Гайд по стилю: едем смотреть беларусский модерн

|

Культурная программа

|

Автор:   34travel

|

  7656

Гайд по стилю: едем смотреть беларусский модерн

Верим, ты не пропустил(-а) наши гайды по беларусским барокко, готике и неоготике. Сегодня исследуем принципиально иную эстетику: вместе с МТС рассматриваем застройку конца XIX – начала ХХ века в стиле модерн. Историк искусства Дмитрий Монич выбрал для материала как здания, которые прекрасно сохранились со времен постройки, так и те, с которыми XX век был очень жесток, однако сейчас, глядя на них после реставрации или даже «реинкарнации», можно хорошо представить себе, что считали красивым, важным и целесообразным в эпоху модерна. 

 

 Справка:  Подражание старым формам готики, ренессанса, барокко и классицизма на протяжении всего XIX века привело архитекторов в тупик. Назрела необходимость выработать новый художественный язык, и в 80-х годах этим активно занялись по всей Европе. Движение, которое ставило своей целью выработку нового стиля на рубеже XIX–XX веков получило название «модерн», что означает «современный». В разных странах модерн обрастал национальными стилистическими особенностями – и менял имена: во Франции это была архитектура ар-нуво (art nouveau), в Германии – югендстиль (jugendstil), в Австрии – сецессион (secession). Но были и общие тенденции. Так, новые строительные материалы в хорошем смысле развязали архитекторам руки: стало можно строить почти без оглядки на инженерию – железобетон и металлические конструкции крайне прочны и устойчивы. Не скованная обязательными формами и классической ордерной системой архитектура становится пластичнее, эргономичнее, смелее. Наконец-то можно воплощать идеи, которые раньше казались фантастическими, а значит, наступило время пристальнее рассмотреть, как «строит» сама природа и попробовать воплотить ее совершенное несовершенство в камне.

 

***

Минск, дом Свенцицкого

Карла Маркса, 30

 

 

Ты мог(-ла) бывать в этом доме – памятнике архитектуры модерна – если заглядывал(-а) в Литературный музей Петруся Бровки. Квартира поэта находится на четвертом этаже, однако многим посетителям кажется, будто на третьем. Такое несовпадение ощущений – прямое следствие модерновых трюков. Разноуровневость – характерная черта стиля. Кроме того, дом располагается на горке, так что разноэтажность диктовал и рельеф. На Маркса выходит четырехэтажное крыло. Крыло на Ленина в одной части четырех-, а в другой трехэтажное.

 


Ассиметричный фасад

 

Стройка дома велась в начале ХХ века под руководством Генриха Гая (который, к слову, занимался и проектом Красного костела). А принадлежал дом врачу Зигмунду Свенцицкому – на решетке входной двери по сей день можно разглядеть вензель с переплетенными Z и S. Квартиры здесь Свенцицкий сдавал в аренду.

Черпая вдохновение в образах природы, архитекторы модерна очень любили растительные мотивы, и на доме Свенцицкого ты можешь разглядеть флористическую лепнину. Чугунные элементы на балконах и лестницах тоже «вьются», как виноградная лоза, кое-где «сплетаясь» в завитки и листья. Подхватывает тему и узор на метлахской плитке в подъезде.

В подъезд загляни непременно – здесь тоже есть что поразглядывать. Для лучшей освещенности над лестницами сто лет назад создавали стеклянные фонари и световые колодцы. В доме Свенцицкого есть такая «стекляшка», а из некоторых окон квартир можно увидеть световой колодец – узкое пространство, со всех сторон окруженное стенами. Солнечный свет падает в колодец и через окна проникает в квартиры жильцов, делая жизнь в них комфортнее.

 

***

Минск, дом у «Аліварыі»

Киселёва, 28

 

 


Особые оконные проемы

Этот дом был построен в конце ХIX века, предположительно – вместе с заводом графа Кароля Чапского «Богемия» (ныне – «Аліварыя»), который варит пенный напиток через дорогу. На втором этаже дома жил управляющий заводом, на первом квартировали приезжие коммерсанты. Во время Второй мировой войны дому сильно досталось, но стены были достаточно толстыми, чтобы выдержать напор огня.

Будешь здесь – посмотри на окно над цветочным магазином. Архитектуру модерна часто можно опознать именно по такому или похожему оформлению оконных и дверных порталов: когда круг или концентрические круги пересекаются вертикальными линиями. На первый взгляд решение может показаться стихийным, на второй – становится очевидно, что окно в доме на Киселёва должно напоминать дерево с аккуратной пышной кроной. Снова природные мотивы.

 

***

Минск, дом Костровицкой

Кирова, 11

 

 


Эркер


Стеклянный плафон над лестницей

Доходный дом Ядвиги Костровицкой был построен в 1911 году архитектором Оттоном Краснопольским. На верхних этажах жили арендаторы, а на первом при тогдашней хозяйке располагалось управление Либаво-Роменской железной дороги и аптека.

Из особенностей архитектуры отметим разные по конфигурации дверные и оконные проемы. Архитекторы модерна сознательно стремились к такой разномастности. Они избегали асимметрии и искали способы не повторяться, ведь в природе не встретишь две идентичные половинки одного целого.

В доме Костровицкой взгляд цепляется за трапециевидные проемы. В «рифму» с этими проемами архитектор к полуциркульному аттику (декоративному завершению фасада) добавил аттики трапециевидные. Разноуровневость здания продолжается на уровне простенков и карнизов. Контраст терракотового кирпича и оштукатуренной поверхности оформляет эту идею в цвете, а строчка орнамента дополнительно акцентирует обилие изгибов и изломов. Еще один ярко-модерновый признак – срезанный угол: на уровне второго этажа в доме сооружен эркер (это выходящая из плоскости фасада часть помещения, полностью или частично остекленная).

Заходим в подъезд – торжество трапеций продолжается. Как и в других домах стиля модерн, много внимания здесь уделено лестнице – функциональному ядру дома. Следуя правилам асимметрии, архитекторы не проектировали ее строго по центру и придавали лестницам новые причудливые формы. На лестницу дома Костровицкой через стеклянную конструкцию, венчающую здание, падает естественный свет.

 

 

Этот материал создан при поддержке МТС.

 

Минск, дом Лившица

Интернациональная, 16

 

 

Доходный дом Соломона Лившица был построен в 1913 году, о чем свидетельствует надпись на фронтоне. Кроме квартир в нем располагалась банковская контора. Когда будешь гулять поблизости, рекомендуем еще раз рассмотреть его искусно декорированный фасад.

 


Майоликовые плитки

 

В украшении стен архитекторы начала ХХ века использовали самые разные средства: штукатурку, плитку, камень, майолику. В случае с домом Лившица в дело пошли плитка керамическая и плитка стеклянная. А еще обрати внимание, как смело здесь были скомбинированы разные по фактуре поверхности: гладкое чередуется с шероховатым и даже с грубоватым – почти неотесанным камнем. Модерн любил такую игру. Как и сочетание броских цветов с приглушенными. В подходе «сочетать якобы несочетаемое» не было ничего нарочитого, ведь в среде, которой человек никогда не касался, мы тоже наблюдаем соседство абсолютно разных на ощупь поверхностей, разных красок, разных объемов. Зодчие той поры стремились к естественному разнообразию.

 

***

Минск, дом Абрампольского

Советская, 17

 

 

Дом директора банка Эммануила Абрампольского был построен в 1912 году по проекту Станислава Гайдукевича. В верхних комнатах жил хозяин с семьей, а комнаты на первом этаже снимала знаменитая меценатской деятельностью княгиня Мария Магдалена Радзивилл. После национализации в этом здании обосновались чекисты и партийные деятели, а во время Второй мировой войны подпольщики собирались здесь на конспиративной квартире.

Какие черты стиля модерн отметим? Главный фасад здания, где сегодня трудятся чиновники Мингорисполкома, почти симметричен, однако не можем не обратить внимание на мансарду-трапецию и срезанный западный угол – характерные асимметричные детали. Угловой срез увенчан невысоким аттиком с датой постройки, оформленной латинскими литерами. Пластику фасада насыщают лепные виньетки и гирлянды.

 

***

Гостиница «Европа», Минск

Интернациональная, 28



Фото: vetliva.ru

 

В эпоху модерна архитекторы и инженеры использовали современные материалы и конструкции не только для стройки, но и для оснащения домов. Тогда в общественных здания начали появляться лифты. Первый публичный лифт в Минске появился там, где по шести этажам нужно было развозить дорогих гостей, – в отеле «Европа».

Тот отель, который мы наблюдаем сейчас, – это восстановленная версия былой «Европы», тоже перестроенной – в 1906–1909 годах. Увы, после немецкой оккупации от здания почти ничего не осталось, и вновь принять гостей гостиница смогла шестьдесят с лишним лет спустя. Однако черты модерна отыскать здесь можно: скругленный угол, балконы разной формы, вариантные завершения фасадов, лепнина с растительными мотивами. Вот такой пятизвездочный модерн получился.

 

***

Гомель, дом Грошикова

Билецкого, 5


Фото: stomais.livejournal.com

 

Архитектор Станислав Шабуневский сыграл видную роль в формировании облика Гомеля в начале ХХ века. Он спроектировал много социально значимых зданий: земскую больницу, мужскую гимназию, банки, гостиницу, заводской корпус, множество жилых домов. Шабуневский строил дома в стилях классицизм и модерн, прибегал к смеси классицизма и модерна, пробовал себя в русском стиле, а позднее – в стиле конструктивизм. Разговаривая о модерне, задержимся у доходного дома купца Грошикова.

Разнобой в оформлении оконных проемов, а также дверной проем с характерной окружностью позволяют без сомнений определить стиль. Но обрати внимание еще и на балкон: даже если у архитектора не было возможности или творческой задачи сделать округлым его основание, он старался сгладить прямоту углов витиеватыми линиями кованых решеток.

 

***

Гомель, Дом Захарьина

Советская, 20
 


Фото: orda.of.by

 

Еще один проект Станислава Шабуневского, но на этот раз реконструкция уже существовавшей одно- и двухэтажной застройки по Румянцевской улице. С легкой руки Шабуневского у этого дома появился третий этаж и характерное модерновое завершение фасада. Во время Второй мировой войны здание было разрушено, его восстановили в 50-х.

Центральная часть фасада выделена полукруглыми и эллиптическими сводами. Входные группы первого этажа украшены пилястрами и лепной виноградной лозой. Окна-витрины, как видим, не однотипные. На первом этаже оконные проемы чередуются с пилястрами и кессонами (углублениями), но самые нарядные здесь – окна второго яруса, объединенные по два и по три: их украшают арочные сандрики («полочки» над наличником) с розетками и карнизы из ряда колосьев с кессонами.

 

***

Гродно, дом Тальгейма

Ленина, 22
 

 

Построен в 1911 году по заказу врача Михаила Тальгейма и с учетом особенностей его работы. На первом этаже были приемная, кабинет и даже две палаты, а для посетителей был предусмотрен отдельный вход. В эпоху модерна здания вообще становились всё более утилитарными и удобными для человека – новые материалы и технологии позволили архитекторам быть свободнее в решениях. Наконец стало можно добиваться подлинного единства экстерьера и интерьера, и к оформлению интерьера подходили всё более индивидуально – дом соответствовал характеру людей, которые собирались в нем жить и/или работать.

Дом врача Тальгейма интересен еще и тем, что это беларусский пример так называемого северного модерна, который был распространен на территориях Швеции и Финляндии. Для него характерно использование грубых природных материалов при облицовке зданий и простых лаконичных форм, которым так преданы скандинавы. В духе северного модерна основание дома Тальгейма облицовано камнем, а его фасад увенчан стилизованным куполом, покрытым черепицей.

 

***

Гродно, дом Крейцера

Социалистическая, 44

 

В Гродно находится, пожалуй, самое ярко декорированное в стиле модерн здание – это дом купца Владимира Крейцера. Среди местных оно известно также как «дом с лилиями» – по доминирующему декоративному элементу. Цветы лилий здесь словно прорастают из тянущихся по фасаду стеблей. Мы уже отмечали, что модерн любит флористические мотивы: на фасадах можно наблюдать «растительную» лепнину и декоративные элементы с цветочными паттернами. Внутри зданий этот лейтмотив зачастую поддерживался в оформлении подъездов и комнат. Цветы мака, лилий, ириса, водных растений «оплетали» здания снаружи и внутри – будто вышивка по ткани.

Нехарактерная для модерна горизонтальная симметрия дома Крейцера уравновешена текучими формами кованых ограждений балконов и оконных порталов. Пастельные приглушенные тона тоже работают на сглаживание.

Сейчас в доме функционирует «БНБ-Банк», который приобрел здание в 2007 году и с тех пор занимался его восстановлением. Лепнину снимали с фасада и создавали заново – по сохранившимся элементам. Были отреставрированы деревянные ставни и двери (в которых, к слову, сохранилась старая замочная скважина, только ею уже не пользуются). Внутри на втором этаже восстановили печь с изразцами, покрытыми зеленой глазурью, а в комнатах по фрагментам оригиналов воссоздали потолочные розетки из гипса.

 

 

***

Гродно, дом Муравьёва

Советская площадь, 2

 

 


Балконы обтекаемой формы

Дом был построен в конце ХIX века для купца Ивана Муравьёва. Здесь размещался его магазин и жилые комнаты для семьи. Для своего времени дом был оформлен очень богато: гербовые щиты, кафельные печи, изысканная ковка, искусная лепнина. Говорят, многих горожан раздражал этот шик. Как бы то ни было, мы вынуждены дорисовывать его в своем воображении. Почти всё убранство, если не сгинуло в советские годы, исчезло в 90-х, когда здание оказалось «заброшкой» – отсюда вынесли даже чугунные элементы.

В 2019 году здание выкупил гродненский бизнесмен Станислав Семашко. В новой ипостаси дом Муравьёва – это ресторан и гостиничные номера, в которых атмосферы ХХ века ты не уловишь. Однако снаружи стиль читается: разномастные окна, кованые балконы, сглаженные углы и много-много мелких деталей на фасаде.

 

***

Бобруйск, дом на Пушкина, 136/52



Фото: bobr.by


По разным данным, в 1900 году это здание появилось как дом зажиточного торговца. Во время войны здесь был немецкий штаб, после разместился детский дом, теперь – библиотека.

Фасад здания расчленен рустованными пилястрами. Рустовка – это облицовка четырехугольными, плотно пригнанными друг к другому камнями, передняя сторона которых или оставлена как есть, или отесана нарочито грубо (латинское слово «rusticus» как раз обозначает «деревенский, грубый, простой»). Рустовку использовали еще римляне, в том или ином виде техника проявлялась в самых разных стилях. В модерне ее использовали за возможность добавить грубую фактуру в «палитру» фактур. Декор дома на Пушкина довольно затейливый: зубчики, выступы, ниши. Самый необычный элемент – аттик, декоративная стенка над карнизом, форму которой без картинки и не опишешь, очень интересная.

 

***

Бобруйск, дом Кацнельсон

Интернациональная, 25
 

 

Эта точка нашего маршрута примечательна тем, что других деревянных зданий в стиле модерн в Беларуси ты не сыщешь. За чем-то похожим нужно ехать в страны Балтии. Говорят, купчиха Пая-Брайна Кацнельсон и купила этот дом где-то в тех краях. Его доставили в Бобруйск по частям и собрали в 1912 году.

 


Окна разной формы

 

Неизвестный создатель этого дома виртуозно поиграл объемами: здесь тебе и башни с шатрами, и округлая мансарда. Фасад весь «разлинован»: карнизы, ставни, наличники. А еще здесь очень характерные окна. В эпоху модерна окна в жилых и общественных зданиях могли быть разного размера, размещаться на разных уровнях и вообще выглядеть так, будто это компиляция окон с разных домов. Часто они имели овальную или арочную форму с перекрытиями, могли украшаться витражами с растительными мотивами.

 

***

Брест, дом Гринберга

Советская, 101



Фото: «Виртуальный Брест»

 

Сейчас здесь находится аптека № 3, при которой работает любопытная комната-музей аптечного дела. Интересно, что с самого начала история этого дома связана с фармацевтическим делом – первый этаж проектировался под аптеку, и сколько ни менялась власть, в здании всегда торговали лекарствами.

Супруга архитектора Соломона Гринберга Фаина была одной из первых женщин-провизоров, получивших высшее образование: она училась в Киевском медуниверситете. Собственно, для своей семьи и дела Гринберг и спроектировал эту трехэтажку в 1923 году.

Интересный конструктивный элемент здесь – эркер. Помимо того, что эркеры «наращивали» жилые метры в здании, для архитекторов эпохи модерна это был еще и способ избежать монотонности и предсказуемости – свойств, от которых так далека законодательница стиля – природа.

 

***

Могилёв, дом на Мигая, 13



Фото: photobuildings.com

 

Здание бывшего кредитного сообщества начала ХХ века – яркий памятник архитектуры модерна в Могилёве. В срезанном углу оформлена входная группа с атлантами. Силачи держат не кованый, но уверенно круглый балкон. Скромные прямоугольные оконные проемы соседствуют с большими полуциркульными, причем разной ширины. Фасады увенчаны витиеватыми аттиками, а из мелкого декора обязательно обратим внимание на листики.
 


Срезанный угол фасада

 

***

Пинск, Полесский драматический театр

Хоружей, 10

 


Стилизованный купол

Полесский драмтеатр занял историческое здание кинотеатра «Казино», которое было построено в 1911–1912 годах на средства первооткрывателя кино в этих краях – Давида Боярского.

Кинотеатр должен был вырасти на перекрестке, и его архитектором был использован беспроигрышный для таких случаев прием акцентирования застройки: он спроектировал угловую башню. Башня была квадратная в плане (и при реконструкции в 2000-х ее такой восстановили), а венчал ее восьмигранный высокий купол, покрытый «чешуйками», с окнами в виде лепестков. В зданиях модерна довольно часто встречаются стилизованные башни и купола, чаще округлой, граненой или сферической формы. Никакой конструктивной нагрузки в таких элементах не было – чистая красота.

 

Фото: palasatka. Иллюстрации: Olga Rummo.

ООО «ЭфСиБи Бел»
УНП 193185741

|

Культурная программа

Автор:   34travel

  7656

hand with heart

Отблагодарить 34travel

Если наши материалы пригодились тебе в пути, сказать спасибо редакции можно, купив нам чашку кофе через Ko-fi. Всего пара кликов, никаких регистраций, комиссий и подписок. Спасибо, что ты с нами.

ЗАКИНУТЬ МОНЕТКУ

Читай также

Гайд по стилю: едем смотреть беларусское барокко

18 архитектурных памятников.

Знатные семьи Беларуси. Все подкасты 34travel

История Беларуси в лицах.

Гайд по стилю: едем смотреть беларусскую готику и неоготику

Контрфорсы, нервюры и прочая красота.

Сейчас на главной

Ради каких спектаклей стоит поехать в другой беларусский город?

Фрик-шоу, Рэй Брэдбери и страх Вирджинии Вульф.

Афиша Беларуси: куда пойти в июне?

Творческие встречи, маркет, литературная мастерская.

Подкаст о беларусской гастрономии: Кофе или чай?

История любимых напитков и традиционных десертов.

9 художественных музеев и галерей за пределами Минска

Пронзительные пейзажи, красочные маляванки и даже монументальные мозаики.

Тут даже камни живые. Этнограф – об уцелевших полесских традициях

Мифология древнего беларуса, которую можно наблюдать вживую.

Забытая Беларусь: достопримечательности, которых уже нет

Наследие, память о котором остается только на картинках. 

Место недели: Лынтупы

Костел, усадьба и старое кладбище.

Маршрут по беларусскому Полесью: едем в Пинск и окрестности

Уникальные музеи народной культуры, места Наполеона Орды, загадочные усыпальницы.

Как прошел «Юрьевский хоровод» – уникальный обряд встречи весны

Показываем, как обряд из списка ЮНЕСКО выглядит сегодня.

Показать больше Показать больше