые просто приехали потренироваться, которые, может, непрофессионально занимаются, без серьезных результатов в единоборствах, просто фанаты. Они едут за атмосферой, за новыми знаниями и ощущениями, преодолеть себя, выдержать тренировочный сбор, нагрузки. Среди них могут быть нормальные спортсмены, а могут быть никакие.

«Туристы» платят деньги за свое пребывание в лагере – за тренировки, комнату и за еду. Они живут в небольшом гостиничном комплексе через дорогу. Они обычно не тренируются с 6 утра, как это делают бойцы.

 

 

– Это не первая твоя поездка в Таиланд. Чем, кроме тренировок, запомнилась тебе эта страна?  

– В эту мою поездку чтобы выбираться в какие-то туристические места, в цивилизацию, нужно было потратить значительную часть времени. В выходные дни получилось съездить в Baiyoke Sky – одно из главных туристических мест, огромная башня, с 84 этажа которой открывается панорама на весь Бангкок. Особенно завораживает в 17:30-18:00, когда начинается закат и когда стемнеет и становятся видны огни Бангкока. Там, конечно, очень красиво и куча всяких ресторанов с вкусной едой.

Вообще в Таиланде, конечно, был много раз. Но в последний раз был до этого пять лет назад. Поэтому заскучал. Был в Чиангмае, Паттае, Пхукете. Как правило, это все были спортивные мероприятия. Никогда не был там в полном релаксе, как турист. Заскучал по движухе, по духу Таиланда, по тренировочным лагерям, интересным приключениям и своеобразным людям. Скучал даже по характерному запаху – прилетел, вышел в аэропорту, идешь и уже знаешь, как пахнет аэропорт Бангкока, уже знаешь, что тебя ждет. По свежим фруктам, по свежевыжатым сокам, по различным вкусным чаям, которые продаются в магазинчиках «7/11». По людям, их преданности воинскому искусству, которое они выбрали.

 

 

 

 

«Скучал даже по характерному запаху – прилетел, вышел в аэропорту, идешь и уже знаешь, как пахнет аэропорт Бангкока, уже знаешь, что тебя ждет»

 

 

– Можно сказать, что тайский бокс – это не только физическая практика, но и духовная?

– Конечно же, там это все очень сопряжено с буддизмом – самой распространенной религией в Таиланде. Тайский бокс связан с мифологией, миром энергий, духов, добра и зла и принципами буддизма. Бойцы почитают, ходят на все важные мероприятия, праздники. Мы, например, бежим кросс, на встречу по улице идут монахи босиком в своих одеяниях, собирают какую-то денюжку или еду. Они ступают очень аккуратно, чтобы букашку не задавить. И бегут эти бойцы, свирепые на ринге. И они этим монахам кланяются все. Это интересно устроено.

Как раз накануне моего отъезда мне предлагали ехать со всеми бойцами в Сурин, на родину главного бойца зала, чтобы отдохнуть и отпраздновать Сонгкран – тайский новый год. Они собрали всех дружной семьей – тренеров, бойцов и даже заезжих туристов. Во время Сонгкрана происходит очень интересная атмосфера празднования, которое в некоторых местах длится по 4-7 дней. Со стороны это выглядит так: все впали в детство и играют в войнушку водой. Ты можешь просто проходить по центру города, а тебе на голову выльют ведро воды и тем самым пожелают всего хорошего в новом году. На каждом углу компании, музыка ото всюду и постоянный перекрестный огонь из водяных оружий, водных пистолетов, ездят машины с какими-то насосами, поливают из шлангов всех налево и направо. Промокнуть насквозь, залить фотоаппарат, камеру, телефон – это в порядке вещей. И можно не обижаться, если тебе испортят какую-то вещь таким образом. Ночью фейерверки, салюты. Но правило такое, что в 9 или 10 эти баталии прекращаются, уже никто не обливается. Выглядит это все достаточно экстремально, особенно, если человек в первый раз попадает. Но чтобы тебя совсем шокировать, на 35-градусной жаре это может быть ледяная вода со льдом.

Мне к сожалению, нужно было возвращаться, поэтому я не поехал с ними, но был как-то в Чиангмае на этот праздник. Мы с друзьями-беларусами на день окунулись в эту атмосферу. Сначала немного шокировало, потом понравилось. Мы соорудили такой партизанский отряд – накупили себе водных пистолетов и делали рейды, «зачищали территорию» от этих компаний, которые всех поливают водой, веселятся, слушают музыку. У нас была тактика: сначала подбегают самые маленькие и юркие, стреляют из водного пистолета прямо в глаза тайцам. Пока они протирают глаза, наши два больших парня поднимают эту их бочку с водой и выливают на них же. И так мы шли по одной стороне улице 3 километра, потом по другой возвращались обратно, развлекались.

 

 

– Ты много путешествуешь по работе. Расскажи, где еще в Юго-Восточной Азии и в мире тебе удалось побывать.

– Я был в Австралии, Америке, практически на всех континентах, кроме Африки. Хотел бы побывать в Мексике. Мне кажется, это такое культовое место, где большой сплав религиозный и духовный – верований традиционных, которые всегда там были, и религий, которые туда были принесены из других мест. В церкви ритуалы религиозные смешаны с шаманскими и наоборот, шаманы могут лечить с помощью икон и католических молитв. Нет разделения на хорошее и плохое. Те и другие воспринимают и понимают именно энергию, а не ярлыки.

В Азии я был в Малайзии и Китае. С Малайзией у меня связана интересная история. Я тогда опять же был на тренировках в Таиланде и поехал в Малайзию на один турнир боксировать. Там я отбоксировал и мы с командой тайцев возвращались обратно на автобусе. А тайская виза у меня была однократная, поэтому на границе меня высадили с автобуса. Ребята из команды говорят: ничего страшного, есть ближайший город, лови попутку и езжай туда, на такую-то улицу, там очень дешево, много комнат сдается в аренду. Там пару дней поживешь, сделаешь визу и возвращайся обратно.

Я словил попутку, автостопом доехал 300 километров до ближайшего города, Пенанг, меня отвезли прямо на нужную улицу. Побродил, нашел комнатку полтора на два метра, за доллар или два в сутки. Вверху вентилятор, тумбочка, двухсантиметровая щель под фанерной дверью, окна нет. Думаю, нужно прогуляться, снять стресс, понять вообще, что происходит. Уже была ночь, а после того, как боксировал, сбрасывал вес, очень хотелось есть. Поэтому наелся там всяких бургеров, напился кока-колы, всего сразу вредного, чего было нельзя. И познакомился с интересной компашкой. Два парня, один из Германии, второй из Мексики, и девушка из России. Парень из Мексики рассказывал, что у него умер какой-то родственник, и теперь он радуется, празднует, что на этой земле тот отжил. Сам парень путешествовал, он был такой хиппи: дреды, татуировка на лице, мешковатые штаны зеленого цвета, вязаный рюкзак и гитара, больше у него не было никаких вещей. Он зарабатывал тем, что играл на гитаре на улице, ему подкидывали какую-то деньгу и так он бродяжничал по всей Азии – Камбодже, Вьетнаму, Лаосу.

 

 

Потом познакомился с интересным дедулей. Его звали Хасан, он таец, но мусульманин, а живет в Малайзии. Там все мусульмане. Даже есть своеобразная мусульманская полиция нравов, которая очень строго следит за всеми местными. Если ты малазиец и позволяешь себе выпить алкоголя, и если тебя заметят пьяным, то по законам шариата у тебя могут быть проблемы. Так вот, этот дедушка Хасан рассказал, что он занимается парфюмом, продает парфюм. Я ему рассказал свою историю, что меня высадили с автобуса. Он говорит, ладно, пойдем, я тебе все покажу. Он меня повел по городу, показал, где можно сделать визу, где фотоателье. Идем, а он на ходу поднимает стеклянную бутылку из-под какого-то алкоголя, начинает ее чистить, сдирать этикетку. Спрашиваю: «Зачем тебе бутылка?». Он говорит: «Я ж тебе сказал, у меня парфюмерный бизнес. Я сюда налью, через границу перевезу, а там по маленьким разолью». Бизнес у человечка.

«Ты можешь просто проходить по центру города, а тебе на голову выльют ведро воды и тем самым пожелают всего хорошего в новом году»

На следующий день я пошел по этим местам. Мне нужно было сделать фотографию для визы. Это осложнялось тем, что, пока я боксировал, то сбрасывал вес. А когда сбрасываешь вес, а потом наедаешь, напиваешь всякой гадостью, как я сделал, то тебя разносит. Ты опухаешь, отекаешь. Я ночь гулял, пил-ел все сладкое, быстрые углеводы. Меня раздуло, было опухшее лицо. При чем, на турнире пропустил удар с локтя, у меня вырос такой рог, фингал начал спускаться под два глаза. Я прихожу в таком виде фоткаться на визу. Мне малазиец говорит: «Ю маст лук гуд, ты должен одеть костюм». А я в майке, у меня, естественно, нет никакого костюма. Он открывает шкаф, а там дежурный костюм, который он надевает на меня. А он такой синего цвета, как школьная форма, но, как все азиаты любят, с золотыми пуговицами. Я смотрю на себя в зеркало: лицо как самовар, в костюме как бич-бомж с Комаровки. Эта фотография у меня до сих пор где-то есть.

Пошел я делать визу, подал документы. Когда сотрудник увидел беларусский паспорт, говорит: «О, Беларусь». Оказалось, что он, как большинство азиатов, любит настольный теннис. Самсонова они знают как чемпиона, известного спортсмена, и поэтому они знают Беларусь. Я позвонил, говорю, сделал визу, все хорошо. Но на этом приключения не закончились. Мне говорят, что в Бангкок далеко лететь, самолет дорогой, бери маршрутку или автобус, приезжай в Пхукет. Побудешь там 5 дней тоже в лагере тренировочном, потом мы за тобой приедем, у нас там будут бои. Так я попал на Пхукет.

А вообще меня тянут не страны, меня тянет цель. Просто пребывание где-то ради отдыха или побродить посозерцать – это не мое.

 

 

Фото by Таня Капитонова, BeboFlickr, marin.tomic, NateVenture и из личного архива Виталия Гуркова

Тэги: Таиланд, Малайзия

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Комментарии (0)

Написать комментарий


Сейчас на главной

Показать больше Показать больше