Общий язык

Минчанка Анна Вардомацкая, которая сейчас живет в Варшаве, в прошлом году решительно вышла из зоны комфорта и по программе AIESEC на месяц улетела в огромную мусульманскую Индонезию (город Маланг, Восточная Ява), чтобы поучить местных детишек английскому, а заодно и поучиться у них – безмятежному и одновременно вдумчивому отношению к жизни. Своим индонезийским опытом Анна поделилась с 34travel.

Я поехала в Индонезию по программе AIESEC, чтобы преподавать английский в школе. Жила в Маланге, это Восточная Ява. В школе я, естественно, выглядела как диковинный зверек – все вечно толпились вокруг меня, задавали кучу вопросов, причем многие предпочитали делать это по-индонезийски. Например, когда я только пришла в школу, мне поручили толкать речь перед школьниками – а их, на минуточку, было практически 900 человек. Чувствовала я себя как минимум как на красной ковровой дорожке (впрочем, как и каждый день в Индонезии – правда, к этому привыкаешь очень быстро). Для них любой европеец – светлокожий светловолосый Гулливер. Детишки постоянно аплодировали, а потом, когда им сказали, что можно задавать мне вопросы, один мальчик вышел и сказал, что никогда не видел такой красивой женщины. Один учитель выложил на Facebook фотографию своей семьи со мной. Физрук и учитель ЧОГ (вернее, местного его аналога) на протяжении всего проекта бегали вокруг меня и кричали, что они холостые. 

Учителя английского, кстати, говорили по-английски довольно паршивенько. Мне удавалось их понимать, но они ужасно долго подбирали слова, пользовались простейшими конструкциями и делали кучу ошибок. 

Физрук и учитель ЧОГ на протяжении всего проекта бегали вокруг меня и кричали, что они холостые

Все ученики относились к старшим с огромным уважением. Когда здоровались со старшими, то прикладывали их руку к щеке или ко лбу – учитывая размер классов, занимало это довольно много времени. Детишки в школе и со мной так здоровались. Они все были такими застенчивыми, просто прелесть. Правда, это не мешало им каждый день со мной фотографироваться – на фото с иностранцами индонезийцы просто помешаны. Всю поездку выкладыванием фото на Facebook я себя даже не утруждала – местные делали это за меня.

 

Уроки

Изначально моя работа выглядела так: несколько дней в классах я показывала презентацию о Беларуси. Детишки понимали, мягко скажем, не все, что я говорю. Даже несмотря на то, что я пыталась упростить свою речь донельзя и использовать элементарные конструкции. Ожидаемо: никто из них и понятия не имел о Беларуси. Детки оставались под огромным впечатлением от наших озер, замков, а особенно от зимы. Надеюсь, что теперь они будут знать хоть что-нибудь. 

Проблема состояла в том, что презентация занимала от силы минут 25, да и то если растягивать слова и пытаться вставлять какие-то шуточки. Поэтому, когда она заканчивалась, я абсолютно не знала, чем заняться остальные полчаса времени. Обычно задавала детям вопросы – но они понимали от силы треть. И это шестнадцатилетние школьники в классе с углубленным (!) изучением английского языка. Я пыталась спрашивать их про их хобби и про то, кем они собираются стать, когда вырастут, и, как выяснилось, все мальчики хотят стать футболистами, а девочки – певицами. В итоге я отчаивалась и заставляла их петь и танцевать народные танцы. Чем они и занимались практически всегда до конца урока. 

Моим спасением было то, что кто-то просил с ним сфотографироваться (к слову сказать, когда они не делают этого, ты начинаешь чувствовать, что здесь что-то не так), и это занимало еще кучу времени. Смешным моментом было, когда однажды в разгаре фотографирования наконец пришла их училка, чтобы закончить урок. Когда все ушли, она всучила мне свою визитку и предложила экскурсию на гору Бромо, которая считается одной из достопримечательностей региона. Хочешь жить – умей вертеться. 

В конце урока я обычно просила задавать мне вопросы, и главных вопросов у них всегда два: «Что ты думаешь об Индонезии?» и «Как найти тебя на Facebook?». Но одна девочка однажды спросила, что такое любовь, чем весьма меня умилила.

 

Школы

Сама школа была очень классной. Это vocational school, где учатся дети 16-18 лет. Здание очень красивое, есть внутренний дворик, в который выходят все окна, а в нем – несколько беседок в традиционном стиле и даже пруд с рыбками, библиотека с маленьким кинозалом, лаборатории, в которых детишки занимаются 3D-анимацией, и, конечно, комната для намаза. Они все и правда молятся по пять раз в день. В школе 99% учеников никогда не пробовали алкоголь, я уже не говорю о легких наркотиках. Сексом им можно заниматься только после свадьбы, и этого правила никто не нарушает. В общем, в первый раз в жизни я видела таких праведных мусульман. 

На школьной форме у детишек написаны имена, и одного мальчика звали Юрий Гагарин

Вообще школы здесь спроектированы гораздо умнее и интереснее, чем беларусские. Например, во второй школе, где я вела уроки, здание было построено таким образом, что заходить во все классы нужно было с улицы, и дети постоянно находились на свежем воздухе. 

На школьной форме у детишек написаны имена, и одного мальчика, например, звали Юрий Гагарин. Я чуть не умерла со смеху, когда услышала, но о космонавте он, как оказалось, не знал. Местные школьники обязаны носить униформу, и в разных школах она выглядит по-разному. На каждый день недели своя – вчера школьники могли быть в белом, а сегодня уже в голубом. Во второй школе, где я вела уроки, по понедельникам и вторникам детишки носили красно-белую форму, в цветах индонезийского флага, по средам – голубую, по четвергам – батик, а по пятницам – коричневую форму скаутов. Учителя, кстати, тоже носили форму. Перед входом в помещение обычно нужно разуваться. Поэтому некоторые уроки ведутся босиком, что само по себе странновато.

У индонезийцев считается нормальным начинать занятия, к примеру, в 6.30 утра. В особых случаях – даже в 5. Это жутковато, особенно учитывая, что в Минске я никогда не вставала раньше восьми. Когда местные узнали, что в первый день «русская девочка» спала до 10, они чуть не упали в обморок. 

Мне очень нравились дети, только вот организационный процесс в школе оставлял желать лучшего. Например, можно было прийти в класс, который отмечен у тебя в расписании, а там уже идет урок. Они называют это miscommunication. В общем-то, все проблемы они называют этим словом. И не особо стремятся их решать. Если мы, столкнувшись с проблемой, начинаем искать пути ее решения, то они просто констатируют, что существует проблема, и дальше продолжают беспечно улыбаться. Европейцев это дико раздражает, но никто из приезжих не знает, как с этим бороться. 

Когда местные узнали, что «русская девочка» спала до 10, они чуть не упали в обморок

Еще индонезийцы имеют странную особенность никогда не говорить «нет». Им легче сказать «да», а потом просто не выполнить обещание, чем сразу отказаться, не создавая тем самым кучу проблем окружающим. А вот когда им предлагаешь чем-нибудь угостится, они, наоборот, всегда отказываются, даже если умирают с голоду.

 

Еда

Индонезийская еда довольно странная. Здесь на улицах повсюду продают свежевыжатые соки, которые делают прямо у тебя на глазах, а вот основные блюда – это в основном рис и тофу. Рис частенько едят руками. Хорош индонезийский суп сото с лапшой, курицей и яйцом, а вот найти «нормальную» европейскую еду можно только в крупных торговых центрах. Например, мы питались в Pizza Hut, которая здесь считается одним из самых дорогих мест. Дома я даже не захожу в такие стремные заведения, а тут есть в них могут позволить себе только состоятельные люди. Порции, кстати, везде птичьи – часто приходилось брать по две.

Однажды стаканчик с нарезанными фруктами мне приправили майонезом

Зато можно напробоваться экзотических фруктов. Например, перед тем как отведать dragon fruit, мне пришлось даже посмотреть видео на YouTube, чтобы понять, как к нему подступиться. Самое интересное, что никогда не знаешь, что тебя ждет: однажды стаканчик с нарезанными фруктами мне приправили майонезом.

 

Развлечения

Как благоверные мусульмане, все, с кем я общалась, даже боялись произносить слово «клуб», а нам же (европейцам, которые поехали вместе со мной по программе) очень хотелось потанцевать и выпить. Еле-еле удалось разузнать про два места – 
клубы Smooth, где были комнатки для караоке, и Hugo’s, находящийся через дорогу от него. Когда мы приехали в Smooth, то поняли, что в этих комнатках занимаются чем угодно, но только не пением. Тут-то я впервые в жизни и увидала индонезийских шлюх. 

Бутылка вина стоит минимум € 50 евро, при том, что а некоторые зарплаты не превышают € 100

Мы решили линять из этого места как можно скорее и отправились в соседний Hugo’s, который находился в подземном гараже. Особенно меня порадовало то, что в двадцати метрах от него находилась Musholla, молительная комната, которые здесь можно найти на любой заправке, в ресторане и вообще общественном заведении. В общем, расположение клуба показалось весьма духовным – очень удобно, выходя из клуба в четыре часа утра, сразу отправиться на первую молитву.

Внутри клуб выглядит так же, как и любой западный, к которым мы привыкли. Что нас поразило, так это ядерные цены на алкоголь, которые в отдельных случаях выше, чем в Европе. Например, бутылка вина стоит минимум € 50 евро. Это при том, что некоторые зарплаты здесь не превышают € 100. 

Посреди ночи в клуб нагрянула полиция, чтобы проверить помещение. В Азии крайне суровые наказания за хранение и употребление наркотиков, и, как нам сказали, такие проверки – совершенно обычное дело. Как ни странно, нас даже ни разу не попросили сфотографироваться, хотя и очень активно приглашали потанцевать на сцене, чем мы, конечно, и занимались полночи. Обычно в клубах знакомятся парни, но в Индонезии все делается наоборот, и ко мне подходили знакомиться девушки.

Фото – Анна Вардомацкая

Тэги: Индонезия
hand with heart

Теперь ты можешь «оставить чаевые»и сказать спасибо редакции 34travel за проделанную работу

Выбрать сумму:
    Оставить tips!

    Читай также

    Комментарии (1)

    Таня
    Таня | 18.01.2016 23:04

    Очень здорово, воодушевляет путешествовать с пользой.

    Написать комментарий


    Сейчас на главной

    Показать больше Показать больше