Открытое море

Беларусский путешественник Иван Цымбал уже рассказывал на страницах 34mag, как пробовал попасть во французский Иностранный легион, как проводил зиму на загадочном острове Валаам и как искал приключения в Чечне. В этот раз он прошел на яхте по Балтийскому морю – от Гетеборга до польского Щецина – и написал для 34travel историю своего трипа в формате путевых заметок.

 

Предисловие


Год назад я наткнулся в 34mag на статью о том, как несколько беларусских парней решили скинуться на настоящий корабль, чтобы помогать всем желающим обучаться водным путешествиям и когда-нибудь отправиться в кругосветку по морю. Не стоит даже говорить, что я тут же связался с парнями и стал участником их сообщества. И вот спустя год я еду в Гетеборг, чтобы отправиться в свое первое настоящее морское путешествие.

 


День 1. Встреча


Уставший экипаж «Мазая» причаливает в гавани Гетеборга. Суточный переход с ветром в 25 узлов сильно измотал матросов и особенно капитана. Швартовы закреплены, судно мерно покачивается вместе с плавучим причалом. Я впервые ступаю на борт учебного корабля и с облегчением сбрасываю тяжелый рюкзак с плеч. Пожитки, еда, алкоголь оттягивали их в течение последних трех дней. Теперь я могу вздохнуть свободно и выложить все в трюм.

Утром следующего дня мы провожаем домой счастливых загорелых ребят, в течение двух недель исследовавших фьорды Норвегии. У нашей команды будет другая история – мы пойдем южнее, между шведских и датских островков, и высадимся на польском берегу.

Нас будет пятеро, не считая капитана. Миша, Наталья, Глеб, Евгения и я. Мы незнакомы друг с другом, но кое-кто приехал по парам. Так совпало, что все мужчины отрастили к путешествию бороды. Наверное, готовились, как и я, читая Джека Лондона, Эрнеста Хемингуэя или Тура Хейердала.

«Мазай» – узкая, вытянутая прогулочная лодка с острым носом; она смахивает на свирепую акулу и довольно быстроходна. Новоиспеченные матросы нетерпеливы в предвкушении выхода в море. Но капитан не спешит. Он проводит инструктаж по технике безопасности, рассказывает о возможных чрезвычайных ситуациях, об устройстве быта на борту, раскладывает привезенные нами продукты.

«Все мужчины отрастили к путешествию бороды»

Капитана зовут Тимофей. Правильно и четко отдать команду и прекратить панику в экстремальной ситуации – вот его задача. Родившись в стране, не имеющей выхода к морю, Тим, несмотря ни на что, стремился к нему. За его плечами – сотни миль, пройденных на байдарках, лодках, ботах, яхтах. В 2008 году на фрегате «Штандарт» он встречал настоящую королеву Дании на борту. В 2013 пересекал Индийский океан, минуя восточное побережье Африки, и добирался до Средиземного моря. В конце концов, наш капитан начинает собственные проекты «Полюс 375» и «Учебный корабль». Покупает лодку, дает ей оригинальное название, привлекает людей. Весной 2015 года сотни минчан посетили бесплатную парусную школу, где слушали цикл теоретических лекций. Летом желающие отправились изучать практическую часть на Минском море, где им преподавали азы парусного спорта. Ну и, наконец, самые стойкие практиканты достигли Северного моря и Балтики на палубе «Мазая».

Наконец кэп уходит в офис гавани узнать о погоде, а вернувшись, приказывает:

– Приготовиться к отплытию!

 

 


День 2. Команда в деле


На палубе начинается суета. Все бегают, переодеваются и вооружаются фотокамерами. Наконец отдается последний швартов и «Мазай» под характерный дизельный рокот выходит из залива. Крошечные лодки и огромные паромы, деревянные шхуны и военные корабли проходят мимо. Тимофей следит за фарватером и расходится с ними по специальным правилам морского движения. Акватория наполнена небольшими островами и еле выступающими из воды рифами. Мы заходим в небольшую гавань, чтобы заправиться соляркой и газом.

На ночь мы прибываем на маленький остров Sjumansholmen. Пока дежурный готовит ужин, я ухожу посмотреть на жителей, их дома и улицы. На острове нет ни одного автомобиля или мотоцикла. Они запрещены. Зато лодка наверняка есть у каждого. Люди передвигаются на велосипедах и мопедах с тачкой, прикрепленной спереди. В ней перевозят не только грузы, но и пассажиров. Дома окрашены в светлые цвета и отделаны деревом. Здесь можно с кем угодно завести разговор, и он найдет время для тебя, а диалог будет сопровождать улыбкой.

Следующий день освещен ярким солнцем, и в бухте становится жарко. Но я знаю: на открытом ветру будет все равно прохладно. «Мазай» отчаливает и выходит в море. По команде мы расчехляем грот (прямой парус, самый нижний на второй мачте от носа), поднимаем грота-фал (снасть, предназначенная для подъема и спуска парусов), травим топенант (снасть, поддерживающая концы рея), натягиваем гика-шкот (снасть бегучего такелажа, предназначенная для растягивания нижних углов парусов по рею или гику).

На палубе неразбериха и толкотня. Стараемся выполнять все, что говорит капитан, но действуем плохо, не слаженно. Видно, что до этого команда прошла всего несколько уроков на Минском море. Волна небольшая, ветер слабый и встречный. Острый нос яхты врезается в воду, оставляя брызги по бокам. Паруса выставлены и курс взят. Идем в лавировку на юг, меняя галсы. Команда усаживается в кокпите отдышаться. Начинает чувствоваться качка. Некоторым становится надолго очень плохо, другие не реагируют совсем. Но проявляется она у всех, даже опытных моряков.

«Стараемся выполнять все, что говорит капитан, но действуем плохо, не слаженно»

– Когда я участвовал в Tall Ship Races, – говорит Тимофей, – нашим капитаном был матерый финн. Однажды, возясь со стакселем на носу (а качало тогда не то, что сейчас), он отвернул голову от ветра, стошнил, тут же вытерся и продолжил работу. Еще говорят: те, кто достаточно пьет, качку переносят легко. Но это не аксиома.

На борту легче – можно посмотреть на горизонт или закрыть глаза. Вот дежурному готовить обед стоит немалых усилий. К вечеру ветер утихает, мы снимаем паруса и идем под мотором ближе к берегу. Вдали виднеется старая крепость, а навигатор показывает несколько миль до гавани рядом с ней. Оставляя красные буи по левую сторону, зеленые – по правую, «Мазай» входит в марину.

Свободных мест не находим. Вынуждены становиться на чужое, обозначенное красным квадратом. Благо, никто не прогоняет. Местные подходят и говорят, что хозяина сегодня не будет.

 


День 3 и 4. Бейдевинд


Уже который день море спокойное, а южный ветер разгоняется до 10 узлов и дует в нос. Временами Балтика напоминает Минское море. Идем в лавировку курсом бейдевинд. Это курс, при котором судно двигается под острым углом к встречному ветру. В раннем средневековье европейцы заимствовали у арабов косой, или латинский, парус. Главное достоинство такого паруса состоит в том, что он позволяет судну двигаться против ветра, лавируя галсами, то есть подставляя встречному ветру то один, то другой борт. Направление встречного ветра начинается с 20 градусов от фронта. Поток воздуха формирует разность давлений, что приводит к ускорению движения воздуха в верхней части паруса и появлению подъемной силы, как у крыла самолета.

Вечером четвертого дня путешествия «Мазай» огибает высокий лесистый мыс с маяком и парой домов. Уже в потемках швартуемся в бухте симпатичной шведской деревеньки Мелле, раскинувшейся на холмах. Несмотря на близость к северу, почти каждый дом здесь имеет открытый балкон или веранду.

«Нас удивляет, что в дупель пьяный пожилой человек отлично разговаривает на английском»

После ужина всей командой уходим прогуляться по ночному поселку. Сокращая путь, сворачиваем в узкий переулок, ведущий вверх по холму, и неожиданно натыкаемся на лежащего в густой траве пожилого мужчину.

– Дышит?
– Вроде да, – отвечает Миша, положив руку ему на грудь.
– Mister, do you need help?
– I am drunk, – еле ворочая языком, отвечает тот.
– Do you need help? – настойчиво повторяет Михаил.
– I think so, – немного подумав, отвечает мужчина.

Девушки уже стучатся в соседний дом, просят вызвать полицию или какую-нибудь помощь. Выходит подтянутый швед лет пятидесяти и кому-то звонит. Закончив разговор, беседует с лежащим. Затем обращается к нам и объясняет, что все нормально, это местный пьяница, а полиции в округе нет. Это нас удивляет, как и то, что в дупель пьяный сонный пожилой человек отлично разговаривает на английском.

Мы возвращаемся на яхту и засыпаем под громкие песнопения нетрезвых датских яхтсменов. И никто их не успокаивает и не предъявляет претензий. Полиции ведь здесь нет.

 


День 5 и 6. Копенгаген


Берем курс на Копенгаген. Море между Швецией и Данией сужается, и всем становится теснее: волны и ветер усиливаются, а трафик увеличивается в разы. Здесь надо быть осторожным. Под нервные возгласы капитана команда оповещает его о судах, маяках и буях вокруг нас.

– На 9 часов огромный сухогруз, расстояние две мили! – громко информирует всех Глеб.

Выбрав момент, Тимофей выкручивает румпель до упора, и «Мазай» пересекает фарватер, прижимаясь к датскому берегу. В самом узком месте ширина пролива достигает 4 км. Здесь на небольшом мысу находится изящный средневековый замок Кронборг. Он был построен в 1585 датским королем Фредериком II в стратегически важном месте – чтобы собирать пошлину с кораблей, покидающих Балтийское море. Всемирную известность замок приобрел благодаря пьесе Шекспира «Гамлет, принц датский». Именно здесь задавался герой вопросом: «Быть или не быть?» В настоящее время Кронборг является резиденцией датских королей. Они устраивают здесь свадьбы, балы и принимают высоких гостей. В это же время его посещают тысячи туристов.

«Как рыбак каждый вечер швартуюсь, б**!»

Пролив расширяется, волны утихают, кораблей становится значительно меньше. Вдали – Эресуннский мост, соединяющий Швецию и Данию. Это грандиозное инженерное сооружение длиной почти 8 км. Начинается он тоннелем, если ехать из Дании, и на искусственном острове Пеберхольм выходит на поверхность. Рядом с ним сотни ветряных электрогенераторов, закрепленных прямо в море. Их обходят неуклюжие паромы высотой с 10-этажный дом.

К пристани подходим уже после заката. За неделю наш экипаж так и не научился швартовке. Тянем не туда или не к месту, путаемся в узлах и петлях. Моряки, капитаны, шкиперы оценивают незнакомцев именно по причаливанию. Так же, как водители по парковке.

– Как рыбак каждый вечер швартуюсь, б**! – ругается капитан.

В столице Дании мы проводим два увлекательных дня, но сталкиваемся с небольшой проблемой. Поменять евро на местные кроны оказывается непросто. Мы прибыли в воскресенье, когда банки были закрыты, но оказалось, что и в будни сложно найти обменник. Нашего капитана это, вместе с постоянными требованиями заплатить за стоянку, не на шутку разозлило. И он не стал платить. Ранним утром третьего дня мы хотели уйти незаметно, но не успели – приехал автомобиль с враждебно настроенными парнями. Тимофей неспешно отвязал швартовы и отчалил у них на глазах.


День 7 и 8. Ночной переход


Выходим под проливным дождем. Но спустя некоторое время начинает дуть попутный ветер и мы поднимаем паруса. «Мазай» кренится и в полной тишине следует заданным курсом. Наталья сегодня рулевая, она держит курс и следит за компасом. Ветер и волна давят на руль и постоянно пытаются сбить с направления. Держа румпель, чувствуешь давление на него, нужно сопротивляться или подстраиваться, чтобы стрелка компаса показывала нужный курс. Бывает, забудешься и свернешь в сторону на 10 градусов. Грот заполощется, стаксель перекинется, и капитан недовольно заворчит на рулевого.

Женя экспериментирует с гротом. Отпустит, передвинет погон гика, посмотрит на колдунчики, затем обратно. Постановка паруса зависит от того, под каким углом и с какой силой дует ветер. Это целая наука, и мне, например, так и не удалось ее познать за это короткое путешествие. Малейшее изменение формы грота или стакселя влияет на скорость. Небольшой поворот на пару градусов – и снова настраивай паруса. Ветер надо чувствовать, он тоже бывает разный.

Миша сел за мачтой, где открывается хороший обзор, и сам при этом не мешает рулевому. Глеб практикуется вязать узлы. Я лениво фотографирую.

«Если увидишь красный или красно-зеленый огонь – это значит, что судно идет на нас или пересекающимся курсом»

Дежурить в этот день было нелегко. Обычно в обед мы перекусывали бутербродами, а вечером на стоянке уже вместе что-то кашеварили. В качку, стоя на одной ноге, другой качая воду, я резал, мыл, кипятил и снова мыл, набивая шишки о дубовую обивку камбуза.

Середина августа, солнце садится уже в полдесятого вечера. Рулевой держит курс натурально по звездам, ведь других ориентиров ночью нет, а компас не видно, он не подсвечивается.

Оборачиваюсь вокруг. По всему горизонту расположились красные, зеленые и белые огоньки, будто нас окружили. Если увидишь красный или красно-зеленый огонь – дай знать капитану: это значит, что судно идет на нас или пересекающимся курсом.

Беспрестанно смотря в бинокль, мы научились различать сухогрузы, рыболовецкие суда, паромы и маленькие яхты, вроде нашей. Однажды я увидел ярко-синие, кислотные фонари. Это была дискотека на пароме, следующем в Швецию.

Сменяя друг друга в качестве рулевого и наблюдающего, мы коротаем ночь. Начинается рассвет. Едва зардев, небо очень медленно светлеет. Прибываем в польский Щецин. Время пролетело незаметно. Я покидаю яхту с полупустым рюкзаком, в последний раз она выталкивает мою ногу носом. Кранцы защищают борт, швартовы растянуты по четырем сторонам.

Фото: Иван Цымбал, Михаил Котляр

Тэги: Польша, Швеция, Дания

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Комментарии (2)

Зула
Зула | 9.10.2015 10:38

Респект чувакам!

ЦЕЦЕ
ЦЕЦЕ | 2.10.2015 18:31

Фото нереально круты!

Написать комментарий


Сейчас на главной

Показать больше Показать больше