Опыты: 10 дней в буддистском монастыре

Путешественник из Витебска Евгений Степанов уже 9 месяцев в пути. Сейчас его дорога лежит через Таиланд, где он десять дней провел в буддистском монастыре на севере страны на медитативной практике випассана. Для 34travel он рассказывает о своем опыте. 

 

Монастырь

 

У главной дороги я увидел указатель на монастырь, приветствовавший новых гостей. Позади больше ста километров крутого серпантина, и до монастыря оставалось всего полтора километра. Полтора километра через ущелье вдоль гор, вдоль реки и пальм. Именно такой должна быть дорога к месту, где практикуют медитацию. Здесь меня встретил молодой волонтер, который за 20 минут объяснил, как все устроено, попросил паспорт и переписал данные в папку с названием «Check in». Тогда впервые у меня появилась ассоциация с курортом. 

 

«Первое, что люди делают по приезду в монастырь, –  переодеваются во все белое. Когда полсотни человек во всем белом медленно ходят по кругу, возникает ассоциация с больницей»

 

Лесной монастырь Wat Tam Wua, что дословно переводится как «Корова в пещере», существует больше 30 лет на самом севере Таиланда, на границе с Мьянмой. За это время тут получилось создать по-настоящему райское место, причем  исключительно на пожертвования. Сейчас в монастыре живет 10 монахов – на территории, которая может с комфортом разместить свыше 200 человек. Ежедневно, 365 дней в году, сюда приезжают люди всех известных религий и конфессий. Аргентина, Израиль, Иран, Афганистан, Великобритания, соседняя Малайзия, Япония, Россия, Испания, Германия и весь остальной мир. Но в этом месте если и спрашивают откуда ты, то только из любопытства. Национальность здесь не больше, чем слово. 

На территории монастыря очень много отдельных бунгало на одного-двух человек, их называют Kuti. Также есть три больших дормитория, там мне и выделили место под матрасы и показали, где взять пледы и подушки. 

Первое, что люди делают по приезду в монастырь, – переодеваются во все белое. И тут возникает новая ассоциация – с больницей. Особенно когда полсотни человек во всем белом друг за другом медленно ходят по кругу 40 минут.

 

 

Распорядок дня

 

Время здесь течет ровно с такой скоростью, с какой ты ему позволишь. Представь себе наручные часы без стрелок. Они по-прежнему работают, их можно завести и услышать как они «ходят», отмеряют время, но не показываю его. Так вот эти часы – яркое отображение времени в монастыре. Есть ежедневное расписание, но тебе не нужно знать который час, обо всем сообщает гонг. В монастыре подъем в пять утра для самостоятельной медитации у себя в комнате (обычно все спят до шести). Дальше в главном холле первая ежедневная традиция – предложение риса монахам. Монахи со своими котелками для еды проходят по главному холлу, и каждый кладет по ложке риса им в котелок. После чего все приступают к завтраку. Еда у буддистов вегетарианская, всегда рис и овощи, остальное может изо дня в день меняться. По правилам жизни буддистских монахов, после полудня они ничего не едят, поэтому обед в монастыре в 11 утра и это последний прием пищи на день. Мы по три раза подходили к столу с едой, чтобы наесться на весь день, но кто-то все равно уже вечером бегал в соседнюю деревню за дополнительной едой.

С трех до шести в монастыре свободное время, и многие просто теряются на территории. Водопады, деревянные мостики, пруд с фонтаном, сад, пещеры, горы – здесь можно долго исследовать окрестности. Один час желательно выделить на уборку территории – минимальная плата за прелести пребывания здесь. Все остальное время дня проходит в медитации.

 

«По правилам жизни буддистских монахов, после полудня они ничего не едят, поэтому обед в монастыре в 11 утра и это последний прием пищи на день»

 

 

 

Медитация

 

Випассана в дословном переводе означает «видеть как есть». Одна из главных ее целей – достичь просветления путем разделения тела и разума, и самый верный путь к этому –  медитация. Монастырь Wat Tam Wua практикует три вида медитации: сидячая, при ходьбе и (для многих самая любимая) лежачая. Все они здесь групповые и, так или иначе, сводятся к одной задаче – сконцентрировать свой разум на том, что ты делаешь в данный момент. Если идешь, то важен только шаг, который ты делаешь сейчас, не предыдущий или следующий. Сложно сконцентрироваться, когда вокруг горы, фонтан шумит и птички поют. На деле еще больше отвлекаешься на это, и одна только мысль в голове: «Я попал в рай, я точно в раю». Хотя у буддистов его нет.

Монахи говорят, что наиболее эффективной в глубоком погружении все же остается классическая сидячая поза. После 40 минут коллективной мантры на трех языках (тайский, английский и пали – древний устный язык со времен Будды, который использовался также для общения с животными и птицами), гасят весь свет в холле и главный монах просит принять правильную позу для медитации. «…Постарайтесь не думать ни о чем. Не думайте об этом и о том. Единственное, что сейчас для вас должно быть важно – сохранять внимание на своем дыхании. Вдох  и «BUD», выдох и «DHO». Говорите сейчас меньше» – лидер произносит последние слова и все стихает.

Если попросить сконцентрироваться на чем-то конкретном, скорее всего ты продержишься не больше пяти минут, мысли нахлынут потоком, одна за другой. Монахи называют такое состояние «monkey mind» и учат, как его побороть. Но есть еще одна проблема помимо концентрации – это твое тело. Если после пяти дней я мог без усилий и боли просидеть целый час в позе лотоса, то в первые дни было очень тяжело. В общей сложности групповая медитация занимает шесть часов в день, плюс монахи рекомендуют заниматься индивидуально по часу утром (а это между прочим 5 утра) и вечером перед сном. Итого получается 8+ часов. Считается, что такая интенсивная практика предполагает глубокое очищение разума, смывает ту грязь и копоть, которая прилипла к тебе за долгие годы, и после ретрита ты выходишь чистый (-ая) и обновленный (-ая). А в будущем достаточно часа медитации в день, чтобы поддерживать состояние, только «сдувая пыль» последних дней.

 

 

Правила

 

Монастырь, как оказалось, не такой строгий по сравнению с другими, но несколько прямых правил все же есть: не курить, не употреблять алкоголь и наркотики, не заниматься сексом, не есть мясо и не убивать. С этим строго и четко, остальное – по желанию. Выйти в соседнюю деревню за мороженым – здесь норма. Есть даже библиотека и безлимитный кофе. В принципе, можно и медитацию пропустить, если хочется спать или у тебя есть дела поважнее. Телефоны, как в других монастырях, не отбирают, и даже показали, где лучше ловит сеть. Для кого-то «можно пользоваться телефоном» значило вести прямые трансляции в инстаграме, смотреть сериалы, слушать музыку, работать удаленно. А имелась в виду обычная мобильная связь.

Я ехал в монастырь, ожидая более строгой дисциплины, и был готов нырнуть в привычную для монахов жизнь, поэтому эти десять дней не прикасался к телефону, не ел по ночам и добровольно сохранял молчание. Для последнего есть специальный бейдж «Silent and Happy», ты его цепляешь на футболку, и с этого момента все вокруг понимают, что спросить у тебя «Where are you from?» – не лучшая идея.

Это место потрясающе для первого опыта випассаны, и, в зависимости от степени личного ограничения, можно быть здесь, как на курорте, а можно и с головой окунуться в полноценный курс медитации. Лично я привык проверять воду перед погружением.

 

 

Новый год. 2561й.

«Утром 31-го декабря мой друг нарисовал на руке елку, и это была единственная елка в монастыре»

 

Утром 31-го декабря мой друг нарисовал на руке елку, и это была единственная елка в монастыре. Впервые за все время перед вечерней медитацией мы увидели в столовой еду. Тыквенный суп, который мы ели из кружек, был первым подарком от монахов. Вторым «подарком» нам удвоили время медитации, а вместо «Голубого огонька» – трехчасовая лекция о том, как быть счастливым. Для буддистских монахов смена года – это большое событие, но на деле весь праздник сводится к коллективной мантре перехода в новый год, пока во всем мире бьют куранты. 

Чуть за полночь те, кто еще не спал, побежали это исправлять, потому что первого января подъем без изменений в шесть, и снова все по расписанию.

 

 

Стоимость

 

Здесь нет никакой платы, кроме добровольной. Если даже ты не узнаешь для себя ничего нового, не откроешь новый взгляд на вещи, то как минимум проведешь одну-две недели в потрясающем месте, сравнимом с дорогим курортом посреди дикой природы. Даже я, крайне бюджетный путешественник, оставил в урне для пожертвований треть своего кошелька. Ведь не так важно то, сколько ты отдашь, как то, сколько от этого ты оставишь себе.

 

 

Интервью

 

На восьмой день в монастырь приехал новый монах, и многим показалось, что это девушка. Бритая голова, буддистская кашая (традиционная одежда монахов) кирпичного цвета, котелок для еды – наверняка и не скажешь. Волонтер подтвердил мою догадку, и я сразу побежал знакомиться.

– Здравствуйте, можно с вами пообщаться несколько минут?
– Привет, да, конечно. 
– Откуда вы?
– Я из Франции.
– Если честно, то впервые вижу буддистскую монахиню.
– Биккхунис. Нас называют биккхунис, дословно это так и переводится: «женщина-монах». Нас немного, это правда, особенно в Таиланде. Здесь сложно быть биккхунис, потому что официально мы не признаны главой сангхи (церковная иерархия в Таиланде), и поэтому в большинстве монастырей я не могу находиться и практиковать медитацию.
– А во Франции как с этим? Вы уже там стали биккхунис?
– Нет, там я начала медитировать, а затем переехала во Вьетнам, семь лет пожила во Вьетнаме и уже как два года в Таиланде.
– С чего все начинается? Как вы решили стать буддистской монахиней?
– Знаешь, всегда есть какой-то конкретный момент в жизни, после которого ты закрываешь все двери и уходишь в монастырь. Но монахи об этом не любят говорить, потому что это всегда, извини за выражение, полное дерьмо. Я не исключение. Я католичкой была и, когда не нашла ответов в церкви, отчаялась. Один мой знакомый посоветовал попробовать медитацию, и это оказалось для меня спасательным кругом.
– Монахи, биккхунис, вы живете вместе? 
– Нет, это исключено, я живу в одном из бунгало, как и все гости. Я не могу принимать пищу вместе с монахами, на медитации должна сидеть с остальными девушками.

 


– Я вчера видел, на обеде вы сидели с монахами.
– Вышло недопонимание. Они подумали, что я мужчина, а я здесь новенькая и подумала, может, у них другие правила. Теперь сижу поодаль.
– Вы приехали вчера, до этого где были?
– Недалеко от Бангкока есть монастырь для биккхунис. По стране их два или три всего.
– Почему уехали?
– Как я и сказала, здесь в Таиланде, мы не признаемся сангхи и вынуждены существовать сами по себе. Здесь в Wat Tam Wua есть волонтеры, много рабочих, а нам приходилось все делать самостоятельно. Копать, готовить, чинить, строить, стирать. Нас было немного и приходилось часто все силы и время тратить на это. Медитация уходила на второй план, меня это не устраивало, и подруга посоветовала Wat Taw Wua. Они одни из немногих, кто принимает биккхунис.
– Как долго здесь планируете быть?
– Я не знаю. За время в монашестве я научилась жить настоящим моментом. Здесь очень спокойно, отличное место для медитации.
– Вы сказали, что живете настоящим. Каждый день монахи на лекциях акцентируют внимание на этом.
– Потому что это фундамент. Випассана учит осознавать, что ты делаешь именно сейчас. Сидишь, идешь, ведешь машину или читаешь книгу. А не так: ты управляешь авто, в это время еще разговариваешь по телефону и доедаешь свой завтрак, потому что утром у тебя мало времени. Это не так работает.
– Так, помогите мне, я запутался. Если я сижу и читаю книгу, я же погружен в некую историю, я там, и не могу все время осознавать, что я сейчас именно сижу и читаю книгу.
– Да, ты читаешь книгу, но следует соблюдать дистанцию. Если в книге печальный момент, ты плачешь. Такого не должно быть. Ты можешь находить это грустным или смешным, но это не должно выбивать тебя из эмоционального баланса. Если это происходит, то ты потерялся, твой разум потерялся, он сейчас не здесь.
– Я понимаю, о чем вы, но мне сложно представить, как я могу этому следовать. Если будет смешной момент в фильме, я по-прежнему буду смеяться.
– Это несколько сложнее, да. Десяти дней недостаточно, тебе нужно остаться здесь дольше.
– У меня виза вот-вот закончится, нужно уезжать.

Монахиня смеется.

– Почему буддизм?
– Он помог мне не только когда у меня были проблемы в жизни. Он помог мне понять, что счастье не в том, в чем мы привыкли его видеть – деньгах, квартирах, статусе. И что, если у тебя этого нет, то ты несчастен? Это глупо. Счастье уже внутри нас, а медитация помогает его найти.
– Вы счастливы сейчас?
– Безусловно.
– Спасибо большое, мне кажется, мне пора убирать территорию. Приятно было познакомиться.
– Мне тоже. Да, нужно немного поработать.


В монастыре Wat Tam Wua все медленнее, чем обычно, здесь горы закрывают от внешнего мира тело, а медитация – разум. Можно приехать на один день, а можно задержаться на год. Можно ничего не оставить и не унести, а можно другими глазами взглянуть вокруг. В любом случае, опыт будет бесценным – открыть для себя религию, в которой нет бога. Мне десять дней потребовалось, чтобы понять сложную и очень простую истину: нужно уметь жить в настоящем. Что сделано вчера – уже не важно, что будет завтра – еще не важно. Как те листья, которые я убирал под одним и тем же деревом все эти дни.
 

 

Фото - Евгений Степанов

Тэги: Таиланд

ЛЮБИШЬ ПУТЕШЕСТВИЯ?

Подпишись на еженедельную рассылку!
Свежие идеи путешествий, содержательные гайды по городам мира, главные новости и акции с лучшими ценами на билеты.

Читай также

Комментарии (0)

Написать комментарий


Сейчас на главной

Показать больше Показать больше